Бог с ней. С Зоей

Оставим версию, что нанятые мерзкие людишки выполняют заказ Госдепа и пытаются отнять у нас веру в героев, прошлое и будущее. Не потому оставим, что таких нету, а потому что разговаривать с ними не интересно. Противно. И бесполезно.

Но есть ведь и другие. Вполне здравые. Желающие знать историю глубоко. Бегущие от пропагандистских штампов. И вот такие люди, обычно молодые, узнают, что 28 панфиловцев — миф (заодно, зачастую, и вообще про них впервые узнают). Былина. Их не 28. Среди них были даже предатели. История о подвиге родилась в творческой мастерской журналистов «Красной Звезды». Продолжена яркими книгами и фильмами. Упрочена гранитными памятниками.

А вот вам в противоток жёлтые, тронутые тлением листочки документов прокуратуры: прозекторское исследование мифа. Кто преувеличил. Кто не проверил. Кто домыслил. Преступным иногда бывает недомыслие, а тут, напротив, о чём сурово стучит на «ундервуде» машинистка прокурора. И в результате на памятнике героям обнаружена фамилия бойца, который сдался в плен, а потом ещё и за немцев повоевал. А потом оказалось, что журналиста Кривицкого, автора передовицы, с которой всё началось, заставили отказаться от своего текста, угрожая расправой: он мешал атаке уже не на фашистские танки — на маршала Победы Жукова. И так далее.

У меня ровно один вопрос: и что? Бог тоже не дедушка на облачке, каким его рисовали бравые Лео Таксиль с Жаном Эффелем. И даже не бородатый старец с крепкой мускулатурой, дарующий душу Адаму на плафоне Сикстинской капеллы. Ну нету диктофонной записи фразы политрука Клочкова: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва». Нету. Была ли? А ты поставь себя на его место. На подмосковное поле, перепаханное танками. Утри пороховую гарь с лица, пригнись под пулей, взгляни в глаза ребят, которых то ли 28, то ли 28 миллионов. Что ты им скажешь? Бери шинель, пошли домой? Сдадимся — баварское будем пить? Или ты ставишь себя на место предателя Добробабина, ошибочно назначенного Героем Советского Союза? Тот точно выбрал баварское.

Если честно, то меня не пугают подлинные детали, которые после, когда рассеется дым победного салюта, выступают из тумана — хоть у разъезда Дубосеково, хоть у деревни Петрищево. Пугает враньё. Издёвка. Тут недавно Андрей Бильжо сослался на справочку про здоровье Зои Космодемьянской, справочку, которой не было. Потом извинялся. Но я хочу знать другое, я работал с ним годы, он не однолинейный человек. Зачем ему было вообще мимоходом бросать эту ложь? Подставлять себя под артиллерийский ответ тех, кто либо не хочет крушения мифа, либо понимает, что его не сокрушить правдой?

Лично я отношусь и к тем, и к другим. Книжка «Повесть о Зое и Шуре» у меня до сих пор на полке домашней библиотеки. Рядом с «Четвёртой высотой» про Гулю Королёву. В них и тогда мной вычитано было много важной правды о характерах, побудительных мотивах молодых героев. Больше, чем в школьном учебнике. И если бы научное историческое знание у современных исследователей подвига сочеталось бы со святым, благоговейным уважением, строки бы тут не написал. Но не могу устало махнуть рукой. Сдаться. Сказать: «Да бог ней, с Зоей. Дела давно минувших дней, сталинщина и совок».

Мой Бог с ней. С Зоей. Вот в чём дело.


Янв 11, 2017
Миллионные Салоники лишились обеих городских ежедневок за два года
Пять человек, которые в этом году изменили наш журнал к лучшему
Обзор медиапространства Нижегородской области