Каждый учитель чей-то ученик

Учитель — это всегда связь с традицией. Само возникновение школ и университетов обязано стремлению знающих людей доносить полученные ими знания и познанные истины молодым людям. Преподаватели факультета журналистики МГУ, по учебникам которых училось не одно поколение журналистов, свой профессиональный и жизненный успех связывают со своими наставниками

В разные годы на страницах ЖУРНАЛИСТА были опубликованы интервью с преподавателями знаменитого журфака, которые являются профессиональными маяками, по которым студенты, а затем и выпускники сверяют ценности жизни и профессии. В своих интервью они рассказали об этапах своего становления. Их повествование состоит из отступлений-размышлений, портретов «старших», у которых они учились и о которых сохранили самые тёплые чувства.

 

ЯСЕН ЗАСУРСКИЙ,

ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР, ДЕКАН ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ МГУ ИМ. М. В. ЛОМОНОСОВА (1965–2007 ГОДЫ), ПРЕЗИДЕНТ ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ МГУ С 2007 ГОДА. АВТОР КНИГ «ИСКУШЕНИЕ СВОБОДОЙ. РОССИЙСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. 1990–2007», «СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ РОССИИ», «ТЕОДОР ДРАЙЗЕР», «АМЕРИКАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА» И ДР.

— У меня были учителя, которые учили меня английскому языку, английской и американской литературе. Какого-то одного человека трудно назвать. Учителем я считаю своего научного руководителя Романа Михайловича Самарина. Человек он был очень богатый знаниями и культурой. Во многом интерес к общественной жизни у меня от моего отца. Он был активным человеком, вёл дневник, и я читал его иногда. Отец был главным инженером, работал в Министерстве тяжёлой промышленности. Он много ездил, в разных странах бывал. Ездил в Америку в 1939 году, и мне потом много о ней рассказывал. В этом смысле у меня сформировался интерес к международной жизни. Я также с увлечением изучал английский язык. У нас была знакомая, которая занималась со мной, и, когда я вернулся из эвакуации, она посоветовала мне поступать на подготовительные курсы в Институт иностранных языков.

 

МАРИНА АЛЕКСЕЕВА,

КАНДИДАТ ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ РЕДАКЦИОННО- ИЗДАТЕЛЬСКОГО ДЕЛА И ИНФОРМАТИКИ ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ МГУ. ВЕДЁТ ЗАНЯТИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ СЕМИНАРОВ «ПРОБЛЕМЫ РАБОТЫ РЕДАКТОРА НАД ТЕКСТОМ ПРОИЗВЕДЕНИЯ», «ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ РЕДАКТОРА ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ», «РОССИЙСКИЕ ДЕТСКИЕ ЖУРНАЛЫ 20-Х ГОДОВ XX ВЕКА».

— Своим становлением я обязана отцу, матери, бабушке, деду, моим первым школьным учителям — Вере Михайловне Смиренской и Лидии Макаровне Шапошниковой. Лидия Макаровна — удивительный человек. Родом из уральских казаков. Окончила Институт благородных девиц. В первые дни войны потеряла мужа и сына. Она научила нас понимать и любить русский язык и литературу. У неё был свой, как сейчас говорят, проект — «Родная природа в музыке, танцах, живописи и литературе». Мы слушали музыку, занимались танцами с артистом кордебалета Большого театра, состояли в кружке при Третьяковской галерее, искали и находили описание природы в произведениях русских писателей и поэтов, писали сценарии и ставили балет «Времена года». Лидия Макаровна была поистине выдающимся воспитателем. Если говорить об университетских преподавателях, то хочу назвать Элеонору Анатольевну Лазаревич и Анну Владимировну Абрамович. Они преподавали у нас на отделении методику редактирования. И как преподавали! Именно им я обязана тем, что редактирование стало моим любимым занятием на всю жизнь, увлекательной творческой работой, замечательно профессией. Не могу не упомянуть здесь Е. П. Кучборскую, В. А. Архипова, К. И. Былинского, Д. Э. Розенталя, Я. Н. Засурского и многих других, которым обязана своим становлением.

