Мой наказ съезду

Не все золото, что блестит

Была такая рубрика в советских газетах далекой теперь поры — «Мой наказ съезду». Перед крупными форумами — партийными, комсомольскими, профсоюзными — газеты обращались к своим читателям с призывом писать свои пожелания делегатам. И вот я хочу сейчас обратиться к тем, кто через месяц соберется на съезд Союза журналистов России.

Коллеги! Конечно, вас ждет насыщенная повестка. Много проблем накопилось. И все важные, все связаны с судьбой нашей профессии, а по большому счету — с тем, выживет ли она в этом динамичном и мало предсказуемом мире. Где-то я прочел, что лет через двадцать она исчезнет, отомрет, как нечто ненужное.

Но по мне, если такое случится, значит, эволюция свернула на кривую дорожку. Как говорится, что-то пошло не так.

Однако я все же верю в лучшее. Не потому что квасной патриот своего дела. Всегда стоял и стоять буду на том, что настоящая журналистика (не пропаганда, не пиар) это важная часть фундамента нашей жизни и если этот кирпичик убрать, то и фундамент рассыплется.

А наказ мой сегодня будет таким. Вы, пожалуйста, разберитесь в том немыслимом числе премий, которые Союз сегодня раздает направо и налево, достойным и недостойным, без всяких критериев, жюри, экспертных советов.

Я сам был когда-то причастен к наградному процессу, в пору существования Союза журналистов СССР возглавлял комиссию по премиям, и тогда к этому относились по-другому. Комиссия собиралась регулярно в течение всего года, рассматривала поступившие из всех республик, краев и областей заявки, а творческие материалы направляла для изучения экспертам. Помню, какие жесткие споры иногда возникали по поводу претендентов, помню звонки в Союз из республиканских ЦК и со Старой площади. Лоббисты были и будут всегда, и о том, как им противостоять, отдельный разговор. А сейчас речь о другом. Та премия была действительно высокой, желанной, почетной. Денежного эквивалента не существовало, давали скромную медаль, но получить ее, считаться лауреатом было очень престижно.

Это нормально, так и должно быть, если премия — награда за дело.

В последние же годы это не награда за талант, смелость, творческие находки, а элементарная раздача тем, за кого просили. А кто просил? Тут вариантов много: секретарь СЖ, курирующий премиальные вопросы, местное отделение, «нужный» человек «сверху», главный редактор, олигарх, сам соискатель…

Девальвировалась не только премия СЖ, но даже ее высшая номинация — звание «Золотое перо России». Были времена, когда такое звание присуждалось одному-двум журналистам в год, что абсолютно правильно. На то оно и золотое перо, чтобы быть желанной редкостью. В 2017-м с подачи СЖ «оперили» сразу тринадцать (!) человек. Ну и какая радость для лауреатов? Чем гордиться? Значком из золота нулевой пробы?

В 2017-м с подачи СЖ «оперили» сразу тринадцать (!) человек. Ну и какая радость для лауреатов? Чем гордиться?

Не уверен, что столь массовое награждение объективно отражает сегодняшнее состояние нашей прессы. Если оно что-то и отражает, то только глубокий кризис в руководстве Союза.

Вы зайдите сейчас на четвертый этаж того здания, где размещается СЖ. Раньше там висели фотографии лауреатов. Теперь — нет. Потому что за последние годы столько развелось награжденных, что никаких стен не хватит. Скоро уже и для «золотых перьев» места будет недостаточно.

На мой взгляд, давно пора вернуться к здравому смыслу. Резко сократить число премий, сделать их именными. Например, имени Василия Пескова (за экологические публикации). Имени Ярослава Голованова (за науку и технику). Имени Анатолия Аграновского (за публицистику). Имени Аркадия Гайдара (за военную журналистику). Имени Михаила Кольцова (за репортаж). И т.д. По каждой номинации создать постоянно действующие экспертные советы. Учредить жюри во главе с авторитетным и независимым человеком, не из руководства СЖ.

Между прочим, часть финансовых затрат могли бы взять на себя те редакции, где работали «звезды». Я разговаривал с Володей Сунгоркиным, он согласился с тем, что «КП» поддержит деньгами премии имени Пескова, Голованова, Гайдара (если их учредят). Пусть «Известия» выступят спонсором по Аграновскому, «Огонек» по Кольцову.

Словом, дело это вполне подъемное. И давно назревшее.

 

Автор — лауреат премии СЖ Москвы (1980 г), премии СЖ СССР (1988 г), двух премий СЖ РФ, обладатель звания «Золотое перо России», лауреат премии имени Юлиана Семенова «За достижения в области экстремальной журналистики».

 


Накануне съезда ЖУРНАЛИСТ обратился к лидерам региональных профессиональных организаций и спросил их, каким бы они хотели видеть Союз Журналистов в будущем и чего они ждут от внеочередного ноябрьского съезда. Вот какие ответы мы получили.  


 

Александр Гимельштейн, член Федеративного совета СЖР, председатель Иркутской областной организации СЖР

Российским журналистам нужен авторитетный, влиятельный, общенациональный Союз, являющийся субъектом, а не объектом социальных и политических процессов. Не страдающий об ушедших идеалах, как престарелая смолянка, а являющийся трендсеттером и создателем новых смыслов… В моде полезное, поэтому стоит ему стать полезным, как он станет и модным в самом позитивном смысле этого слова.

Хотелось бы ждать от предстоящего съезда такой трансформации, но я не жду. Съезд собирается второпях, изнанку этой спешки знают лишь несколько человек, и мы, члены Федеративного совета и руководители региональных Союзов, в число «знающих» не входим. Поэтому мои надежды предельно скромны: надеюсь, что новое руководство Союза не будет ставить приятное общение с губернаторами выше интересов региональных организаций СЖР. Видите, насколько я непритязателен.

 

Олег Шевцов, директор издательского дома «Мир Белогорья», председатель комиссии по информационной политике и развитию массовых коммуникаций Общественной палаты Белгородской области  

У меня не столько ожидания, сколько пожелание к предстоящему съезду. Идеальным его итогом для меня было бы формирование конкретного и понятного медийной отрасли образа будущего. Какова роль традиционных и новых медиа в общественно-культурном пространстве страны? Хотим ли мы быть тем институтом, каким нас видит Владимир Владимирович Познер, или инструментом, каковым считает нас Алексей Константинович Волин? Чем журналист отличается от не-журналиста в эпоху, когда создание медиапродукта перестало быть прерогативой сотрудников СМИ, а рейтинги сделанных на коленках роликов из Youtube превышают рейтинги иных телеканалов? Готово ли медиасообщество выстраивать диалог с властью или предпочитает быть объектом регулирования со стороны надзорных ведомств?

Понятно, что это — заведомо завышенные ожидания. Сформулировать ответы на эти вопросы одним лишь съездом невозможно. Но в любом случае мне бы хотелось, чтобы по итогам съезда вопросов у меня и моих коллег стало меньше, чем до него. К сожалению, в прошлом году получилось ровно наоборот.

 

Елена Вартанова, декан факультета журналистики МГУ, секретарь СЖР

Мы живем в бурно меняющихся медиареалиях и журналистам, журналистским организациям, журналистскому сообществу России необходимо стремиться к обновлению. Это сложная задача, которая требует не только психологической готовности, но и организационных действий… Союз в идеале должен быть форумом, дискуссионной площадкой единомышленников — профессиональных журналистов, работающих, прежде всего, на благо российской аудитории. И, конечно, он должен решать вопросы, связанные с журналистскими стандартами, с условиями труда журналистов, их защитой, особенно, когда они попадают в «горячие точки» или освещают сложные темы. Сегодня, когда мы говорим о формировании целостной медиаполитики — то есть общественно-государственной политики отношению к медиа и саморегулировании журналистской корпорации, именно Союз журналистов должен стать одним из ключевых стейкхолдеров по формированию стратегии социальных коммуникаций в нашей стране.

 

Александра Теребунова, генеральный директор ИД «Околица», член Федеративного совета СЖР, Краснодарский край

Каким я вижу наш Союз? Во-первых, сильным и авторитетным. Разумеется, этого нельзя добиться в одночасье, даже если у лидеров будет по семь пядей во лбу. Это должно стать; главной долгосрочной; задачей для всех. Во-вторых, Союз, на мой взгляд, должен стремиться к максимальному; объединению; журналистов всех форматов, независимо; от уровня СМИ и характера носителей информации. В моем понимании профессиональное объединение — это саморегулируемое; сообщество энергичных и авторитетных людей, которые хотят, опираясь на мировые стандарты и собственные традиции, строить своё профессиональное будущее. Чтобы этот процесс развивался с учётом всех законов нашей профессии. И, конечно, нужна защита — защита свободы слова. Нужна защита от любого произвола, несправедливости, посягательств на возможность жить и работать в свободном цивилизованном обществе.

 

Леонид Речицкий, генеральный секретарь профсоюза журналистов России, глава Московского отделения СЖР  

На мой взгляд, нынешний съезд — это второй этап внеочередного, прошедшего в августе прошлого года. И цель XII съезда ясна: продолжить «чистку» секретариата, то есть заменить секретарей-журналистов на секретарей-менеджеров. И совершить такую рокировку необходимо в кратчайшие сроки — до выборов президента страны. Точнее, к началу выборной кампании. Похоже, администрация президента решила провести косметический ремонт гражданского общества, где союз журналистов занимает далеко не последнюю позицию. К такому выводу приходишь, знакомясь с повесткой съезда и видя временные рамки подготовки к нему. На моей памяти (я был делегатом всех съездов союза, начиная с учредительного) это первый съезд, на котором не планируется принятие программы действий на следующий пятилетний срок.

Несмотря на широкие возможности современных коммуникативных технологий, качественно подготовить  за два месяца съезд практически невозможно. Правда, при условии, что руководители союза и его отделений в регионах будут подходить к проведению собраний в первичных организациях и региональных конференций не формально, а с соблюдением всех юридических процедур, как того требует законодательство и с желанием, чтобы от всех мероприятий и готовящегося съезда в будущем был толк. Вот почему я считаю, что XII съезд – фейк, его имитация.

Я голосовал против этих сроков, и считаю, что съезд должен был пройти в соответствии с  Уставом — апреле-мае будущего года. За полгода можно разработать программу деятельности организации, разослать её по отделениям СЖР в субъектах и принять с поправками и дополнениями на самом съезде. В данном случае каждый член союза почувствовал бы себя частицей единого организма.

Проведение съезда в будущем году было бы логически оправданно, поскольку в ноябре 2018 года исполняется 100 лет с момента создания нашего союза, одной из старейших общественных организаций, заложившей основу в построение гражданского общества в стране. Кстати, собравшиеся в тот год со всей страны делегаты приняли и устав, и программу построения Профессионального союза журналистов в России. По-примеру других профсоюзов, действовавших в различных отраслях экономики страны, в частности, профсоюза печатников, они считали главной задачей создаваемого общественного объединения, защиту прав журналистов.

Как и сто лет назад, сегодня для нашего сообщества так же актуально  соблюдение законодательно и практически прав коллег на профессию, на свободное изложение собственного мнения на проводимую государством политику и на действия чиновников, право на достойную оплату труда.  Речь идет и о  других правах журналистов, которые они  не имели в царской России, и в соблюдени которых  ограничены сегодня.

Проблемным остается реализация права коллег на диалог с властью, особенно в регионах. Что мы имеем в отношениях с представителями законодательной и исполнительной власти? Монолог! Начиная с «нулевых», монолог утвердился по всей вертикали власти — от федерального центра до муниципалитета. Нас не слышат и не проявляют желания услышать. Решить данную проблему в правовом поле может профсоюз, опираясь на законодательство о профессиональных союзах.

Актуальным остается и право журналистов на страхование со стороны работодателя. Причем, не отдельных коллег из федеральных СМИ, работающих в горячих точках или экстремальных условиях, а всех журналистов, представляющих региональную и муниципальную прессу. Статистика случаев насилия над коллегами ужасает. Журналисты сегодня находятся на переднем крае информационных войн, и первыми становятся жертвами. Союз журналистов, несмотря на присутствие в составе секретариата депутатов Государственной Думы, так и не смог добиться принятия такого закона. Похоже, власть в решении данной проблемы не заинтересована, а у союза не хватает для борьбы силенок. Это может быть под силу только профессиональному союзу.

К слову сказать,  также в будущем году, в мае, мы будем отмечать двадцатилетие со дня возрождения  Профессионального союза журналистов России.  У нас есть программа по защите прав журналистов, и есть для этого инструменты. Здесь и юридическая служба, и кадровое агентство, и институт региональной журналистики. На курсах и семинарах по программам повышения квалификации и переподготовки прошли обучение более пятисот  журналистов и специалистов редакций региональных СМИ.

За два десятилетия мы  помогли практически всем, кто обращался в профсоюз за помощью. Чтобы там ни крякали подсадные утки о ненадобности такой структуры в журналистском сообществе, именно профессиональный союз, социально ориентированная общественная организация и  действующая в рамках законодательства о профсоюзах, способна реально отстаивать перед государством и работодателем права журналиста и специалиста средств массовой информации. За такой организацией я и вижу будущее. Почти в двухстах странах мира журналисты объединены в собственные профессиональные организации. А нам для построения подобной структуры не хватает воли.

Наш союз переживает кризис. Истоки кризиса уходят в начало 90-х годов прошлого столетия. Диагноз болезни —  консерватизм. Консерватизм самих  членов и руководителей союза на Зубовском, и в регионах. Из всех общественных организаций, действовавших в стране в годы советской власти, Союз журналистов России оказался единственной, кого не всколыхнули  идеи перестройки и не затронули перемены. Он и сегодня остается сколком с той, партийно-советской системы. Союз журналистов России — превратился в бренд вместо того, чтобы быть притягательной для молодых журналистов и авторитетной для общества организацией.

Выходить из кризиса нужно, и как можно скорее.  Делегатам XII съезда необходимо принять не простое решение: по-прежнему считать себя творческой организацией, клубом по интересам, или все-таки трансформироваться в объединение профсоюзного типа, действующего в рамках законодательства о профсоюзах.

Почти тридцать лет назад такую дилемму пытался разрешить учредительный съезд. Победило консервативное большинство. Итоги пирровой победы мы пожинаем все минувшие годы.

Задач много и все наипервейшие: права журналистов и их обеспечение со стороны государства, профессиональная учеба, социальная защита, профессиональные стандарты, не случайная, а постоянная работа и конкретная помощь руководителям отделений в субъектах страны. Для решения этих и других задач нужны кардинальные реформы в секретариате и аппарате союза.

Будут ли готовы ли к таким преобразованиям избранные на съезде руководители союза, покажет время. Важно не ошибиться с выбором.

 

Павел Гусев, главный редактор газеты «Московский Комсомолец», председатель СЖ Москвы

Союз журналистов — это творческая организация. Он должен прежде всего защищать журналистов, их права и интересы и противостоять попыткам давления и цензуры, попыткам подчинить журналистику политическому влиянию. Журналист должен получить защиту Союза в любом случае, вне зависимости от политики. То есть совершенно неважно, каких взглядов придерживается он или она — коммунистических, либеральных, симпатизирует ли он лично «Единой России» или другой партии — не имеет значения.

Дело Союза — вести серьёзный разговор о профессии, о правах, о достойном месте журналистики в обществе. Отстаивать позиции профессионализма, качества слова, ответственности, и позиции этики. Союз может и должен вынести свою оценку поведению тех, кто нарушает профессиональные стандарты, нарушает этические принципы. От неграмотности, небрежности, по личным мотивам или из корыстных побуждений, в силу искреннего заблуждения, жажды сенсации или из политических соображений. И тут также все должны быть равны: нельзя делать скидку на то, что тот или этот — «хороший человек», «симпатичный», чей-то друг или придерживается «правильных взглядов», поддерживает правящую партию или, наоборот, страстно обличает недостатки чиновников. Если ошибся, если написал, что белое — это черное, надо сказать, что это непрофессионально и недопустимо.

К сожалению, сегодня Союз — пока что не профсоюз. Но он может защитить принципиальные интересы журналистов и отстоять базовые принципы медиасреды. Показать, что солидарные усилия могут преобразовать действительность. Но для этого надо их предпринять. Кто-то спрашивает — а что мне даст Союз? Зачем мне все это? Это, мне кажется, неправильно. Важнее думать — а что я вместе с Союзом хочу и могу сделать для того, чтобы наша отрасль, наша среда, наше общество стали лучше, чище, справедливее? Как противостоять вранью, непрофессионализму и давлению, как поддержать интересные начинания? Тогда Союз станет реальной силой, с которой нельзя будет не считаться.

 

Виктор Суханов, генеральный директор информационного агентства ПримаМедиа, председатель Приморского отделения СЖР

Союз нужен, но в измененном виде. Это должна быть площадка для обучения, для тиражирования передовых практик. Медиасфере крайне необходимы экономические преобразования, бизнес-знания. СМИ должны уметь зарабатывать деньги. В целом, союз должен стать организацией, которая создает ценности для её членов.

Чего лично я могу ждать от съезда? Наверное, ничего... я даже не знаю его повестку.

Заходная иллюстрация: shutterstock.com
Фото: res.cloudinary.com, journ.bsu.edu.ru, taday.ru, arspress.ru, viperson.ru, gdb.rferl.org, primamedia.ru

Окт 27, 2017
Хотите разобраться в основах медиа? Нет времени читать многостраничную литературу? «Неучебное пособие» для вас
О том, что рассылка электронных писем превратилась для СМИ в один из эффективных инструментов формирования лояльной аудитории,
Учимся быть осторожными со словами с