Исаакиевский собор как инфоповод

Почему вопрос о передаче знаменитого памятника РПЦ стал информационным трендом

Эта история с точки зрения здравого смысла и тех проблем, которые действительно волнуют граждан в настоящий момент, возникла в буквальном смысле слова на пустом месте. Но всё дело в том, что циркуляция информации в пространстве подчиняется не логике и не объективным законам, а совершенно иным правилам, характерным для массового сознания и роли, которую играют в его формировании современные медиа.

Я не комментирую справедливость (сомнительную, с моей точки зрения) или странную поспешность пополам с келейностью, которые характеризовали решение петербургского губернатора о передаче музея-памятника «Исаакиевский собор» Русской православной церкви. Думаю, интересны будут факторы, повлиявшие на экспрессивную актуализацию этой темы в СМИ, и роль этих самых СМИ во всей проблематике, сопровождающей эту непростую ситуацию.

Исаакиевский собор даже в царские времена не был собственностью церкви

Можно только догадываться об истинных мотивах принятого городским главой решения. Но всей правды мы, впрочем, вряд ли когда-либо узнаем. Всё-таки Исаакий не Уотергейт, но то, что непонятность мотивов решения провоцирует усиление негативных настроений, совершенно очевидно.

И в этой связи подобное отношение лишь усиливается благодаря торопливости других ветвей власти, отказавшиеся принимать иск на отмену решения, который был подан инициативной группой сторонников «непередачи Исаакия». Недавно к группе их оппонентов хором присоединились два десятка ректоров петербургских вузов, которые в День российской науки подписали коллективное обращение о скорейшей передаче Исаакия чуть ли не к Пасхе.

Подобные поступки и действия ничего нового к портрету соответствующих категорий граждан не добавляют. А вот реакция телеведущего Владимира Соловьёва на проблему, мягко говоря, удивляет. Одно из его январских ток-шоу совершенно неожиданно оказалось посвящённым этой проблеме. 

 

 

Именно эта передача, на наш взгляд, и продемонстрировала, что возникшая проблема стала одной из информационных доминант в медийном отечественном пространстве, порождая не только умножение смыслов и увеличивая эмоционально-психологический градус споров, но и провоцируя последующие акции, которые естественным путем трансформируются благодаря СМИ и журналистам в новостные поводы. А наглядная визуальность происходящего с обеих сторон конфликта лишь усиливает поляризацию мнений и эскалацию аргументов спорящих. Наглядное подтверждение тому все получили 12 февраля 2017 года, когда в ответ на организованный крестный ход с хоругвями вокруг здания собора их идеологические противники организовали живое кольцо из цепочки людей, двигавшихся в обратном направлении. Совокупность обеих акций и произвела тот синергетической новостной эффект с подобающими ситуации «картинками» (видео и фото), которые благодаря социальным сетям и телевидению увидели миллионы желающих.

Акция против передачи Исаакиевского собора РПЦ

Замечу, что количественно противники передачи Исаакия РПЦ явно превосходят сторонников. Более того, они организуют информационное давление на тех, кто принимает решение, более эффективно вводя в действие максимальное количество имеющихся ресурсов. В этом ряду и организованная в интернете процедура подписания петиции протеста, организация соответствующих дискуссий на всех возможных вариантах IT-присутствия в информационном пространстве и выступления лидеров мнений. Показательна, например, реакция читателей газеты «Санкт-Петербургские ведомости» на статью директора Эрмитажа Михаила Пиотровского. Только на сайте издания её прочитали на момент написания этих заметок 24 979 человек. Это при том, что цифра читателей других популярных материалов, опубликованных в этой газете, колеблется в среднем от трёх до четырёх человек.

Значимыми контраргументами против передачи памятника РПЦ являются и материалы на тему использования церковью прежде полученных зданий. Активность экспертов усиливает интеллектуальные позиции противников передачи Исаакия, придавая им научную весомость. Однако РПЦ похожа в этих дискуссиях на страуса, спрятавшего голову в песок, её возражения на исторические, юридические и экономические аргументы сводятся к одному тезису: 

«Данный вопрос находится вне правового поля»

Оказалась неубедительной и буквально провальной совместная пресс-конференция представителей администрации Санкт-Петербурга и местной епархии. Показательно, что сам Георгий Полтавченко предпочёл на ней не появляться, а «выставил на игру» своего заместителя. Власть понимает, что информационных сторонников принятого решения у неё не так много: пожалуй, только газета «Петербургский дневник» (абсолютно аффилированное с городскими властями издание) и канал «Санкт-Петербург», который, как известно, разделяет точку зрения чиновников Смольного по многим острым проблемам, волнующим горожан.

А что думают по этому поводу сами горожане? Различные издания спрашивали петербуржцев о причинах выступления за или против передачи Исаакия РПЦ. При этом не предлагались варианты ответов – причину люди называли сами. В итоге из тех, кто выступает против передачи (22,1%) сообщили, что Исаакиевский собор является одной из основных достопримечательностей города, что это музей и таким он и должен оставаться в будущем. Другие 6,8% опрошенных горожан ответили, что церквей и так очень много, их хватает на всех верующих. Кроме того, 7,3% считают, что церковь интересуют только доходы и для этого она и хочет получить контроль над Исаакиевским собором. А 1,8% отметили, что представители других религий не смогут посещать Исаакий.

РПЦ только в 2016 году получила от городских властей два «подарка»: ей были переданы Смольный и Сампсониевский соборы. Процедуры прошли, как принято говорить в некоторых кругах, «по-тихому». При этом аппетит пришёл во время еды, и РПЦ помимо Исаакия мечтает получить ещё и храм Спаса-на-Крови.

Очевидно, что власти Санкт-Петербурга, потакая церкви, не учли информационных уроков прошлого. Ведь именно на той же самой Исаакиевской площади ровно 30 лет назад (в марте 1987 года) начались первые массовые акции протеста против сноса здания гостиницы «Англетер». Нелишним будет вспомнить и историю с «Охта-центром», который «переехал» с берегов Невы на берег Финского залива и стал «Лахта-центром».

18 марта 1987 года. Снос здания гостиницы «Англетер»

Учитывая контекст столетия Великой русской революции, градус полемики вокруг Исаакия вряд ли снизится, а, следовательно, нам гарантировано продолжение споров и развитие этого информационного тренда в медийном пространстве.

Фото: Static.life.ru, Getty Images, ТАСС / Петр Ковалев, «Свидетели маятника Фуко» / Анатолий Трофимов, Специализированная группа экологии рядовой архитектуры (группа ЭРА)

Фев 17, 2017
Несколько слов о штатных и внештатных фотокорах
Фрилансер, создатель Telegram-канала и сайта «IT и медиа. Палач Говорит» Павел Городницкий докладывает о своих успехах
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА