Где кнопка «шедевр»?

Поиски кнопки «шедевр» на фотокамере не дают покоя многим поколениям молодых фотографов. С опытом приходит понимание, что эта кнопка — в твоей голове
 

Фотография полна мифов и легенд, особенно про технику. В давние времена все искали таинственный рецепт наилучшего проявителя, способного выжать из пленки все, сейчас святой Грааль ищут в многопиксельных матрицах. Гонка мегапикселей способна вскружить голову любому, но давайте спустимся на землю, по которой топают ноги фотокора!

 

УДИВИТЕЛЬНОЕ — ПРОСТО

Если смотреть трезво, то ситуация такова: статистика двухлетней давности говорит, что 98 % (девяносто восемь процентов!) всех проданных в мире фотокамер встроены в смартфоны. Следовательно, вся остальная фототехника — и топовая, и любительская — всех фирм вместе взятых составляет ничтожные 2 (два) процента!

Мы давно уже находимся в новой реальности — сотни миллионов людей со смартфонами ежесекундно выбрасывают в Сеть миллионы снимков, которые активно используются сетевыми и бумажными СМИ. Профессиональные фотографы вовсю используют Instagram как свой профинструмент.

Однако консерватизм реальной жизни заставляет выбирать более традиционные инструменты, поэтому фотокоры бегают со многими килограммами своей аппаратуры. В мире осталось всего несколько фирм, производящих фотоаппараты и объективы к ним. На рынке борются два конкурента — Canon и Nikon. Обе фирмы японские, обе существуют давно: «Кэнон» с 1933 года, «Никон» постарше, он только что отметил свое 100-летие. Обе фирмы производят большую линейку фотокамер и оптики — от самых простых, для нетребовательных фотографов выходного дня, до топовых моделей для профессионалов и взыскательных любителей.

Остальные марки — «Фудзи», «Олимпус», «Панасоник», «Пентакс» и легендарная «Лейка» — хотя и производят очень интересные камеры и объективы, но занимают весьма скромную позицию на рынке, являясь нишевыми производителями. Отдельно стоит «Сони», которая очень активна и наступает на пятки «Кэнону» и «Никону».

Взгляните на экран телевизора, когда идет трансляция спортивного или какого-нибудь другого события, — практически все фотокоры вооружены либо «Кэноном», либо «Никоном». Есть такое житейское заблуждение, что хорошую картинку можно снять только суперпрофессиональной камерой и оптикой. На самом деле в мире полно фотографов, делающих удивительные кадры самой простой техникой, и есть сотни тысяч обеспеченных людей, которые покупают себе дорогущие камеры и объективы и снимают абсолютную ерунду, которая не годится даже для семейного альбома.

 

ИДЕАЛЬНЫЙ СРЕДНИЙ КЛАСС

Если мы говорим о фотоаппаратуре, то надо понимать, что этот инструмент фотокора в идеале подбирается под задачи. А они давно и хорошо известны: фотокор должен снабжать свое издание качественными снимками, наполнять его страницы визуальным контентом. Лучше всего для этой цели подходят топовые камеры и объективы. Но и в них, увы, нет кнопки «шедевр». Эти камеры, воплощая в себе самые последние достижения фототехники, только дают фотографу возможность получить технически пригодный кадр в максимально сложных условиях.

ТОПОВЫЕ КАМЕРЫ ОБЛАДАЮТ МАКСИМАЛЬНЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ: САМЫМ ЦЕПКИМ И ТОЧНЫМ АВТОФОКУСОМ, САМОЙ ВЫСОКОЙ СКОРОСТРЕЛЬНОСТЬЮ СЕРИЙНОЙ СЪЕМКИ, НО ОНИ ОЧЕНЬ ДОРОГИ

Топовые камеры обладают максимальными на сегодняшний день возможностями — у них самый цепкий и точный автофокус, самая высокая скорострельность серийной съемки, прочный корпус, пылевлагозащита и все такое прочее. Но они очень дороги, лишь некоторые крупные редакции и агентства могут снабдить своих фотокоров такой аппаратурой. С другой стороны, фотокоры сейчас довольно редко едут в Сахару, в Антарктиду, лезут в арктические шахты или занимаются экстремальной фотожурналистикой.

