Что показало освещение теракта российскими СМИ

Первым источником информации для горожан стали социальные сети. Подробно о том, как развивалась хроника включения СМИ в информационной повод, опубликовал Олег Кашин 4 апреля на своём сайте.

На картинке видно, что информация распространялась крупными городскими пабликами, затем включился фактор хештегов. Достаточно быстро волна паники превратила один взрыв в два и даже больше, но СМИ смогли отфильтровать непроверенную информацию.

 

1   Людям не требуются журналисты для самоорганизации, но нужны для проверки информации

До сих пор петербуржцы передвигаются по городу с помощью автомобилистов-волонтеров, эта акция началась почти сразу после трагедии через сайт и телеграм-канал «Автоперемещения». Социальные сети позволили узнать о том, что близкие люди находятся в безопасности: первым функцию safety check включил Facebook, затем присоединились «Одноклассники» (впервые) и «Вконтакте».

Конечно, пользователи не способны контролировать и отфильтровывать важную информацию об обстоятельствах происшествия, пострадавших и погибших, а также действиях официальных служб. Важно, что в фактчек включились и пресс-службы. Например, администрация «Пулково» быстро опровергла слухи о закрытии аэропорта и отменах рейсов. Вместе с тем, понимание у аудитории того, что любую информацию нужно проверять — явно выраженно. В течение дня пользователи не раз опровергали появляющиеся недостоверные сведения.

 

2   Телеграм как источник информации и канал коммуникации впервые показал себя в действии

Сообщениями из Телеграм-каналов пользовались не только простые граждане, но и чиновники (читайте комментарий эксперта в конце статьи).

 

3   СМИ поторопились с выводами о причастных к теракту людях

Версии, причины теракта и подозреваемые — эта информация является прерогативой правоохранительных органов. Однако СМИ в течение дня распространяли данные и даже фотографии подозреваемых, которые на следующий день пришлось опровергать.

5 апреля стало известно, что Ильяса Никитина, чьё фото опубликовали 3 апреля в качестве подозреваемого (предположительно первыми его показали на Рен ТВ), уволили из-за этих новостей. Редакция «Бумаги» принесла ему свои извинения:

3 апреля мы, как и многие другие медиа, публиковали фото Андрея Никитина в онлайн-трансляции последних новостей о теракте. Мы не называли его террористом и отметили только, что его ищет полиция. Тем не менее, мы понимаем, что способствовали распространению информации, которая доставила неприятности ни в чем не виноватому человеку. Мы сожалеем об этом и приносим Андрею извинения.

 

4    Во время ЧС нет времени думать об авторском праве на фото и видео

Первые снимки и все видеозаписи событий предоставили очевидцы и горожане. Они разлетались без указания авторства или источника. В данном случае скорость информирования была важнее, но впоследствии редакции могут столкнуться с исками от граждан. Редакции также использовали фотографию учений МЧС в качестве иллюстрации, не снабдив соответствующими подписями.

 

 

5   СМИ готовы публиковать страшные фото и видео, хоть и с предупреждениями, но невзирая на чувства родственников и пострадавших

Ближе к вечеру 3 апреля появилось видео первых минут после трагедии в метро. Добавили ли они какую-то ценность к сообщениям о теракте?

 

6   Сайты СМИ могут упасть, но продолжают работу через социальные сети

От наплыва аудитории 3 апреля перестал работать сайт петербургской «Фонтанки», после чего журналисты продолжили информировать людей через социальные сети. Диана Качалова, главный редактор «Новой газеты в Петербурге», попросила своих подписчиков на Facebook публиковать всё, что они видят в городе в данный момент. Получилась мини-трансляция из свидетельств очевидцев с фотографиями.

За городом рядом со станциями метро «Сенная» и «Технологический институт» можно было наблюдать и с помощью прямых трансляций. Очень неприятной для российской аудитории стала реакция подписчиков канала «Аль-Джазира», скриншоты которой тоже сразу попали в сети.

 

 

7   Федеральные СМИ ненамного уступают региональным, у которых больше доступа к местным источникам

Поскольку информация о событии поступала в основном через соцсети, местонахождение редакции не играло роль в освещении теракта:

  На Яндексе проиндексированы почти 12 тыс. сообщений за три дня. Редакция «Медузы» 3 апреля опубликовала 8 текстов, включая трансляцию с основными информационными поводами.

•   Редакция петербургской «Фонтанки» отработала 35 новостей, включая видеотрансляцию, несмотря на проблемы с сайтом.

•   Местная редакция «Бумаги» сделала всего 3 новости, однако свидетельства очевидцев затем разлетелись по всем СМИ.

