О журнале

Учредитель и издатель ООО «Медиагруппа «Журналист»

 

Главный редактор: Любовь Владимировна Петрова

Директор проекта «Золотой фонд прессы»: Ольга Бычкова (o.bychkova@mail.ru)

 

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации.

Мнения редакции и авторов могут не совпадать.

За содержание своей публикации отвечает автор.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с разрешения редакции.

 

Журнал «Журналист» зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) ПИ № ФС77-33771 от 17 октября 2008 года

Журнал издаётся при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

 

В журнале и на сайте jrnlst.ru используются шрифты библиотеки Adobe Typekit

 


ИСТОРИЯ


1 января 1914 года под редакторством профессора Владимира Максимовича Фриче был напечатан первый номер профессионального журнала «Журналистъ».

Первым адресом редакции журнала «Журналистъ» был улица Арбат, дом 25, кв. 8. Вероятно, это был домашний адрес профессора Владимира Максимовича Фриче.

Первый номер заканчивался примечанием «От редакции», где сообщалось: “Общество деятелей периодической печати и литературы приступает с 1 января 1914 года к изданию двухнедельного профессионального органа печати под названием “Журналистъ”.

В трех первых номерах это сообщение повторялось. Сведений о тираже не было. Двухнедельный режим оказался издателям не по карману, и в 1914 году было выпущено 12 номеров, половина из которых вышла в сдвоенных книжках. Но тексты! Тексты! По настроению, по аргументации, даже по образности они идентичны тем, которые пишут о себе журналисты на старте XXI века. Это был год начала Первой Мировой войны. Но мы обратимся к довоенным цитатам, которые дают наиболее полное представление о том, чем жила российская “армия работников пера” в то время.

“…С каждым годом растет в России число периодических изданий. С каждым годом увеличивается армия работников пера. Несмотря на это, существующие органы печати не уделяют внимания интересам и нуждам этой многочисленной группы интеллектуальных работников, исполняющих такую важную общественную функцию”…

“Трудно указать в настоящее время другую общественную группу, материальное и социальное положение которой было бы так шатко, так плохо обеспечено. Необходимость напрягать свои нервы и свой мозг, чтобы поспеть за быстро текущими событиями дня, раньше или позже истощает самые крепкие силы. Прославленных журналистов, избалованных многотысячными окладами, часто выбрасывают, как использованную и ненужную вещь”…

“Если нелегка доля столичных журналистов, то в провинции, в особенности в ее отрезанных от культуры глухих уголках, положение работников пера часто равносильно нужде и бесправию, которым нет конца”…

“По мере того, как всемогущий хозяин жизни – капитал – будет все более подчинять себе прессу, громко именуемую одной из великих держав, процесс обезличения и закабаления работников пера примет еще более широкие размеры”…

Профессор Фриче определил программу своего журнала так:

“Освещать экономическое положение журналистов в прошлом и настоящем, в столицах и в провинции, за границей и у нас, и тем содействовать как укреплению в журналистах чувства самосознания, так и сплочению их в крепкую профессиональную организацию”…

“…Мы должны помнить, что никакое улучшение материального и социального положения тружеников пера невозможно, пока они не проникнутся сознанием своих профессиональных интересов, сознанием, что силе капитала, все более подчиняющего прессу себе, необходимо противопоставить силу тех, кто своим трудом создает величественное здание периодической печати””…

В 1914 году горячо обсуждался “Законопроект о печати”, предложенный депутатам Госдумы… министром внутренних дел России! “ЖУРНАЛИСТЪ” пишет: «Против кого направлен законопроект? Сомнений быть не может. Дело, разумеется, не в журналистах… Враг – гласность. Ей объявлена война. Служители печати – только неприятельская армия».

«Страх – вот двигатель, на который возлагает все свои надежды законопроект. По адресу каждого, кто имеет в виду примкнуть той или иной стороной своей деятельности к печатному слову, посылается грозное предостережение. По-видимому, в твердом расчете на то, что опасности, связанные с этим занятием, значительно сократят круг лиц, готовых посвятить ему свои силы, и, особенно, материальные средства».

Правительственный вариант вызывает у депутатов и журналистов все тот же комплект сомнений, каковой присущ и нам сегодня. В “Особом мнении” депутатов от оппозиции (а среди них известные вам имена Милюкова, Маклакова, Ефимова) утверждается, что правительственный вариант закона… “…по содержанию своему находится в непримиримом противоречии с началами действительно освобожденной печати, возвещенной Манифестом 17 октября”.