Большинство из нас занимаются рутинной редакционной работой — жанровая съемка, портреты в репортажном стиле, пресс-конференции, ЖКХ, дороги, пенсионеры, школьники, медицина, благоустройство. Для таких съемок топовая аппаратура просто избыточна.

Конечно, здорово, если ты из сейфа вынимаешь флагманскую камеру и дорогущую оптику к ней! Но на самом деле возможностей камеры среднего класса или даже начального уровня хватает для выполнения большинства редакционных заданий. Другое дело оптика — чем лучше объектив, тем больше у фотографа шансов не упустить решающий момент. Опять же все упирается в деньги — если редакция может потратить миллион-полтора на фотоаппаратуру, то фотограф этой редакции просто счастливчик. Если не может, то по одежке протягиваем ножки…

 

НЕОБХОДИМЫЙ МИНИМУМ

Классический репортерский набор состоит из камеры (лучше двух), трех объективов и вспышки. Плюс всякие аксессуары — штатив, монопод, фильтры, аккумуляторы, флешки и т. д.

Сейчас царствуют объективы с переменным фокусным расстоянием, объективы-зумы, поэтому классическая репортерская тройка выглядит так: сверхширокоугольный зум 16-35 / 2,8 (незаменимый инструмент для работы на митингах, с сюжетами с большим количеством людей или в тесных пространствах), основной (штатный) зум 24-70 / 2,8 (универсальный объектив с размахом фокусных от широкоугольника до маленького портретника) и телезум 70-200 / 2,8 (отличный инструмент для репортажа и портретов в репортажном стиле). Это в системе «Кэнон». У «Никона» практически та же тройка.

Вспышка нужна обязательно — и чем мощнее, тем лучше. И, разумеется, сама камера! Сейчас у «Кэнона» топовой репортерской камерой считается 1DX Mark II, у «Никона» — D5. Обе относятся к классу зеркальных камер, который доминирует на рынке репортерской аппаратуры.

 

ВПЕРЕД В ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Но девять лет назад появился новый класс фотоаппаратуры — беззеркалки. У них несколько меньший вес и габариты, но, увы, и меньшая скорость автофокуса. Полнокадровые беззеркалки со сменной оптикой пока производит только «Сони». Остальные делают камеры на кропнутых матрицах: «Фудзи» — на кропе 1,5, «Олимпус» и «Панасоник» — на кропе 2,0.

Известно, что чем больше площадь матрицы, тем выше качество снимка при прочих равных условиях. Но зачастую это качество избыточно, а за него надо платить. И не только деньгами, но и массогабаритами аппаратуры. Ты многие годы таскаешь на себе килограммы аппаратуры, спина болит, а в редакции спокойно берут кадры с телефона. Вот тут в игру вступают беззеркалки — суммарно фотокор выигрывает довольно значительно. Он меньше устает, а как известно, уставший фотограф — это плохой фотограф.

Вспоминаю рассказ Василия Шапошникова, многие годы проработавшего в «Коммерсанте». Шапошников был одним из пионеров использования беззеркалок в репортаже. Как-то раз была очень ответственная съемка, и Василий решил подстраховаться — сдул пыль с двух казенных «Никонов», сунул в рюкзак еще три объектива, вспышку и прочее, накинул рюкзак на спину, попрыгал, сказал «да пропади оно пропадом!», сбросил рюкзак, взял беззеркалку и два маленьких объектива в маленькой сумке и отлично отснялся! «Мои снимки берут агентства, глянец, газеты, про интернет я и не говорю! Зачем мне полный кадр с его весом?» — говорит Василий.

На дворе XXI век, цифровизация фототехники достигла своего максимума. Трудно судить, как она будет развиваться дальше, но сейчас пока еще в нашей профессии большинство коллег снимают зеркалками. Не думаю, что они исчезнут через два-три года, это вряд ли… Но в том, что беззеркалки сильно потеснят их, — уверен! Новые технологии дают новые возможности. Дело только за деньгами… 

Фото: Юрий Трубников
Сообщить об ошибке
Мар 21, 2018
Интервью с Максимом Сычевым о цифровых рекламных форматах 
Взаимодействие государства и медиа принимает новую форму 
Азы производства видеоконтента