Спортивный фоторепортаж: 11 советов перед съёмкой

Советы от фотожурналистов Сергея Киврина и Андрея Голованова, которые работают вместе уже 30 лет. Рубрику ведёт Юрий Трубников, фотожурналист с 30-летним стажем, преподаватель МГУ

В нашей спортивной фотожурналистике есть несколько десятков прекрасных фотографов, но дуэт Сергея Киврина и Андрея Голованова, или, если хотите по алфавиту, Андрея Голованова и Сергея Киврина, стоит особняком. Бывает, фотографы работают на пару или группой в рамках одного проекта. Но длится такое недолго. А тут — почти тридцать лет! Вряд ли в мировой фотожурналистике, и тем более в спортивной, найдется ещё один столь устойчивый союз двух выдающихся фотографов. Любые виды спорта, огромное количество соревнований. Да и Олимпийские игры они снимают вместе — аж с 1994 года! Море публикаций, альбомов, наград…

У спортивных фотографов нагрузка колоссальная, особенно во время Олимпиад: приходится метаться между точками съёмки с тяжеленной аппаратурой, вес которой — десятки килограммов, оперативно передавать снимки в редакцию, преодолевать множество препятствий, включая организационную неразбериху. Иногда удаётся спать по два часа в сутки. Требуются терпение, выносливость, конечно, стрессоустойчивость, готовность к неожиданным ситуациям и, конечно, знание видов спорта, которые снимаешь. Только тогда есть возможность сделать хороший кадр, не надеясь на одну только удачу. Сергей Киврин:

Про везение — это к Голованову. Я могу час сидеть у корта и снимать по десять кадров в секунду, а Андрей что‑то делает, с кем‑то разговаривает, потом нажмёт на кнопку именно в тот момент, когда теннисист от переживаний укусит свою ракетку.

Спортивная фотожурналистика за последние 10‑15 лет совершила огромный скачок. Цифровые камеры, великолепная оптика, современные технологии передачи и обработки снимков дали возможность наблюдать за самыми яркими событиями в мельчайших подробностях. Но никакая технология не в состоянии заменить талант и, что называется, тягу к жизни. Посмотрите рекомендации от Сергея Киврина. Они вам пригодятся.

ФОТО 1. Современная фототехника позволяет делать такие снимки, которые были просто невозможны 10 лет тому назад... Этот кадр был снят на длинный телевик 400 / 2,8 плюс конвертер 1,4х, результирующее фокусное расстояние 560 мм позволило снять такой портрет игрока в финальном матче соревнований по пляжному волейболу

 

Спортивный фоторепортаж: 11 советов перед съёмкой

Сергей Киврин и Андрей Голованов

Что такое спортивная съёмка? Любой спортивный матч можно разложить на определенный алгоритм. Играет гимн, выходят команды, игроки строятся, приветствуют друг друга и так далее. Работа вратаря и судьи тоже имеет свой алгоритм. Внимательно наблюдая за игрой и игроками, вы можете заметить какой‑то момент, который вас заинтересует, и пойдёте снимать именно его, а не просто ждать случайного падения. Поэтому спортивный репортёр должен развивать реакцию и наблюдательность. Когда с будничного, абсолютно серого матча вы приносите фотографию, которой нет ни у кого, — вот это класс!

 

УЧИТЬСЯ — ЗНАЧИТ РАБОТАТЬ

Самое главное — ваше отношение к происходящему. Снимать надо не то, что видишь, а то, что чувствуешь. Вот этому стоит учиться. Я вырос в семье известного фотографа Владислава Киврина. В седьмом классе он вручил мне на день рождения камеру, которая два года лежала без моего внимания. Только в девятом классе я задумался, кем стану. Начал снимать улицу, стройки, попадал даже в милицию, потому что в советское время любой человек с фотоаппаратом был подозрителен. Отцу я показывал уже напечатанные работы, и он говорил:

Ну, печатать ты не умеешь, вот здесь надо было темнее, а здесь ствол из головы торчит. Иди.

Вот и вся учёба. Учиться можно только самому. Руссо говорил, что главные учителя — это опыт и чувства. Чувства развиваются, когда вы читаете книги, ходите в театр, в музей, смотрите правильные фильмы. Опыт приходит с годами. И если вы хотите получать профессию, нужно работать в этой области с малолетства.

Конечно, я с детства имел возможность видеть лучшие образцы спортивной фотографии. Фотовыставки в витринах АПН тоже были учёбой. За изображением мы старались увидеть мысль, то, что думал и чувствовал фотограф. Хорошо помню «Велосипедистов» Д. А. Донского. Мы все увлекались «смазками», а у Донского след велосипеда и полоски трека усиливали движение. Получалось, что он улетает от тебя…

 

ФОТО 2. Олимпийские игры 2016 года в Рио‑де-Жанейро. Объектив 70‑200 мм с конвертором и длиинная выдержка 1 / 15 сек позволили создать динамику в кадре и акцентировать символику Олимпиады

СЛЕДИТЬ ЗА ФОНОМ

Когда приходишь на спортивное соревнование, главный враг — это реклама. Многое зависит от фона. Зрительские балконы, стропила, всего этого надо избегать, чтобы ничего лишнего в кадр не попадало. На Олимпиаде снимать спорт лучше всего, потому что рекламы там нет, кроме колец. А кольца очень хорошо «играют» в кадре. (ФОТО 1, 2)

 

РЕЖИССИРОВАТЬ

В 1979 году в городе Шахты от журнала «Советский Союз» я снимал нашего чемпиона по тяжелой атлетике Давида Ригерта. Приехал к нему домой, в комнате закрыли ставни, получился тёмный фон. Однако ни один человек не скажет, что этот портрет снят в спальне. Я ещё раньше отметил для себя, что когда Ригерт перед выступлением натирает магнезией руки, он поднимает голову и что‑то шепчет, как будто молится. Я сказал:

Давид, вспомни, как ты в Италии перед подходом готовился.

Он человек артистичный, встал, начал что‑то бормотать, и я снял. Советую и вам сначала по телевизору изучить конкретный вид спорта, посмотреть, как ведёт себя спортсмен, какие у него привычки, тогда будет гораздо легче сделать материал об этом человеке.

А ещё был кадр с шахтёрами (профессиональных спортсменов тогда не было, они были все приписаны к шахтам). Приехали к его шахте. Он чистый, а они грязные, прошлись вместе — ничего не получается. Тогда я ему говорю:

Давид, расскажи, как ты штангу поднял, а у тебя нога треснула.

В Италии у него на выступлении сломалась нога, и он со сломанной ногой поднял штангу и победил. Он стал рассказывать и сделал эмоциональное движение руками. Это его движение всё спасло — ведь я делал стандартный кадр среди шахтеров. На нюансах всё строится.

 

НЕ ИЗМЕНЯТЬ СВОЕМУ СТИЛЮ

Никогда в жизни, куда бы вы ни попали — в «Лайф», «Штерн» или «Советский спорт», — никогда не снимайте для этого издания, для своего начальника или фоторедактора, снимайте только для себя. Возможно, вас уволят. А вы будете продолжать снимать для себя. И если то, что вы делаете, будет интересно вам самим, вполне возможно, что это станет интересно другим. Мне вот нравится стиль «без стилей». Как у Брюса Ли: он вобрал в себя все стили, и поэтому был великим, потрясающим бойцом. Когда человек владеет всеми стилями, он неуязвим. Идеально научиться этой маленькой коробочкой, фотоаппаратом, как бы жонглировать: могу так, а могу по‑другому.

Сейчас очень модно снимать «пати» наших деятелей шоу-бизнеса. То, как они позируют со спонсорами, я могу снять. Но для себя я всё равно буду снимать, когда гости начнут что‑то поправлять или в зеркальце смотреть, в глаза закапывать и так далее. Обязательно буду жанровую сценку ловить. Я буду всё время искать, чем выразить своё отношение к этим людям, без этого я не могу, потому что тогда я буду не я.

 

Первые Европейские игры, Баку, 2015 год. Пляжный футбол. Финальный матч Россия — Италия. Сильный контровый свет отлично помог снять такой динамичный кадр

НАЛАЖИВАТЬ ОТНОШЕНИЯ

Однажды в 1984 году меня отправили на неделю на Северный полюс — делать материал о том, как люди там занимаются спортом. Мы прилетели, и выяснилось, что постоянно там живут всего два ученых, остальные — квартирьеры, строящие лагерь. Апрель месяц. Полярный день. Они работали по восемнадцать часов в сутки на морозе -35º, при ветре 18 м / сек. Параметры эти я запомнил на всю жизнь: пальцы у меня после поездки были отморожены. Я сказал полярникам, что мы приехали помочь. Всю неделю ходил и работал с ними наравне, камеру даже не доставал. Мы заливали трещины во льду для посадочной полосы. Мокрые на морозе! Настоящая пытка! Потом вместе обедали, спали рядом. Мысленно я отмечал: здесь я сниму это, здесь я сниму то. За два часа до самолёта, который должен был прилететь за нами, я признался ребятам, что фотограф.

