Как противостоять дезинформации

Всемирный день свободы прессы в Хельсинки собрал участников со всего мира — исследователей и руководителей СМИ, правозащитников и международных чиновников, лауреатов премии Гильермо Кано последних лет. Как и в прошлые годы, пленарные заседания и параллельные секции были посвящены насущным проблемам — безопасности, освещению конфликтов, работе в условиях стремительно развивающихся технологий, международной солидарности. Большой интерес вызвала секция по противодействию дезинформации в современном мире, где выступила секретарь СЖР, вице-президент ЕФЖ Надежда Ажгихина

Мне кажется, в нашем разговоре о противодействии ложной информации, дезинформации и пропаганде сегодня особенно важно отметить роль профессиональных организаций. Профессиональные организации — это не корпорации и не бизнес, это объединения конкретных журналистов, основанные на личном членстве. На признании каждым из них в отдельности неких принципов и ценностей, в частности, ­профессиональных и ­этических принципов.

Я росла во время холодной войны и тотальной цензуры. Естественно, мы изучали теорию пропаганды, был такой предмет. Но наши учителя сумели объяснить нам, что такое честная и ответственная журналистика, и профессиональное достоинство, и чем журналист отличается от пропагандиста. И авторитет тех журналистов, которые стремились сохранить своё достоинство и старались сказать правду о происходящем вокруг нас, был чрезвычайно велик. ­Невзирая на строгую цензуру.

Противостояние времён холодной войны отличается от современных информационных войн примерно так же, как армия Наполеона с точным сроком объявления наступления, дислокации подразделений, правил обращения с пленными и т. д. — от сегодняшних формирований ИГИЛ (запрещённой в России организации). Тогда все было чётко и понятно, и все понимали, где пропаганда, где просто информация, кто занимает какую делянку. Мне кажется, что и качество текстов было выше, и квалификация участников противостояния. И, что очень важно, соблюдался некий статус-кво в отношении журналистов, в принципе к работе журналиста всюду относились с уважением. Я не помню, чтобы советских или американских журналистов в массовом порядке депортировали из страны, как военных или дипломатов, в случае конфликта. Чтобы журналистам, аккредитованным в той или стране, угрожали, на них нападали. Это уже сегодняшние реалии.

Говоря о личном выборе, не могу не привести один пример. Мой старший коллега в газете «Комсомольская правда» Владимир Снегирёв работал коррес­-
пондентом в Афганистане. Находился в расположении советских войск. Он знал о том, что с противоположной стороны фронта — со стороны «моджахедов» — работает ирландский журналист Рори Пек. Они нередко смотрели друг на друга через линию фронта. Потом они вместе работали в Багдаде, стали друзьями и вместе снова ездили в Афганистан делать репортажи. В 1993 году Рори Пек был убит во время стрельбы у Останкино. А Владимир Снегирёв посвятил ему книгу «Рыжий» — о работе военного корреспондента, об Афганистане, о том, как важно не терять своего человеческого и профессионального достоинства. Эту книгу я хотела бы посоветовать прочесть всем нынешним молодым репортёрам и их редакторам, тем, кто отправляет молодых людей в горячие точки. К сожалению, многие из тех, кто сегодня стремится делать острые материалы из зон конфликтов и мечтает стать немедленно знаменитым, не имеет никакого представления не только об основах профессии, об этических принципах, но и о первых мерах безопасности. А редакторы направляют необученных — и часто фрилансеров — в опасные командировки, не предоставляя ни страховки, ни тренинга, не средств защиты. Так дешевле! Так происходит во всем мире. Мы столкнулись с этим во время событий на востоке Украины. И предложили внести даже изменения в Закон о СМИ — с требованием обязать редакции обеспечивать страховкой, средствами защиты и тренингом всех, кого направляют в горячие точки. Хотя сегодня не вполне понятно, где эти ­точки, такой ­тренинг нужен всем.

Кризис в экономике побудил сократить дорогостоящие корпункты и профессиональных сотрудников во многих СМИ

Журналист, который не владеет профессиональным мастерством, не подготовлен, не защищён, скорее передаст неточную, а иногда и просто ошибочную информацию, подчас безо всякого злого умысла. Часто фейки попадают в эфир или в печать просто от нехватки времени — требуется быстрая информация, нет времени на проверку, на поиск оригинальных фотографий, на доработку… Известные случаи, когда по разным каналам СМИ разных стран кочевали одни и те же кадры, попавшие из архива, сопровождающие современный репортаж об актуальных событиях, — результат такого положения дел.

Кризис в экономике побудил сократить дорогостоящие корпункты и высокопрофессиональный персонал во многих СМИ, даже освещение конфликтов часто осуществляется посредством компиляции. Сравним, сколько европейских журналистов освещало события в бывшей Югославии — и сколько на востоке Украины.

