Потрудитесь, пожалуйста!

Отчего писателей у нас все больше, а читателей все меньше

Когда я бываю в Москве, то регулярно захожу в большие книжные магазины. И всегда испытываю непередаваемое волнение при виде качественной литературы. Правда, обнаружить ее, качественную, бывает не всегда легко за мутным валом всякого ширпотреба, мусора, дешевых поделок на злобу дня, откровенно бульварных книжонок.

Ходишь-ходишь мимо стеллажей — книг, вроде бы, много, а купить нечего.

Разговариваю с продавцами. Они всегда жалуются: спрос на хорошую литературу (да и на плохую тоже) уменьшается, тиражи скукоживаются, объемы продаж с каждым годом падают.

Нашу страну раньше называли самой читающей. Если честно, то так мы сами ее называли. Теперь-то ясно, что это один из мифов, которые в большом количестве сопровождали всю прежнюю жизнь. Просто был книжный дефицит, и все, кому везло, охотно брали собрания сочинений из «Библиотеки «Огонька». Чтобы украсить корешками свои венгерские (немецкие, болгарские, румынские) мебельные стенки.

А читателей как раньше было мало, так и теперь — совсем мало. Я вот смотрю на своих знакомых: главный редактор, пенсионер, депутат, шофер, генеральный директор, предприниматель, банкир, ветеран Афганистана, коллега-журналист, глава региона, генерал, врач… — никто книги давно в руках не держал. Говорят: «Некогда». Говорят: «Мы лучше кино по телеку посмотрим». Говорят: «В интернете погуглим?». Или вообще ничего не говорят, только смотрят изумленно и пальцем у виска крутят.

Читателей — тех, кто регулярно следит за новинками, осиливает серьезные книжки, а не только про Фандорина, — по моим наблюдениям становится все меньше.

Я, наивный, когда-то дарил свои книжки всем друзьям и знакомым. Потом с огорчением обнаружил: девять из десяти никогда их не открывают. В лучшем случае сил у них хватает только на то, чтобы прочесть написанный автором автограф. Все. Точка. Тогда перестал их дарить. И дело вовсе не в моих авторских амбициях.

Люди читающие — другие. Их сразу отличишь

Много теряет человек, если он не осилил классику, не читает лидеров современной беллетристики и публицистики, не следит за последними работами историков, политическими расследованиями, мемуарами. Я впадаю в форменный ступор, когда встречаю коллег, которые не знают, кто такая Людмила Улицкая, никогда не открывали «Всю королевскую рать» Р.П. Уоррена, не испытывали великого счастья от рассказов Юрия Казакова («Во сне ты горько плакал», «Свечечка»…), не осилили «Иосифа и его братьев» Т. Манна. Да, Господи, столько есть великих сочинений — пяти жизней не хватит, чтобы их прочесть. А надо же, большинство граждан живет себе и не тужит от того, что в их доме нет и никогда не было книг.

Люди читающие – другие. Их сразу отличишь.

Способности передаются по наследству. Интеллект — нет. А наша профессия предполагает наличие оного — без знаний в самых разных областях, без блеска в глазах, без жажды каждый день открывать для себя новое журналист состояться не может.  

Конечно, читать умную книгу нелегко — это требует значительных умственных усилий. Однако, если ты не приложишь их при чтении, то у тебя не будет их и при написании даже простенькой заметки.

И еще я вот что заметил: писателей вокруг становится все больше — теперь только бомжи не пишут прозу, стихи или мемуары. А читателей становится все меньше. Не уверен, что между этими процессами есть прямая зависимость, но факт, как говорится, налицо.

В Праге, где я сейчас работаю, книжных магазинов много — они встречаются буквально на каждом шагу. Еще мне нравится здесь то, что на эскалаторах в метро размещают рекламу хороших книг. А также хороших спектаклей и музейных экспозиций. Это правильное отношение — и к читателям, и к писателям, но самое главное — к будущему страны.


Книга Владимира Снегирева «Как карта ляжет» стала лауреатом Национальной премии «Лучшие книги и издательства 2017 года»

Заходная иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Мар 7, 2018
Возвращать доверить к СМИ должны в первую очередь мы сами
Помогут воля и бюрократия (планирование)