Она научила нас понимать и любить русский язык и литературу. У неё был свой, как сейчас говорят, проект — «Родная природа в музыке, танцах, живописи и литературе»

СЕМЁН ГУРЕВИЧ,

ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР. АВТОР УЧЕБНЫХ ПОСОБИЙ «ЭКОНОМИКА ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СМИ», «ГАЗЕТА: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА», «НОМЕР ГАЗЕТЫ», «ЭКОНОМИКА СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ», «РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ: СТРУКТУРА, ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ».

— Я учился в Московском институте философии, литературы и истории. Его называли советской Сорбонной, там был собран цвет науки. В МИФЛИ мы слушали лекции С. И. Радцига, Л. Е. Пинского и многих других. Лекции Пинского особенно запомнились. После них хотелось думать, так как они формировали мировоззрение. У него была очень непростая биография. Он воевал, был арестован, освободился и затем преподавал на филологическом факуль­тете МГУ. Это было особое поколение людей.

 

БОРИС ЕСНИН,

ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР КАФЕДРЫ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРЫ ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПРОФЕССОР МГУ, АВТОР КНИГ «ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (1703–1917) », «ТРИСТА ЛЕТ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ» (1702–2002) (СОВМЕСТНО С И. В. КУЗНЕЦОВЫМ), «ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XIX ВЕКА». АВТОР НАУЧНЫХ ТРУДОВ «РЕПОРТАЖИ В. А. ГИЛЯРОВСКОГО» И «БРАТЬЯ-ПИСАТЕЛИ (ПО ПИСЬМАМ А. П. ЧЕХОВА)».

— У меня есть учителя, которых я вспоминаю с благодарностью. Бы­ла учительница Глаголева, она вела у нас в школе литературу. Прекрасно вела занятия. А ещё Андрей Сер­геевич Сафроненко. Он на уроках читал нам художественные тексты. Как он нам читал «Ташкент — город хлебный», я до сих пор с восторгом помню. Он в 5-м классе дал нам задание написать домашнее сочинение на тему «Как я провёл лето». Помню, как я долго мучился! Ничего лучше не сообразил, как взять «Детство» Л. Н. Толстого за образец. Его в 1938 или в 1939 году посадили. За что, никто не знал. Помню, что он был человеком самостоятельным. Суждения свои смело высказывал. Отец мой очень хотел, чтобы я учился. Когда я вернулся после войны, у меня было желание пойти работать, хотелось зарабатывать, начать жить самостоятельно. Но отец ни в какую: «Иди в вуз, и всё». Он хотел, чтобы я учился именно в университете.

 

ГАЛИНА ЛАЗУТИНА,

КАНДИДАТ ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ МГУ. ЗАНИМАЕТСЯ ИЗУЧЕНИЕМ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖУРНАЛИСТА И РАЗРАБОТКОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНО- ЭТИЧЕСКИХ ОСНОВ САМОРЕГУЛИРОВАНИЯ ЖУРНАЛИСТСКОГО СООБЩЕСТВА.

— Когда училась в 9-м классе (было это в Магнитогорске), проходила городская комсомольская конференция, на которой я была делегатом от своей школы. Там обсуждали проблему рабочих общежитий. Это затронуло и меня, так как я жила неподалёку от одного из таких общежитий и видела, какие безобразия там творятся. И я решилась выступить. А вскоре после этого учительница по литературе попросила меня задержаться после уроков и спросила, не хочу ли я стать журналистом. Я об этой профессии тогда мало что знала, и Нина Анатольевна Акулинина (так звали мою учительницу) оказалась первым человеком, от которого я услышала о журналистах много хорошего. Учителем своим считаю Наримана Абдурахмановича Аитова — редактора пестречинской районной газеты в Татарии, где я начинала свою самостоятельную профессиональную жизнь. Он потом стал учёным, доктором философских наук. Он не побоялся доверять мне в работе — ведь была я совсем «зелёной» и вообще-то жизни ещё не знала, а тем более деревенской. Никогда не забуду тот ржавый гвоздь на деревянной плашке, что стоял на его рабочем столе. За право наколоть на него свой материал («гвоздевой»!) мы боролись отчаянно — изо всех сил «креативили», как говорят сегодня.