Причиной дезинформации является не только злой умысел, но в равной степени, мне кажется, и плохая журналистика, и чрезмерная экономия средств на подготовку, и тот кризис, который переживают СМИ в целом. И, безусловно, низкий статус и незащищённость журналистов во всём мире. Журналисты никогда не были столь уязвимыми, как в последние ­годы. Никогда журналистов так последовательно и жестоко не убивали — ЮНЕСКО и МФЖ регулярно сообщают о новых трагедиях, более ста работников СМИ погибли только в этом году.

Но журналисты с их высокими требованиями и этическими кодексами мешают не только террористам. Владельцы глобальных информационных компаний давно говорят о том, что журналистов пора отнести в лучшем случае в музей (вариант — на свалку истории), а их место должны занять эффективные менеджеры и дешёвые и быстрые информационные сотрудники, готовые быстро выполнить любой заказ. Известный медиамагнат Руперт Мердок повторяет этот тезис уже не первый год. В России его слова буквально воспроизводит замминистра коммуникаций и СМИ Алексей Волин. Так что личный выбор журналиста и идея служения обществу, а не заказчику — то, что МФЖ поднимает на щит как « журналистику как общественное благо» — подвергается атакам с самых разных сторон. К счастью, профессиональное сообщество не ­отступает и ­сопротивляется.

Сопротивление осложняется экономическими факторами. Безработица, вытеснение сотрудников за штат редакций, неполная занятость и социальная незащищённость — вот ­реалии сегодняшнего дня.

Сегодня, в отличие от советского времени, аудитория полностью дезориентирована. Обычный человек не в силах понять, где правда, где фейк, у него нет сил и времени разбираться в информационных потоках, он дуреет от круглосуточно льющейся на его психику агрессии, он перестаёт верить всем — и журналистам, и интернету, и правительству. Дезинформация вредит не только пользователям интернета или честным журналистам, она вредит и СМИ, и правительству, она вредит общему здоровому ­развитию в перспективе.

Как можно противостоять хаосу и дезинформации сегодня? На мой взгляд, важны, прежде всего, три основных момента. Первый — медиаграмотность. Программы по медиаобразованию, разработанные на основе рекомендаций ЮНЕСКО, позволяют ориентироваться в многообразии информационных потоков, отличать пропаганду от информации, фейк от реального расследования и т. д. Кстати, в России также разработана оригинальная программа по медиаграмотности. Такие программы позволят также включить широкую аудиторию в необходимую дискуссию о значении журналистики и свободы слова в обществе. Бесспорно, без участия государства реализовать их трудно. В долговременной перспективе они окажут неоценимую поддержку не только аудитории и свободе СМИ, но и государству. Необходимо также включать в этот процесс ­медийный бизнес.

Второй момент — необходимо развитие институтов самоуправления в СМИ. Законодательными или репрессивными методами бороться с ложной информацией и пропагандой совершенно невозможно. Саморегулирование (советы по прессе, Общественная коллегия по жалобам на прессу в России) — главный инструмент в борьбе с дезинформацией и нормализацией информационной среды. Нарушение профессиональных и этических принципов и норм должно получить квалифицированную оценку и стать предметом гласности и широкого ­обсуждения с участием аудитории.

И третий — повышение значения профессиональных организаций в дискуссии о качестве информации, повышение правового и социального статуса журналиста.

И не будем забывать, что по-прежнему очень многое зависит от нашего личного выбора.

Поздравляем!

На Конгрессе Европейской федерации журналистов в Сараево секретарь СЖР, наш постоянный автор Надежда Ажгихинапода вляющим большинством делегатов была переизбрана вице-президентом ­организации, сроком на три года.

В 2013 году Надежда Ажгихина стала первой женщиной и первым представителем Восточной Европы в ЕФЖ. Три года назад в Бергамо в своём кратком обращении к Конгрессу она говорила о том, как важно соединить опыт Восточной и Западной Европы в защите интересов журналистов. Западный прагматизм и опыт демократии важно объединить с энергией и творческим началом журналистов Восточной Европы, что поможет лучше узнать друг друга и создать устойчивую платформу для защиты журналистов.

Никто тогда и подумать не мог, что в центре Европы снова будут звучать выстрелы, гибнуть люди, в том числе журналисты, и что журналистов попытаются превратить в солдат новой информационной войны. Именно поэтому сегодня важна профессиональная солидарность и приверженность основным принципам профессии.

Журналист поздравляет Надежду Ажгихину с переизбранием, возможностью продолжить начатую работу на благо международной журналистики.

Желаем успехов в решении общих проблем и объединении новых организаций в ЕФЖ.

Фото: shutterstock.com

Июн 2, 2016
Редакции сразятся за лучшее освещение документов об убийстве Кеннеди
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания
В ноябре 2015 года старейшая газета Кореи «Чосон ильбо» завела у себя отдел виртуальной реальности (VR). И вот что увидела