А ведь действительно, коллеги, первичный закон всегда оказывается демократичнее того, который пытаются усовершенствовать поправками. Так было в те времена, так остается и поныне.

Если сегодня мы дружим с МФЖ (Международной Федерацией Журналистов), то и тогда участвовали в Международных конгрессах журналистов (например, в XVI конгрессе – Копенгаген, июнь 1914 года). Уже тогда 21 национальная ассоциация была представлена 373 делегатами. А мы? Читаем “ЖУРНАЛИСТЪ”:

“… Тяжелое, бесправное положение русских журналистов, невозможные условия, при которых им приходится работать у себя на родине, и, главным образом, отсутствие корпорации, которая, охраняя свои профессиональные и социальные интересы внутри, вместе с тем представляла бы русскую печать извне, – все это чувствительно сказывается и на положении русских журналистов за границей”…

“ЖУРНАЛИСТЪ” писал о положении прессы в Европе, Америке, Китае, о съездах прибалтийских журналистов, о совещании по вопросам печати в Киеве. Повторяющиеся рубрики: “Печать о печати”, “Хроника печати”, “Взаимопомощь журналистов” и (внимание! самая регулярная рубрика!) “О судебных действиях против печати”.

Первый номер за 1915 год взывал о помощи и, одновременно, с сожалением констатировал очевидное безразличие читательской публики, даже на фоне войны:

“Возобновляя издание “Журналиста”, редакционный комитет обращается ко всем деятелям с призывом оказать дружескую поддержку первому пока и единственному профессиональному органу. Первый год издания журнала принес нам грустное сознание равнодушия к важнейшим вопросам, настойчиво выдвигаемым экономическим и социальным, правовым положением тружеников печатного слова. Издание наше не встретило со стороны товарищей-журналистов ни материальной поддержки, ни трудовой помощи”…

Но редакционная статья была посвящена отнюдь не собственным проблемам журнала: “Задачи русской прессы в дни войны” – такой была основная тема. В этом же номере печаталось обращение:

“Редакция “Журналиста” просит писателей, видных литературных деятелей и известных журналистов высказаться о задачах русской печати в переживаемые дни”.

Видимо, публика среагировала адекватно. На некоторых полосах зияли пустоты, а это значило, что набор был вынут и место забито пробельным материалом. Вот примечание редакции:

“Из числа полученных ответов некоторые мы были вынуждены не публиковать по цензурным соображениям”…

В основном, цензура касалась новой рубрики “Война и печать”. И если война была на тот момент главным историческим событием для страны, дыр становилось все больше.

В 1915 году вышло три номера журнала. Тогда “Журналист” прекратил свое существование, чтобы воскреснуть уже после революции, энтузиазм и трагедия которой породили новые надежды, новые, более жестокие, цензурные рогатки, новые закрытия и возрождения, взлеты тиражей и падения этих тиражей именно тогда, когда Свобода ждала нас радостно у входа в новый век. В старые проблемы.

Советский период “Журналиста” начался в августе 1920 года, когда он был возобновлен как “КРАСНЫЙ ЖУРНАЛИСТ”. С 1922 года журналу вернули его исконное имя и под этим логотипом он выходил до 1933 года. Затем – новое переименование и после перерыва “Журналист” перевоплотился в “Советскую печать”. Только в 1967 году издание вновь обрело свое историческое имя.

Сложная и противоречивая история журнала едва не завершилась с началом перестройки. “Журналист” столкнулся с естественными финансовыми трудностями. Если раньше он воспринимался как журнал ЦК КПСС (а это значило, что его подписывали не только десятки тысяч журналистов, которые искренне и за дело любили свое корпоративное издание, не только ВСЕ главные редакторы по определению, но и тысячи партийных начальников, отвечавших за вопросы идеологии). Теперь не каждый журналист имел средства на подписку, а те, кто подписывался “по обязанности”, естественно отпали. У Союза журналистов России не было достаточно средств, чтобы поддержать “Журналист” на кризисном изломе. И тогда, чтобы разрешить неразрешимую коллизию, появился ИД “Экономическая газета”.

Руководство ИД “ЭГ” посчитало, что основной капитал старейшего профессионального журнала – его авторитет и историческая репутация. Более того, позиция ИД “ЭГ” по отношению к журналу “Журналист” – это полное невмешательство в редакционную политику. Журнал свободен от влияния чьей угодно позиции, кроме позиции читателя. Он поддерживает Союз журналистов России по многим вопросам, а по многим – критикует руководство Союза. И при этом сохраняет с СЖР нормальные деловые и дружеские отношения. Он критикует МедиаСоюз за искусственность и ангажированность, но с удовольствием поддерживает успешные и перспективные акции (например, конкурсы экологической прессы, издание справочника “Интернет для журналистов”, позицию отдельных региональных лидеров). Он критикует Индустриальный комитет СМИ за сырое законотворчество, но безусловно поддерживает акции, направленные на саморегуляцию журналистского сообщества (например Антитеррористическую конвенцию).

