Ася Долина: «Основой успешного проекта считаю крутой текст»

Интервью с телевизионным продюсером Асей Долиной

Героиня интервью до 30 лет стала одним из самых молодых и успешных креативных продюсеров на российском телевидении. Карьера развивалась от простого радио-репортера до автора и руководителя многобюджетных развлекательных проектов. Как в любой ситуации и с любым работодателем не терять свое призвание ЖУРНАЛИСТУ рассказала Ася Долина.

 

Ася, что интересного вам удалось сделать за время своей работы? О чём самой нравится вспомнить?

— Начинала я на радио, на «Эхо Москвы». Опыт радийщика стал для меня своего рода вторым, если не первым университетом. Именно работая там, впервые окунулась с головой в новости во всех сферах: российская и зарубежная политика и экономика, криминал и терроризм, спорт и даже погода. Это было гениальное пространство для стартового развития личности, но дальше у меня был свой путь.

Позже, уже на «России-24», придумала и запустила серию собственных очерков о стартапах и малом бизнесе «Профессионал с Асей Долиной». Ещё я разработала российскую адаптацию израильского реалити-шоу «Посылка». Придумала и запустила знаменитую пранкерскую светскую хронику на «Москве-24» под названием «Dar Rechi» (премия Lilu Fashion Awards 2014).

Много всего было, десятки разных проектов. Последние пару лет меня привлекает формат авторских медиа, развиваю себя как блогера-писателя.

 

С «Эха Москвы» на гостелевидение каково вам было?  

— Знаете, на протяжении всей моей карьеры неоднократно крупно везло. Переход с «Эха» на «Россию-24» тогда в 2006 году был одним из самых естественных событий в моей жизни. Я к тому моменту только закончила институт и отчаянно искала собственную нишу, в которой могла бы реализоваться как журналист.

Подфартило. В то же лето, когда я получила диплом журфака МГУ, стала корреспондентом отдела культуры на только стартовавшем тогда телеканале «Россия-24». В ту пору он назывался «Вести». Это было моё, работа, представляющая собой ежедневные походы в театр, в кино и на выставки, казалась мне раем.

 

Возможно ли на современном политизированном телевидении делать приличные проекты, за которые не стыдно?

— Тут могу говорить только за себя. Мне удалось выстроить некую собственную линию развития, которая вначале казалось просто авантюрой. Но со временем сделалась крепким фундаментом, на котором может стоять сложносочиненное здание большого проекта.

Из отдела культуры я перешла в основные новости «России-24» самостоятельным автором-спецкорром. Сама придумывала, заявляла и разрабатывала темы. В те годы я сняла около двух десятков серьезных журналистских расследований, за которые мне не то что не было стыдно — я ими вполне себе гордилась.

Меня чуть не засудили, но я сделала так, что из детских садов и больниц Москвы отозвали вредное химическое питание

Меня чуть не засудили, но я сделала так, что из детских садов и больниц Москвы отозвали вредное химическое питание. Вела борьбу за сохранение исторического облика усадьбы Архангельское. Занималась громким скандалом в Центральной музыкальной школе при консерватории, связанным с профессором Рябовым. Это были интереснейшие годы, и мне удалось завоевать репутацию, которая позволила сделать одну авторскую программу, потом другую и третью, а потом стать креативным продюсером. Вопреки расхожему стереотипу, добивалась успеха, почти не прикасаясь к политическим темам.

 

Какие самые необычные проекты удалось сделать?

— Сейчас на телеканале «Моя планета» стартовал цикл фильмов «Сесиль в стране чудес» с моей очаровательной приятельницей актрисой Сесиль Плеже в главной роли. Это моя придумка. Без ложной скромности могу сказать — да, горжусь, это и свежо, и забавно.

Довольна собственной программой «Профессионал с Асей Долиной», которая помогла развиться нескольким замечательным молодым московским бизнесам. Например, мы снимали фильм про Сашу Усыскина из компании «Sila Sveta», когда они еще только переехали в новый офис и не сделали себе мировое имя невероятно креативным мэппингом. Мы сделали отличный выпуск про Романа Ковалишина, успешнейшего московского декоратора и сказочника, который начинал как обычный флорист. Первый выпуск был про Максима Ливси, который тогда только запустил сервис по доставке на дом фермерской еды. Делали про мультипликтатора, автора мультиков «Куми-куми» и «Котики, вперед!» Павла Мунтяна, про владелицу сети булочных «Bulka» Аню Шумайлову.

 

А если говорить о проектах, где вы руководили или продюсировали?  

Очень понравился наш проект «Посылка» для телеканала «360». Это была адаптация оригинального израильского сентиментального реалити-шоу. Там по Москве и Подмосковью действительно ездил красивый голубой ящик — посылка — в котором герои шоу передавали друг другу всякие предметы, связанные с прошлым, и личные письма.

Например, взрослая женщина передает родной сестре, которую она не видела лет 20, игрушку из детства и письмо о том, как она ее любит и скучает. До слез. А потом посылка едет дальше, от второй сестры — к, например, ее школьной любви. Парню, который стал взрослым мужчиной и которого она тоже лет 15 не видела. Такие фильмы-цепочки мы делали. Сложно и красиво получалось, в итоге было похоже на художественные фильмы, состоящие из новелл, как «Париж, я тебя люблю».

