Истец со стажем

История череды судебных тяжб Игоря Сечина из-за публикаций о себе и своей компании с различными медиа начинается в 2014 году. Тогда пресс-секретаём «Роснефти» стал бывший телеведущий Михаил Леонтьев и с этого момента его начальник «пошёл по судам».

Первым СМИ оказалась российская версия журнала Forbes: статьи «Государева щедрость» о доходах Игоря Сечина в 2012 году (утверждалось, что они на тот момент составляли $50 млн в год) и «Последний конкистадор» о его влиянии на котировки «ТНК-BP». Затем последовал иск к газете «Ведомости» за колонку заместителя главного редактора издания Кирилла Харатьяна «Человек недели: Игорь Сечин», в которой отмечалось, что тот «никому не подотчётен, кроме своего кремлёвского покровителя». Оказалось, что подобные сведения «порочат честь, достоинство и деловую репутацию». Суды Игорь Сечин выиграл, а русский Forbes и «Ведомости» вынуждены были опубликовать опровержения. Но история на этом не заканчивается

Итак. Понедельник, 11 ап­ре­ля 2016 года, 8 утра. Топ-менед­жер одной крупной нефтяной компании открывает сайт РБК, ему бросается в глаза заголовок «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP». В статье приводится информация от анонимного источника из «Роснефти» и двух неназванных федеральных чиновников, ­которые поделились с РБК слухами об условиях продажи акций компании: якобы покупателям могут запретить заключать соглашения с британской компанией BP, чтобы та не получила блокирующий пакет.

Иск «Роснефти» к РБК — ​уникальный случай. Сначала компания просит Арбитражный суд защитить её от «фантазии журналистов или их так называемых источников», требуя «опровергнуть ложные сведения». Но затем, на заседании суда 29 сентября 2016 года, истец пересмотрел свои требования в сторону материальной компенсации за репутационный вред. РБК — ​единственное СМИ, с которого «Роснефть» требует деньги. Сумма исковых требований дикая — ​3,124 млрд руб­лей — ​столько «Рос­нефть» желает взыскать с компании «Бизнес-Пресс», учредителя и издателя газеты РБК-daily, авторов статьи Тимофея Дзядко, Людмилы Подобедовой и Максима Товкайло, а также телеканала РБК, в эфире которого был озвучен их материал. Однако сторона истца не успела подготовить необходимую документацию для удовлетворения их новых требований, поэтому суд принял решение перенести заседание на 11 ноября.

Газета «Ведомости», наблюдая за ходом дела РБК, неожиданно наступила на старые грабли. ​В печатной версии от 20 июля 2016 года опубликована статья корреспондента Рината Сагдиева с интригующим заголовком «Сечин вьёт гнездо в Барвихе». Герой публикации в этот раз посчитал, что материал написан «ради праздного интереса публики», не содержит значимой для общества информации, нарушает его право на неприкосновенность частной жизни. Суд, понятно, поддержал «оскорблённого».

В общем, Игорь Сечин «отпраздновал» победу требованием удалить статью с сайта газеты и запретить её​ дальнейшее распространение, а также уничтожением всего тиража выпуска № 4120 с публикацией расследования. Только в этот раз, по словам руководителя юридического отдела «Ведомостей» Владимира Румянцева, «решение суда будет обжаловано в ­вышестоящей инстанции».

Против опубликованного «Новой газетой» расследования Романа Анина «Секрет «Принцессы Ольги» (о яхте St. Princess Olga, которую, возможно, Игорь Сечин мог подарить жене и даже назвать в её честь), как можно было и ожидать, господин Сечин выступил вместе с женой Ольгой. Оба были возмущены пуб­ликацией. Следовавший за этим иск Ольги Сечиной к «Новой газете» с требованием уничтожить тираж номера суд отклонил, но 10 октября 2016 года удовлетворил заявление самого Игоря Сечина о требовании на опровержения публикации.

«Новая газета» разместила 10 ок­тября на своём сайте материал «Бас­манный суд ушёл на вынесение решения по иску Игоря Сечина к «Новой газете». В нём говорилось, что адвокат истца называет расследование Романа Анина «удовлетворением праздного интереса», аргументируя это тем, что его подзащитный «не является влия­тельным политиком» и «публичной фигурой», а Роснефть не явля­ется «госкорпорацией».

Пока все материалы, ставшие причиной исков «Роснефти» и её главного исполнительного директора к СМИ, находятся в открытом ­доступе. Но ­судебные тяжбы продолжаются.

Да, так вот.

Игорь Сечин родился 7 сентября 1960 года в Ленинграде. В 1977 году поступил на филологический факультет ЛГУ, на пятом курсе которого был командирован переводчиком в Мозамбик, где шла гражданская война. Через два года Сечин окончил университет — он филолог-романист, преподаватель португальского и французского языков. После университета несколько месяцев служил в Туркмении, а в январе 1985 года оказался в Анголе, где, как и в Мозамбике, тоже шла гражданская война. В 1986 году начал работать в компании «Техноэкспорт», немного поработал в иностранном отделе ЛГУ, отвечавшем за стажировку за границей, а в 1988 году перешёл в исполком Ленсовета, где требовался человек, владеющий португальским языком. В июне 1991 года уже в мэрию Санкт-Петербурга пришёл работать Владимир Путин. Так Игорь Сечин оказался в аппарате будущего президента, где и проработал с ним до 1996 года.

В августе 1996 года карьера обоих пошла в гору. Владимира Путина пригласили в Москву заместителем управляющего делами президента. С собой он позвал и Игоря Сечина.

В 1998 году Игорь Сечин сменил квалификацию. Он защитил диссертацию на тему «Экономическая оценка инвестиционных проектов транзита нефти и нефтепродуктов» и стал кандидатом экономических наук. С 1999 по 2008 год он — замруководителя Администрации президента. В 2008 году становится вице-премьером. Параллельно с 2004 по 2011 год — председатель совета директоров компании «Роснефть».

Сейчас Игорь Сечин — ​главный исполнительный директор «Роснефти» и председатель совета ­директоров ряда других компаний, в том числе ​государственной ­компании «Рос­нефтегаз».

 

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Ноя 1, 2016
Редакции сразятся за лучшее освещение документов об убийстве Кеннеди
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания
В ноябре 2015 года старейшая газета Кореи «Чосон ильбо» завела у себя отдел виртуальной реальности (VR). И вот что увидела