Да ты столько сделал, ты так нам помог, мы сейчас тебе всё сделаем!

Съёмка получилась.

С Сашей Карелиным, знаменитым борцом, у нас были непростые отношения. Однажды он приехал ко мне домой за фотографиями. Я снимал, когда ему орден Героя России вручали после Олимпиады в Атланте. Он поблагодарил и спросил, сколько он мне должен. И, услышав мой ответ, добавил:

Вы первый человек, который сделал мне фотографии бесплатно.

Искра пролетела, мы стали дружить. Не забывайте дарить фотографии. Не надо много — одну. Элегантно. Это запоминается. Вы не станете богатым, если будете только продавать.

 

НЕ ОТКЛАДЫВАТЬ НА ЗАВТРА

Я не поклонник сюрреализма, но иногда он позволяет разбавить изобразительный ряд. На Уимблдоне два корта центральные, а остальные — для второстепенных матчей, и там во время игр можно передвигаться свободно. Получается такое «броуновское движение». Я шёл с какого‑то корта и вдруг увидел, как один из пары игроков взлетел над толпой. Он высокий, я высокий тоже, все вроде бы ниже нас. И я полтора часа ждал, когда он второй раз так прыгнет. Менял точку, когда они менялись сторонами. Стоял и держал наготове объектив 70‑200 мм. Шестеро японцев, которые постоянно приезжают на теннисные турниры, настолько трудолюбивые, что никуда не отлучаются и даже едят прямо на кортах, смотрели на меня в недоумении.

Олимпиада в Рио, 2016 год. «Этнографический» кадр на соревнованиях по пляжному волейболу

Возможно, кадр получился несовершенным. Но это я к тому, что если вы что‑то заметили, никогда на завтра не откладывайте, обязательно сделайте сегодня. Завтра может пойти дождь, длинные не будут играть или вообще вас выгонят. Увидели — достали фотоаппарат и ждёте. Не хочется, может быть, а надо.

ИСПОЛЬЗОВАТЬ ТЕНИ И ОТРАЖЕНИЯ

Я снимал на велотреке в Крылатском. Спринт, ездят два человека. Увидел на вираже солнечное пятно. Оно там оставалось минут двадцать. Снял двух гонщиков, но получилось пусто. На следующий день должна была быть групповая гонка. Я заметил время. Назавтра уехали с женой к приятелям на дачу. Я жене сказал:

В 17.15, если будет солнце, мы должны вернуться в Москву.

Она уже знает, что спорить со мной бессмысленно. Приехали в Крылатское. Шла гонка. Я уже знал, какой вираж, с какой стороны, взял одну камеру с одним объективом 70‑200 мм. Велосипедисты три раза проехали мимо меня. Экспозицию давал по самому светлому, при этом появился контраст, потому что мне гонщики не нужны были, нужны были их тени. Снял, и поехали обратно. Всё нужно замечать и в записную книжку заносить.

На соревнованиях по прыжкам с шестом, переходя с площадки на площадку, я случайно обернулся и увидел на огромном экране монитора трансляцию, при этом прыгун оказывается на фоне своего отображения. Я увидел предпоследний прыжок. Дождался последнего. И получилась картинка.

Что привлекает, когда есть свет, — это отражения, игра света и тени. Потому что очень часто, особенно в спорте, недостаток света и плохой фон сковывают фотожурналиста. На новом стадионе на Ходынке всё очень красиво отражалось, и я случайно, боковым зрением увидел, как растворяются удалённые хоккеисты, отражаясь в бортиках. Стал ждать. Снимал игру и ждал момента. Этот кадр снят через стекло. (ФОТО 3)

 

ФОТО 3. Один из инструментов фотожурналиста — использование отражений. Этот приём помог сделать интересный кадр хоккеиста, уходящего на скамейку штрафников на чемпионате мира

НЕ СТОЯТЬ ТАМ, ГДЕ ВСЕ. УХОДИТЬ ПОЗЖЕ ВСЕХ

Интересная точка для съёмки баскетбола — с потолка. Но туда сложно попасть, потому что нужно договариваться. Часто мы ставим камеру с радиоуправлением, но иногда разрешают присутствовать самому. В Москве теннисный Кубок Кремля я снимал с потолка. Там очень страшно, бортики ниже колен. Я вообще боюсь высоты. Но когда снимаю, когда я с камерой — не страшно. (ФОТО 4)

ФОТО 4. Венус Вильямс на Кубке Кремля. Верхняя точка съёмки позволила создать эффектную диагональную композицию