Никогда не забуду тот ржавый гвоздь на деревянной плашке, что стоял на его рабочем столе. За право наколоть на него свой материал («гвоздевой»!) мы боролись отчаянно — изо всех сил «креативили», как говорят сегодня

ГРИГОРИЙ СОЛГАНИК,

ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР, АВТОР НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ «СТИЛИСТИКА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРА РЕЧИ», «О СПЕЦИФИКЕ ГАЗЕТНО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОЙ МЕТАФОРЫ», «О РУССКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ И ЯЗЫКЕ СМИ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ» И МНОГИХ ДРУГИХ

— После окончания университета меня направили в Казань. Там я два с половиной года проработал в центральном издательстве Татарстана. Я выпустил около 50 книг, был среди них и сборник очерков. Он назывался «В наши ряды, друзья», я сам туда написал материал. Я обнаружил в себе сильную тягу к науке, когда начал работать. Поэтому я поступил в заочную аспирантуру Казанского университета. Но я хотел учиться на родном факультете и поэтому написал письмо моему руководителю дипломной работы Владиславу Антоновичу Ковалёву. Это был замечательный человек, светлая личность, литератор, он и стилистикой немножко занимался. Я написал ему о том, что хочу учиться. И он мне ответил положительно. Я поступил в заочную аспирантуру факультета журналистки МГУ. Отработав в Казани, я приехал в Москву и устроился на работу в издательство «Недра». А рекомендовал меня в аспирантуру Константин Иакинфович Былинский, основатель нашей кафедры. В тот момент, когда я поступал, он попал в больницу и оттуда мне написал рекомендацию для поступления, но из больницы он уже не вышел. Это был прекрасный педагог, читал замечательные лекции. Он дал название нашей кафедре «Кафедра стилистики русского языка», которое существует и до сих пор.

Это был замечательный человек, светлая личность, литератор, он и стилистикой немножко занимался. Я написал ему о том, что хочу учиться

ИВАН КУЗНЕЦОВ,

ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПРОФЕССОР МГУ, ЗАВЕДУЮЩИЙ КАФЕДРОЙ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (1985–2008 ГОДЫ), УЧАСТНИК ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. АВТОР КНИГ «НА СУДЬБУ Я НЕ В ОБИДЕ…», «ТРИ ВЕКА МОСКОВСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (1702–2002) (СОВМЕСТНО С Б. И. ЕСИНЫМ), «ГАЗЕТНЫЙ МИР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА». НАГРАЖДЁН ОРДЕНОМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, МЕДАЛЯМИ «ЗА ОТВАГУ», «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ», «ЗА ВЗЯТИЕ КЕНИГСБЕРГА», «ЗА ПОБЕДУ НАД ЯПОНИЕЙ», «ЗА ПОБЕДУ НАД ГЕРМАНИЕЙ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941–1945 ГГ.» И ДРУГИЕ.

— Шла война. К нам был назначен новый командующий. Им стал генерал Н. Э. Берзарин. Очень известный человек, он был первым советским комендантом Берлина в 1945 году. И вот однажды к нам приехали в бригаду гости. Я сочинил приветствие им. Прочитал, а после концерта этот генерал пригласил нас к себе на ужин и меня посадил рядом с собой. Он мне руку положил на плечо. Рука была тяжёлая, массивная, но мягкая. Завязался разговор. Он спросил, давно ли я пишу стихи, откуда я. А потом сказал: «Ты должен, сержант, учиться». Генерал Берзарин вскоре погиб. Но его слова я запомнил тогда.

