Бьёт —значит любит

Домашнее насилие превратилось в очень серьёзную проблему, которую необходимо решать, но вот каким образом — этого никто не знает. Поэтому представители общественного совета при УВД по Тверской области обратились к нам, в региональную ассоциацию журналисток, с предложением обсудить эту ­ситуацию, чтобы вместе попытаться найти решение.

Точных цифр конкретно по домашнему насилию не может назвать никто. Когда происходит непоправимое, это уже несколько иная статистика. Опираться можно лишь на данные существующих в России центров, которые работают с «горячими линиями». В минувшем году от рук собственных мужей погибли около 15 тыс. женщин (в 2014 году — на тысячу меньше), пострадали от дебоширов 40 тыс. женщин (выявленные факты). Порядка 70–80% женщин — жертв от домашнего насилия — забирают свои заявления из полиции, мотивируя это желанием сохранить семью. И в данном случае полиция действительно бессильна, потому что российские законы защищают частного собственника от проникновения даже сотрудника полиции (без соответствующей санкции) в жилище. А женщина, подвергшаяся насилию, к моменту приезда сотрудников правоохранительных органов придумывает различные причины, объясняющие её травмы. Во многом наше современное российское общество ­продолжает жить по ­законам домостроя. Бьёт — значит, любит!

Несколько лет назад мне довелось познакомиться с работой одной из крупнейших канадских газет «Торонто стар». Благодаря гостеприимству коллег и дружеской помощи корреспондента Триш Кроуфорд я смогла посетить различные кризисные центры, убежища для женщин с детьми и понять, как это всё устроено. Общаясь с сотрудниками центров, с коллегами, с представителями общественного совета, который действует в редакции, смогла убедиться, что проблема имеет своё решение. Почему же у нас, при всех возможностях и большом опыте, кризисные центры закрываются и сама идея не находит поддержки? Видимо, потому, что тема эта не находит достаточного освещения. Общество Канады усилиями журналистов, причём многолетними, было подготовлено к тому, что бытовые преступления не могут быть частным делом. У нас же все попытки повлиять на ситуацию и принять соответствующий закон рассматриваются чуть ли не как покушение на традиционные ценности и устои. И если канадцы считают необходимым решать эти вопросы в правовом поле, то наши ­женщины идут на  ­разбирательство крайне неохотно.

Социальные проблемы занимают в «Торонто стар» много места, и нередко именно общие социальные вопросы выводят журналистов на проблему равноправия. Если во власти на уровне принятия решений находятся женщины, то они с пониманием относятся к таким острым проблемам и ­делают всё возможное, чтобы их разрешить.

К сожалению, в России, это неочевидно. Против принятия закона о семейном насилии в Государственной думе выступали именно женщины во главе с Еленой Мизулиной, возглавлявшей профильный «семейный» комитет.

Не могу сказать, что освещение вопросов семейного насилия в нашем регионе вызывает непонимание. Вопрос в том, что у нас мало кто осознает всю серьёзность этой ситуации. А она более чем серьёзна: достаточно вспомнить, что около 80% женщин, осуждённых за убийство, — это ­женщины, убившие своих мужей, защищаясь от насилия.

Пока эта проблема остаётся острой. И нам необходимо найти аргументы для тех, кто не принимает идею о правовом решении вопроса. В обществе необходим диалог и взаимопонимание. Потому что единственная сила, которая поможет сдвинуть дело с мёртвой точки, — это ­сила убеждения. 

автор — главный редактор Тверского регионального информагентства «Социум», президент Тверской региональной ассоциации журналисток.

Июн 2, 2016
Юлия Калинина, обозреватель «МК», «Золотое перо России», рассказывает о работе и о себе
15 декабря — День памяти погибших журналистов. В этом году он пройдёт уже в двадцатый раз
Выбрать наилучший заголовок из нескольких можно уже после публикации, когда читатели проголосуют кликом