Нынешний “Журналист” – это прежде всего журнал влияния. Приоритетны: острейшие проблемы нынешнего медиасообщества – формирование информационного пространства страны, законотворчество, взаимоотношения прессы и власти, защита прав конкретного журналиста, демократические преобразования в прессе на базе свободы слова.

На разных этапах долгой жизни журнала им руководили люди неоднозначные. Были среди них выдвиженцы агитпропа, которые держали “Журналист” на твердой линии КПСС. Были и яркие личности, ставившие перед журналистами острейшие проблемы. Вот шесть редакторов, возглавлявших журнал за последние десятилетия.

Виктор ПОДКУРКОВ – последний из редактировавших в середине шестидесятых журнал “Советская печать” (в народе – совпечка). Человек обаятельный и грамотный, с хитрецой в глазах и с вечной папиросой в зубах, великолепный собеседник (в том смысле, что здорово умел слушать) пользовался симпатией у всех, с кем работал и сотрудничал. После утверждения на посту главного редактора революционного Яковлева, Подкурков перешел работать в правление Союза журналистов СССР. Он кормил большую семью, был неприхотлив в одежде и пище. Все, кто его знал, вспоминают о нем хорошо.

Егор ЯКОВЛЕВ правил журналом с год, но в памяти читателей остался навсегда. Это он в 1967 году возродил название “Журналист”, сделав его идейным авангардом, на который ориентировались десятки тысяч журналистов в СССР. В журнале поднимались острые общественные проблемы, и Егору Яковлеву до поры многое прощалось. Но когда накануне Пражской весны 1968 года Яковлев опубликовал документы Союза журналистов Чехословакии, его моментально уволили.

Василий ГОЛУБЕВ сменил Яковлева в 1968 году и доказывал ЦК свою идейную стойкость на фоне начавшихся революционных процессов в Восточной Европе и силового подавления Пражской весны странами-участницами Варшавского договора. Руководил журналом он недолго, ибо в ЦК понимали, что на этом посту нужна более гибкая и самостоятельная фигура.

Владимир ЖИДКОВ руководил журналом 20 лет (с 1969 по 1989 г.). При нем журнал постарался вернуть себе и прежние степени свободы, и профессионализм, без которого издание никогда не сможет удержать планку высокого авторитета. В движении из репрессивного к свободному перестроечному периоду “Журналист” всегда был чуть впереди общества.

Дмитрий АВРААМОВ возглавлял журнал на очень трудном этапе (1989 – 1999 гг), хотя работал в нем очень давно. Прежде он был главным редактором журнала “Молодой коммунист”, позиционировавшего себя с момента создания (конец 60−х годов) в качестве журнала молодежных проблем. Владимир Жидков пригласил Дмитрия Авраамова заместителем в начале 1970-х. В годы его редакторства журнал стоял на перестроечных позициях, опубликовав, в частности, впервые в центральной печати, проект закона о печати (Федотов, Батурин, Энтин), который в итоге и был принят парламентом страны. Журнал был в меру авангардным, но в условиях рынка без революционных концептуальных решений ему все труднее было удержаться на плаву. При Авраамове (в 1997 году) журнал вошел в состав холдинга ИД “Экономическая газета”. В марте 1999 года руководство холдинга, не удовлетворенное экономическими показателями, развитием и продвижением журнала, сменило руководство издания.

Геннадий МАЛЬЦЕВ возглавил журнал в июне 1999 года. До этого он курировал “Журналист” как заместитель генерального директора ИД “ЭГ”, возглавлявший дирекцию общественно-политических изданий ИД “ЭГ”. Еще прежде он был генеральным секретарем Союза журналистов России, еще был заместителем главного редактора популярнейшей “Химии и жизни” и заместителем главного редактора издательства “Наука”, работал в Минпечати СССР и РФ. Кроме концептуального “журнала влияния”, с подачи Мальцева "Журналист" становится и “авторским журналом”, т.е. таким изданием, в котором могут сосуществовать различные авторские точки зрения и идеи.

Любовь ПЕТРОВА возглавляет "Журналист" с 1 октября 2015 года. Тогда же журнал начала выпускать медиагруппа «Журналист».