Особый трепет вызывают у меня и воспоминания о «Даре речи» — светской хронике на «Москве-24», за которую мы даже получили премию «Lilu». Мы тогда взяли не профессиональную ведущую в кадр, а опытную клубную диву Дашу Чи. В чем-то даже одиозную фигуру, за которой было безумно интересно и порой страшновато наблюдать. Чего она только не вытворяла на светских показах и вечеринках! Пару раз нас даже выгоняли с каких-то презентаций из-за ее непотребного поведения. А ведь телевидению только это и нужно. У них скандал — у нас сюжет.

Это было потрясающее — смешное и приключенческое — время. И главное, результатом стала не стандартная, отполированная светская хроника про богатых и знаменитых, а стеб над миром этих ценностей.

Телевидению только это и нужно. У них скандал — у нас сюжет

Сложно собирать команды? Работать с людьми тяжелее, чем всё делать самому?

— Я не слукавлю, если скажу, что это было самым трудным в моей карьере — научиться нанимать людей, управлять людьми, выстраивать правильные отношения. Две разные планеты — работа, где ты руководишь сам собой, и работа, где конечный результат зависит не только от твоих действий.

Вопреки распространенному стереотипу, я, например, нанимала друзей. Не только потому, что так было комфортнее. Телевидение — среда специфическая, где принципиально важно, чтобы люди смотрели с тобой в одну сторону.

 

Как справлялись с конфликтами?

Для меня наличие рядом единомышленников оказалось важнее, чем гипотетические конфликты с ними. Но разногласия случались. Года через полтора я нашла баланс: если я нанимаю друга, то изначально устанавливаю с ним строжайшие границы. Если я нанимаю незнакомого человека, то, скорее всего, того, кто мог бы стать моим другом. Еще через полтора года я нашла более взрослый баланс — брать на борт или совсем новичков, или — наоборот — опытных профессионалов из индустрии и грамотно управлять их силами. К тому моменту, потребность в дружбе или игре в дружбу отпала окончательно. Но это был некороткий и нелегкий путь для меня.

 

Чем сейчас занимаетесь? Вам интересен формат авторских медиа?

— Оказывается, то чем я занимаюсь, даже имеет название! Да, пожалуй, мне интересен формат авторских медиа. Последние пару лет руковожу телепроектами дистанционно, намеренно освобождая время и энергию для персональной творческой реализации. Веду блог в Facebook и на странице Snob.ru, пишу откровенные лонгриды о детско-родительских и супружеских отношениях, о пользе психотерапии и о возможности выхода из травматических межличностных конструкций. Недавно впервые заключила контракт на использование моего текста в книге. Для красоты и релаксации еще пишу своеобразные тексты-созерцания, которые по структуре больше похожи на стихи, и просто вполне классические очерки — о детстве и о моем обожаемом Нью-Йорке, с которым я последнее время связываю свою судьбу.

Телевизионный опыт помогает писать?

— Я писала всегда. Но, думаю, тексты у меня именно теперь получаются хорошими, после десяти лет на телевидении, когда в мозг уже впаяны некие настройки (прописываю то, что могло бы быть снято). Работаю как бы оператором, монтажером и режиссером, используя только слова. Это, кстати, очень трудоемко. Зато работает. Разумеется, мой нынешний писательский экспириенс полностью сформирован телевидением.

 

Какие навыки сейчас важнее всего развивать автору, который хочет стать популярным?

— Смелость сделать предположение, что ты такой же, как все. И поэтому твой самый острый, самый личный, самый непонятный опыт будет почему-то понятен каждому. Что почти загадки, которые ты встречаешь на пути, общечеловеческие, а не твои. Главное — уметь о них хорошо и музыкально рассказать. Понимание, что написанное мной аукается в душах сотен людей, приносит помимо прочего огромное облегчение, я перестала чувствовать себя одинокой.

 

Чему вы сами учитесь сейчас и что посоветуете осваивать? Какие технологии, инструменты, навыки, на ваш взгляд, будут востребованы?

— Я — консерватор в этом смысле, и основой любого успешного проекта считаю крутой текст, то есть буквально — подбор слов и тем, будь то никому не видимый сценарий сериала, болтовня в Instagram stories или безымянный Telegram-канал. Моей лучшей школой за последнее время стала мастерская Олега Дормана в Московской школе нового кино, где мы просто читали друг другу вслух написанное за неделю и смотрели в глаза людям, на которых здесь и сейчас действуют твои слова. Аналогичный опыт собираюсь повторить в ближайшее время в Нью-Йорке, но уже на английском языке. Опыт говорит, что стартовать в наше время можно практически с любой платформы, включая персональный блог. В ближайший год собираюсь опубликовать книгу.

Фото: из личного архива Аси Долиной

Окт 13, 2017
Юлия Калинина, обозреватель «МК», «Золотое перо России», рассказывает о работе и о себе
15 декабря — День памяти погибших журналистов. В этом году он пройдёт уже в двадцатый раз
Выбрать наилучший заголовок из нескольких можно уже после публикации, когда читатели проголосуют кликом