•   Много публиковали сотрудники Life – около 60 публикаций о событии и вокруг него, впрочем другие СМИ предпочитали делать трансляции в рамках одного лендинга (первая новость 3 апреля по хештегу #метро в 08:46 на Life посвящена закрытию «Чёрной речки» из-за подозрительного предмета). Журналисты также осудили использование редакцией рубрики «треш» для новостей о теракте. 


КОММЕНТАРИЙ


Егор Галенко, редактор, интернет-маркетолог, автор канала «Doesn't Care I'm Always on my Blackberry», специально для ЖУРНАЛИСТА

Как стало заметно уже во время митингов против коррупции 26 марта, в качестве главного информационного агрегатора на первое место в России вырвался сервис Telegram. Facebook стремится стать отдельным королевством в интернете, что неизбежно превратит его в Саргассово море, «Вконтакте» не набрало столь серьёзной популярности в Москве, чтобы лидеры мнений и журналисты пользовались им круглосуточно, Twitter из-за ограничения в количестве символов удобен для ссылок и написания афоризмов, но в важные моменты — не до афоризмов.

Сразу после половины третьего стали реагировать соцсети и газета «Бумага» — сообщения о задымлении. В 14:50 официальное подтверждение от пресс-службы, через минуту отчитывается Life, ещё через минуту появляется краткое сообщение о теракте и фотографии у Варламова в Telegram — они мигом на моих глазах разносятся по примерно 20 каналам из тех, на которые я подписан (все репосты занимают около полуминуты).

Telegram-каналы проявили себя так же, как и жители города: сплоченно и достойно

Во-первых, Telegram, как и выстроенный Николаем и Павлом Дуровыми «Вконтакте», очень быстро работает как сервис — программисты команды работают над сокращениями долей секунды при доставке нового сообщения. Во-вторых, лента организована очень удобно (обновления каналов сразу появляются у пользователей в верхней строке чатов), как если бы вам приходили сообщения от друзей одно за одним, и вы бы выбирали, где информация наиболее полна.

Основными источниками информации (достоверной, полезной, оперативной, наглядной) стали несколько каналов: это привычные политические анонимы «Незыгарь» и «Караульный», канал Ильи Варламова, а также канал группы редакторов «Красный Сион». Кроме них, «Солнечный Шторм» — группа редакторов, делающих конгломерат пабликов во «Вконтакте», Facebook-страниц, а также сайт «Русская Смерть». Интересно, что у последних двух нет никакой информации от инсайдеров, то есть нет эксклюзивной информации. Но при том в качестве агрегатора они, будучи неофициальными СМИ, работают великолепно: отбор новостных сообщений и фотографий намного лучше, чем у СМИ, за которыми попросту неудобно следить в режиме реального времени (их трансляции недостаточно полны, не всегда обновляются). «Новости Яндекса» и «Фонтанка» так и вообще легли на довольно большой срок. Кроме того, они не скованы финансовыми обязательствами (пример исключительно неприятной инфополитики в этом смысле показали авторы Варламова — на следующий день они перечислили в посте названия нескольких брендов, помогавших петербуржцам, сделав вид, что не заметили «Газпромнефть» и «Две палочки», что выглядело как глупое сведение счётов. А также требованиями форматов: в каналах появляются и телефоны спецслужб, и информация о чатах водителей, предлагающих подвезти, и фотографии с места событий, речь очевидцев, первые фото подозреваемых, советы о том, как вести себя в подобных случаях (от оказания первой помощи до советов психологов).

Важен этический момент: ни один из авторов Telegram-каналов (во всяком случае из моей выборки — а в тот момент на тему были активны около 20 каналов в течение дня) не публиковал жестокие кадры или видео (в отличие от прессы), и если давали ссылки, то с предупреждениями. Сразу же в каналах появились настойчивые просьбы воздержаться от завиральной диванной политической аналитики на время. Саркастичные развлекательные каналы в один голос объявили прекращение вещания и также публиковали сухую информацию: телефоны спецслужб, чаты взаимопомощи, слова поддержки. Ещё один момент — любую недостоверную информацию, которую вбрасывали в официальных СМИ, редко публиковали в каналах, а также быстро опровергали. Например, утром после теракта анонимы в Telegram пытались разогнать информацию, что взрывное устройство обезвредил сотрудник Росгвардии, которого следует считать чуть ли не героем. Источник этого вброса быстро сочли недостоверным и подавили распространение.

Фото: tjournal.ru, kashin.guru

Апр 24, 2017

В прошлые кризисы (2007-2009 и 2011) больше говорили о бизнес-моделях и «спирали смерти», в которую спускаются традиционные,...

Мем #меняневзяли, строго говоря, в первую очередь флешмоб

Не впервые читаю публикации школьников, работы, вышедшие в финал Российского национального юниорского водного конкурса, который...