Интернет мучительно учится забывать

Так называемое право на забвение появилось в европейской правовой системе, а вслед за ней и в российском праве относительно недавно, однако этот правовой феномен уже стал предметом острого обсуждения в медиа и профессиональном сообществе

Если кратко описать институт, его суть состоит в возможности пользователя интернета потребовать от поисковых систем удалить ссылки на материалы, которые содержат недостоверную или неактуальную (утратившую значение для заявителя в силу последующих событий или действий) информацию о человеке.

Важно подчеркнуть, что происходит удаление не самой информации, неприятной пользователю, а ссылки на информацию, индексируемую поисковой системой. Иными словами, если СМИ на своём сайте опубликует статью в отношении определённого лица, то оно не вправе требовать удалить информацию, за исключением случаев, когда информация является порочащей. В отношении «поисковиков» правило другое – ссылки на материалы, которые могут быть сочтены недостоверными или неактуальными, должны быть удалены по требованию заинтересованного лица в досудебном порядке.

 

История возникновения института

В 2010 году испанец Марио Костеха Гонсалес обратился в Национальное агентство по защите данных с требованием удалить электронную версию статьи в архиве газеты La Vanguardia о продаже его дома на аукционе в счёт уплаты долга, который был впоследствии им погашен, а также ссылки на эту статью в поисковой системе Google. Доступность более неуместной информации, по мнению Гонсалеса, нарушала его право на личную жизнь. В результате серии разбирательств дело попало в Европейский суд (важно не путать его с Европейским судом по правам человека). Его решение, вынесенное 13 мая 2014 года, базировалось на положениях Директивы Европейского парламента и Совета Европейского Союза 95/46 ЕС, а также статьи 8 Хартии Евросоюза об основных правах. Указанные документы провозглашают право каждого человека на защиту личных данных, включая возможность возражать по веским законным основаниям, относящимся к его конкретной ситуации, против обработки относящихся к нему данных, а также право на исправление, стирание или блокирование данных, обработка которых не соответствует нормам о защите персональных данных.

Решением суда на Google была возложена обязанность удалить все ссылки, содержащие имя Гонсалеса, на испанском поддомене Google.es. Сама информация остаётся доступной на сайте газеты, но более не индексируется поисковым механизмом.

Важно отметить, что Суд указал в решении, что данное дело не является универсальным, а право на забвение — абсолютным: решения по аналогичным делам должны выноситься на основе конкретных обстоятельств, чтобы исключить их противоречие с фундаментальными правами человека, в том числе правом на свободу слова и печати, а также с учётом приоритета общественного интереса на доступ к информации.

 

Российский опыт

Решение Европейского суда стало основанием для Общественной палаты РФ дать рекомендацию депутатам Думы принять законодательные акты, обеспечивающие защиту персональных данных пользователей интернета.

В мае 2015 года соответствующий законопроект был внесён на рассмотрение Государственной Думы, а уже 13 июля 2015 года закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» был подписан Президентом РФ. Он вступил в силу 1 января 2016 года. Незадолго до этого были внесены поправки в Кодекс об административных правонарушениях, устанавливающие ответственность операторов поисковых систем за уклонение от удаления ссылок. Максимальный штраф для поисковой системы может составить 1 млн рублей.

Важно подчеркнуть, что концепция защиты общественного интереса, которой отведено значительное место в европейской практике, при разработке закона о праве на забвение отражения не получила.

 

Критика законодательства, правоприменительная практика

С самого появления инициативы о внедрении права на забвение она вызвала критику со стороны профессионального сообщества, прежде всего со стороны крупнейшего поисковика – «Яндекса». Компанией был составлен подробный комментарий к законопроекту. Вкратце, он сводился к четырём тезисам:

1   Законопроект нарушает конституционное право граждан на поиск и получение информации. В результате его принятия поиск большого массива общественно значимой, а также достоверной информации будет затруднён.

2   Законопроект возлагает на операторов поисковых систем не свойственные им функции, по сути, приравнивая к правоохранительным органам.

3   Законопроект открывает возможности для злоупотреблений, в том числе для борьбы с конкурентами. Это особо значимо для СМИ: закон позволяет ограничивать в упрощённом порядке доступ широкой аудитории к общественно значимым материалам, основным источником которых выступают медиа.

4   Концепция законопроекта существенно отличается от европейской правоприменительной практики, изложенной в решении Европейского суда.

После принятия закона «Яндексом» была проанализирована практика его применения. Поисковик указал, что из всех обработанных им обращений было удовлетворено 27%, в отношении 73% обращений был получен отказ.

Высокая доля отказов связана с тем, что зачастую «Яндекс» не может проверить, достоверна информация или нет, нарушает её распространение чьи-то права или какие- либо законы. Компания рекомендовала пользователям обращаться в суд для поиска баланса между частными и публичными интересами.

 

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПРАВА НА ЗАБВЕНИЕ

Новый поворот в развитии истории наметился в результате противостояния миллиардера Евгения Пригожина с компанией «Яндекс». В июне 2016 года в районном суде Санкт-Петербурга начался процесс сразу по 15 искам бизнесмена. Он требовал удалить из поисковика ссылки на публикации Фонда борьбы с коррупцией (писавшего о проблемах с выигранными фирмами Пригожина подрядах у Минобороны) и издания «Фонтанка.ру» (писавшего о финансировании предпринимателем деятельности интернет-пользователей, на платной основе публиковавшего политические комментарии). В августе 2016 года Пригожин отозвал свои иски. Представитель бизнесмена пояснил отзыв тем, что добиться применения права на забвение оказалось непросто. «Процесс доказывания очень сложный, более того, в процессе всё больше раздувается и муссируется», — отметил он. По сути, освещение спора в средствах массовой информации привело к так называемому эффекту Стрейзанд.

Отказавшись от иска, Пригожин заявил, что будет инициировать изменение законодательства, с тем чтобы принятие решений о блокировании ссылок на поисковиках производилось в порядке, не предусматривающем открытое судебное разбирательство. Если начинание будет успешным, не только поисковики, но и суды будут вынуждены учиться забывать об общественных интересах.


Окт 12, 2016

Главред альманаха moloko plus — о самиздате и нескучной журналистике

ЖУРНАЛИСТ публикует заключитальную часть отчета Reuters о потреблении цифровых новостей (читайте первую, вторую, третью и...

Журналист меняет профессию. Этот стал таксистом-подкастовиком