А вот синхронное плавание мне сначала не нравилось. Но потом мы подружились с нашими трехкратными олимпийскими чемпионками — Машей Киселевой и Олей Брусникиной. После этого я стал снимать по‑другому. (ФОТО 5)

ФОТО 5. Олимпиада в Лондоне, 2012 год. Синхронное плавание. Широкоугольный зум 16‑35 и точка съёмки дали свой результат

И ещё один важный момент. Уходить с поля надо только с последним игроком. У меня был случай на Кубке Европы по легкой атлетике в Москве в конце 1980‑х годов. После очередного соревнования все фотографы разошлись, а мы с Мстиславом Боташевым, моим учителем и патриархом спортивной фотографии, остались на эстафету 4x400 м. И такое групповое падение сняли, завал сумасшедший! Вдвоём. А остальные фотографы этого не увидели.

 

НАРУШАТЬ ПРАВИЛА

1985 год, шёл чемпионат мира по шахматам между А. Карповым и Г. Каспаровым.

Съёмка разрешалась только в первые пять минут, а в это время там ничего не происходит. И надо было приходить за час, чтобы занять хорошую точку и хоть что‑то снять. Тот матч был настоящей битвой. До него было сорок «ничьих», и вот Каспаров стал наступать. Я совершенно не разбираюсь в теории, просто прислушивался к репликам гроссмейстеров и понял, что сейчас Каспаров выиграет. Оттолкнув дежурную, которая стояла на балконе насмерть, я ринулся с камерой на этот балкон, зная заранее, где он находится. Выскочил туда как раз вовремя и телеобъективом 200 мм успел снять, как Каспаров поднял руки. Это были уже не первые, а последние пять минут, когда фотографов там просто не может быть.

 

НЕ ТЕРЯТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЛИЦА

Однажды в телепередаче, посвящённой кино, известный кинодеятель сказал, что ради фильма можно спилить дерево или перекопать овраг. Только с возрастом я понял, что никакой фильм, даже самый гениальный, не стоит спиленного дерева.

«Мозаика плавания». Это на чемпионате России 2016 года. Снято сверхтелевиком 800 мм, он позволил создать вот такую картинку, в которой можно усмотреть стремление уйти от шаблонов

Да и раньше бывали ситуации в «горячих точках» и в мирной жизни, когда можно было обидеть человека или природу. Старайтесь ради кадра не терять голову и человеческое лицо. Я помню, Игорь Гаврилов попал после землетрясения в Сванетию. Там в горах был очень красивый кадр: разрушенные дома, всё заснеженное, стоит остов кровати, и идут сваны, семья. Он успел нажать один раз, подошел к нему сопровождающий и попросил не снимать такое горе, и Игорь снимать перестал. Хотя, повторюсь, кадры были потрясающие. Помните, что ваши действия могут задеть, обидеть кого‑то. Важнее, может быть, в ущерб своему профессиональному «я», честолюбию не сделать уникальный кадр, но сохранить человеческую сущность.

 

ПОСЛЕДНИЙ СОВЕТ

Про фотожурналистику можно говорить долго. Но на первый план сейчас всё чаще выступает проблема реализации и востребованности. Где всё это показывать — в интернете? Чтобы лайк получить? Нет ведь ни одного журнала, где можно публиковаться спортивному фоторепортёру! В фотошколах учат серии делать… Зачем? Кому их показывать и кто за это будет платить? Разве что потешить своё самолюбие — похлопают по плечу, скажут «здорово!» (в лучшем случае).

Олимпиада в Лондоне, 2012 год. Скачки с препятствиями. Комбинация 400 мм + конвертер 1,4. Для создания динамики в кадре использован прием проводки — всадник в фокусе, а фон красиво размазался

А жить на что? Нам‑то с Головановым ещё грех жаловаться! А молодым, да такому количеству, куда идти?

Так что, друзья, бросайте это дело. Бессмысленное оно. Хотя и удивительно приятное.

Заходное фото: Олимпиада в Сочи, 2014 год. Прыжки с трамплина. Длинная выдержка 1 / 5 сек для сознательного размытия спортсмена и трамплина. Есть в снимке ощущение скорости. Оно подчеркивается неподвижной Луной / Сергей Киврин
Фото: Сергей Киврин И Андрей Голованов

Июл 14, 2017

Это случилось в июле 2017 года

Как живет газета выселовского района краснодарского края «Власть Советов» рассказала ЖУРНАЛИСТУ главный редактор издания 

Email-рассылки, нативная реклама, платная подписка и клубная модель — медиаэксперт Андрей Мирошниченко разобрал последние...