 

ЕВГЕНИЙ ПРОХОРОВ,

ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ИНИЦИАТОР СОЗДАНИЯ КАФЕДРЫ СОЦИОЛОГИИ ЖУРНАЛИСТИКИ ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ МГУ, КОТОРУЮ ВОЗГЛАВЛЯЛ В 1990–2010 ГОДУ, РОССИЙСКИЙ СОЦИОЛОГ, СОЗДАТЕЛЬ СОВЕТСКОЙ, А ЗАТЕМ И СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ТЕОРИЙ ЖУРНАЛИСТИКИ. ЧИТАЛ ЛЕКЦИИ ПО КУРСУ «ВВЕДЕНИЕ В ТЕОРИЮ ЖУРНАЛИСТИКИ», КОТОРЫЙ ЯВЛЯЛСЯ ЕГО СОБСТВЕННОЙ НОВАЦИЕЙ, А ТАКЖЕ СПЕЦИАЛЬНЫЕ КУРСЫ «ЖУРНАЛИСТИКА И ДЕМОКРАТИЯ», «ИСКУССТВО ПУБЛИЦИСТИКИ», «ИНТЕРНЕТ — ЭТО НАШЕ БУДУЩЕЕ». АВТОР МНОЖЕСТВА КНИГ И НАУЧНЫХ ТРУДОВ.

— Мои учителя — Ефим Степанович Ухалов, Алексей Васильевич Западов. Они меня многому научили, хотя у нас были большие разногласия. Добавлю об учителях. Считаю своим большим Учителем Библиотеку имени В. И. Ленина. Учителями считаю также филологов Бахтина, Гуковского. Очень любил Поспелова, сейчас несколько критично отношусь к нему.

 

МИХАИЛ ШКОНДИН,

 ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР КАФЕДРЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ МГУ. ЧИТАЕТ СПЕЦИАЛЬНЫЕ КУРСЫ «МЕДИАТИПОЛОГИЯ», «СМИ КАК КОММУНИКАТИВНАЯ СИСТЕМА», «ПЕРИОДИКА: ХАРАКТЕР ПОСТСОВЕТСКОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ». ВЕДЕТ СПЕЦСЕМИНАРЫ «ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО В СИСТЕМЕ СМИ», «ГАЗЕТА КАК ТИП ИЗДАНИЯ» И «ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ В ЖУРНАЛИСТИКЕ».

— Я учился в военном училище в Вольске, потом поступил в военно-политическую академию на редакторский факультет. Но тут произошло сокращение вооружённых сил, и всех студентов академии перевели на заочную форму обучения. Я в тот период, в условиях этого сокращения, уволился из армии. И из академии я перевёлся на факультет журналистики МГУ. Мне тогда было 27 лет, и я уже был капитаном. Я не один такой был на курсе, поэтому нормально себя чувствовал. Учился легко, работал в парткоме факультета. Я считаю своими учителями Бориса Ивановича Есина прежде всего. Я от него много взял. Ксению Михайловну Накорякову с благодарностью вспоминаю, она редактированию учила. Большое влияние на меня оказали Мария Сергеевна Панишева, Илья Владимирович Толстой, правнук Льва Толстого.

 

РАФАИЛ ОВСЕПЯН,

ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПРОФЕССОР МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, ПОЧЕТНЫЙ РАБОТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. АВТОР МНОЖЕСТВА НАУЧНЫХ ТРУДОВ, В ЧИСЛЕ КОТОРЫХ: «ИСТОРИЯ НОВЕЙШЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ», «ИСТОРИЯ НОВЕЙШЕЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (ФЕВРАЛЬ 1917 — НАЧАЛО 90-Х ГГ.) », «ИСТОРИЯ СОВЕТСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ: ПЕРВОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ».

— Мне очень в жизни повезло, потому что у меня были очень хорошие учителя. И в университете, и в практической журналистике. Никогда не забуду Бориса Львовича Иткина, который стал моим наставником. Год с лишним продолжалось его шефство надо мной. Он был замредактора областной газеты «Красное знамя» в Харькове, где я проходил практику. Потом его отстранили от работы. За то, что он дал рекомендацию в партию одному молодому писателю, которого обвинили в космополитизме. Он прошёл всю войну, был редактором дивизионной газеты. Человек, награждённый кучей всяких орденов, великолепнейший журналист. Для меня это было большое потрясение.

Фото: shutterstock.com

Окт 11, 2016
Несколько слов о штатных и внештатных фотокорах
Фрилансер, создатель Telegram-канала и сайта «IT и медиа. Палач Говорит» Павел Городницкий докладывает о своих успехах
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА