Чьи мы рупоры?

Страстно или беспристрастно? Чьими глазами мы смотрим на мир — своими или чужими? Чьё мнение мы доносим до людей — неужели этих людей? Или редактора? Или собственное? Можно ли, не имея собственного мнения, рассказать читателю правду о жизни народа? Почему люди с образованием, со своим стилем жизни, люди с умными глазами и, внешне, с хорошим вкусом становятся пожирателями самых низкопробных таблоидов, самых фейковых сплетен и слухов. Мне вот с практикой повезло, другим — не очень (мягко сказано). Повезёт ли с работой? Всё зависит от везения?

Второй год учусь на факультете журналистики Кубанского государственного университета. В начале третьего семестра у нас появилась новая дисциплина «История зарубежной журналистики». Меня сразу заинтересовал, захватил этот предмет. На каждой паре мы буквально погружались в жизнь известного журналиста, жили его идеями и стремлениями. Сатирики, политики, моралисты, писатели, властители дум Дефо, Свифт, Франклин, Аддисон, Стиль — яркие имена мировой журналистики. Ну да, писатели их считают своими, политики — своими. А Франклина вообще многие записали в президенты, поскольку он изображён на самой дорогой ныне 100-долларовой купюре. А он был журналистом, политиком и изобретателем (кстати, действительный член Российской академии наук). Он основал первую в Америке публичную библиотеку. Просто его подпись стояла под всеми важнейшими документами при основании государства (Декларация независимости, Конституция США, Версальский мирный договор 1783 года). Чем дороги были эти журналисты своим народам? Собственным мнением. Их публицистика одних окрыляла, других заставляла думать. Весь прошлый учебный год мы зубрили, что журналист должен быть беспристрастен. Это как? Ретранслятор чужих мнений, даже без права чисто человеческой реакции на них (одобрение, протест)? Рупор? Инструмент? Микрофон в чьих-то руках? Или что-то большее?

В прошлом году на занятиях по практической журналистике я писала проблемные аналитические материалы, в которых аргументированно отстаивала собственные убеждения, их публиковали на сайте литературной газеты «День литературы». А мои однокурсники жаловались, что на практике им буквально диктовали: что и как писать. Это нормально? В этом суть нашей работы?

Вот мысль авторитетного человека: «…редакция может сказать, что журналист не подготовил для неё то, что ей
нужно. Это связано с тем, что у разных СМИ разные представления о том, как писать». Цитата из интервью с деканом факультета журналистики МГУ Еленой Вартановой.

Но тогда получится, что журналист без личного мнения, без внутреннего нравственного стержня рискует стать игрушкой стихий в сфере СМИ. Да и может ли создать действительно качественный материал человек, который, завязав глаза, только и умеет, что спрашивать у других, как выглядит окружающий мир? По-моему, это просто абсурд.

Недавно ехала в университет в переполненном автобусе, пришлось вплотную прижаться к сиденью, расположенному передо мной. Сидящую женщину я нисколько не потеснила, она вообще меня не заметила. Дело в том, что эта женщина была сильно увлечена — внимательно читала газету, причём явно относящуюся к такому сегменту, как жёлтая пресса. Аккуратное каре, строгая элегантная одежда, сумка с продуктами — на вид женщине было за сорок, даже скорее под пятьдесят, наверное, она человек интеллигентной профессии — бухгалтер, возможно, даже учитель или библиотекарь. Я никогда бы не предположила, что люди, подобные ей, могут в принципе брать такие издания в руки. В текст газеты я не вчитывалась, мне достаточно было одного взгляда на иллюстрации.

И что? Зачем говорю об этом? Не имеет права человек расслабиться? У неё, возможно, своих проблем на работе или в семье достаточно, да? Не забивать же голову чужими проблемами, которые неизвестно, как решать, да? Да нет же, нет!

Невозможен журналист без убеждённости, совести и таланта. Если его убеждённости и совести не хватает, чтобы заинтересовать аудиторию важной публикацией, значит, проблемы с талантом, с мастерством наконец! Рассла- бившийся журналист выдаст расслабленный текст, читатель тоже расслабится, и они вместе отвернутся от жизни.

Расслабившийся журналист выдаст расслабленный текст, читатель тоже расслабится, и они вместе отвернутся от жизни

А жизнь — от них. И это только кажется, что жить в параллельном расслабленном мире легко и просто. Однажды тот, другой, проблемный мир постучится в вашу дверь и скажет: «Хватит расслабляться, мы пришли к вам». Напоследок уточню: мои рассуждения только об аналитике, не о новостной ленте. Там — только факты. Но я не обманываю себя: факты тоже окрашиваются личностью, которая их сообщает.


Дек 16, 2016
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА
Редакции сразятся за лучшее освещение документов об убийстве Кеннеди
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания