Дети с хорошей выдержкой

О юных фотокорах – тогда и теперь

Детская фотография в СССР была явлением массовым, доступным и всячески поддерживалась партийными и советскими властями. Первые черпали идеологический актив, вторые напирали на массовость и уводили детей с улицы. И те, и другие помогали советом и участием в добывании бесплатных фотоматериалов и оборудования. Вопрос с помещениями тоже стоял не слишком остро. Мне посчастливилось попасть в специально спроектированную детскую фотокиностудию на территории образцовой «Станции юных техников». Проект был пилотный, и таких объектов в бывшем СССР построили всего пять. Нашу фотостудию укомплектовали по последнему на тот момент слову техники, и началась жизнь большого и дружного коллектива. Преподавателей подбирал горком партии, поэтому случайных людей у нас не было.

В 1990 году я и сам стал преподавателем в студии, которую закончил. Мы по инерции просуществовали до 1998 года, благодаря старому директору. Ремонтировали, добывали материалы, подрабатывали, собирали детей… В то же время это был самый плодотворный этап с педагогической точки зрения. Все новации и наработки пошли в народ, а придуманный и разработанный нами предмет «фотографика» стал частью профессии «графический дизайн». Потом хорошее закончилось. Нас «укрупнили». Началась новая жизнь. Примерно в это же время дополнительное образование стало проблемой местных властей, которые собирают живые деньги в виде налогов, а назад получают трансферты, часто виртуальные.

Аппаратура у учащихся фотостудии «Баланс» разная: от мыльниц Fuji до камер Nikon D300s. Но всё это одолжено или собрано по крупицам у друзей‑фотографов

Новый этап ознаменовался полным отсутствием финансирования, полной неопределенностью в ориентирах, демографической ямой. У нас физически не было детей. В школах закрывали классы, сокращали учителей. Мы как‑то выжили. К началу двухтысячных преподаватели начали сами «соорганизовываться» в неформальные объединения. Властям было плевать. Но фотографическая жизнь ожила! Цифровая эпоха выкинула на обочину старую добрую фотографию с ванночками, красным светом, разговорами о прекрасном под виниловую пластинку. Преподавание превратилось в занятие маргинальное, и я спасался тем, что, закончив к тому времени МГИК, готовил людей к поступлению в вузы. Это не было основной работой, но приносило «баллы» учреждению. Тогда же, хоть и не часто, эти учащиеся стали побеждать в конкурсах, проводимых Минобразования России. Жизнь постепенно вошла в своё русло.

Детская фотография как объект социальной капитализации интересует в основном фотохудожников, а не чиновников

Спрашивается: что делать с «массовым» сегментом, который хочет снимать красивые фото, но не желает напрягать мозг? Конечно, вести на курсы! В настоящий момент мы переживаем очередной этап развития технологий, который сведёт на нет преимущества профессиональной аппаратуры, и на первый план опять выйдет творец, с которым нужно говорить о поэзии, литературе, музыке, визуальных искусствах. Нам нужно новое поколение преподавателей, не «универсалов». В идеале это преподаватели профильных вузов, но так как это недостижимо в нашей стране, нужен «Институт красной профессуры», паутина учебных центров, возможно, под методическим контролем Минкульта и Минобра. Как это ни парадоксально, но круг замкнулся: мы пришли к советской схеме, давшей миру неповторимую фотографию, узнаваемую и ценимую во всём мире. Это фотография Родченко и группы ЛЕФ, военная фотография, дореволюционная фотография, пиктореализм Колосова, натюрморты Кулакова, портреты Василия Малышева, репортажи Ахломова и Лазарева. Десятки имён, которые требуют осмысления и продвижения на современном информационном поле.

Заходное фото: Никита Боков (фотостудия «Баланс», Боровск)
Фото предоставлены учащимися боровской фотостудии «Баланс»

Июл 24, 2017
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания
В ноябре 2015 года старейшая газета Кореи «Чосон ильбо» завела у себя отдел виртуальной реальности (VR). И вот что увидела
Честных журналистов убивают. И почти всегда — безнаказанно