Когда ты сам себе рецензёр

Не так давно во многих периодических изданиях и на телевидении появилась вот такая «занимательная» реклама:
Если, сидя в туалете,
Вы прочли «Отцы и дети»,
Сорок басен, сто поэм,
Срочно нужен слабилен.
И на картинке — унитаз, на сливном бачке которого (и на полу) громоздятся тома нашей классической литературы. А газета «АиФ» эту рекламу и афоризмом подкрепила: «Хорошим книгам — хорошую судьбу!» Пошутили?
Судьба книг, как мы видим, незавидная. Им всё же место на книжных полках и письменных столах, где их читают и листают чистыми руками. А «производители» рекламы явно нуждаются в лекарствах, закрепляющих мозги, а то они у авторов опасно разжижены. Глядишь, и до Альцгеймера недалеко…
Но «слабиленовая» тема возникла снова, когда я посмотрела несколько телевизионных передач на разных каналах. И пришла к выводу: и гости многочисленных ток-шоу, и ведущие порой говорят на одном «слабиленовом» языке вне зависимости от образования и социального статуса. Не верите?
«Мы послушаем сейчас объёмный портрет о вас».
«Нельзя бояться коммуницировать».
«Я хочу выразить шок по поводу оппозиции».
«Я очень была в шоке…»
«У нас отсутствует язык говорения о святом!»
«Да там у него голос какой-то пищавый»…
«К чему эти демагогические рассады?»
«Я хочу поделиться с вами этими удивлениями».
«Это такие невнимательности со стороны аудитории».
«У него неадекватные какие-то поведения!..»
«Эти взаимодействия будут повышаться!»
«А потом он начал покрывать меня разными хамствами».
«И у нас начались полные невзаимопонимания».
«Она пожилой человек. У неё уже и нервы ни к чему».
«Я могу начать рыдать на ровном месте…»
«Мне звонили в половина второго ночи и меня здравствовали».
«Сначала я как-то ошарашен остался».
«Я прожил большую жизнь и имею право заявлять об этом официально!»
«Я всё объясню, не залезая там в истории и много лет назад!»
«Это сколько уже? Год назад прошло…»
«Он говорит ключевые моменты, которые имеют место быть».
«А сейчас наш разговор будет такого вот рассуждения…»
«На борту самолёта мне пришлось оказывать реанимационные мероприятия».
«Новый университет должен синтезировать все образовательные потуги!»
«Из нас прёт фонвизинская недоросль!»
«Я многопридирчивый человек!»
«Человек обладал чувством боли к чужим состраданиям».
«Лики расстроенных глаз…» (из песни).
«Я не играю ни в один из видов спорта».
«Данная машина стоит перед нами очень вплотную».
«Он тратил огромные количества жизни на телефонные разговоры».
«Я ещё раз терпеть не могу тех, кто украл мой телефон!»
«Где он брал деньги на своё лечение пагубное?»
«Он приезжал на кладбище и совершал копательные действия».
«Это в законе должно не существовать».
«Возвращавшись домой с работы, на меня было совершено нападение».
«Ну, у нас организовался труп…»
«Во время её доставления в милицию муж бросился на нас».
«Если ты будешь тут дебошировать, мы тебя посадим».
«Я пришла в нотариус, а он послал меня в другой нотариус…»
«Я не был поклонником Дзержинского ни разу, но мы хотим стереть всё, что было сзади…»
«Надо заботиться о памятниках, которые рассыпаны везде».
«Он занимал высокопоставленный дипломатический пост».
«Вы можете общаться на светские беседы».
«Он необыкновенно читающий…»
«Я стал читать маниакально ­много поэзии…»
«Маяковский его страшно обложил и ужасно выругал».
«Нет в наше время второго Маяковского, умевшего так вращать ­словами».
«Пушкин садился на бревно и тогда бывал особенно весел».
«Мы не стеснялись друг с другом в критике».
«Он страшно был подвержен радости за искусство».
«Интеллигенция рождается на ­сломанных руках и костях».
«Я безумно чту эту традицию».
«Мы можем находиться в прекраснодушном состоянии наших сердец».
«И вдруг ко мне бросилась куча ­студентов».
«Есть куча людей, которая совершает положительные ­преступления».
«И он создал кучу друзей и помощников».
«Его мама — кавказских семей».
«Осетины плывут на очень высоких полупальцах…» (Ведущая — о танце).
«Мы трудимся, чтобы люди хорошо достигли пунктов назначения».
«Давайте дадим сейчас небольшую тишину».
«У нас была большая огромная любовь».
«У нас произошла искра, которая дала нам по голове. Мы кочевряжились и веселились, и ребёнка образовали на дне рождения».
«Она наблюдает сверху вниз, как за неё борются высокопоставленные кавалеры».
«Матильда принялась ему изменять не с царскими поклонниками, но тем не менее с другими мужчинами»
«Женщины от него косяками падали…»
«Мы пошли на мероприятие, и там состоялось обменивание взглядами с моим будущим мужем».
«У меня просто режется мозг — ну как ему не интересно посмотреть на меня?!»
«Я не могу дать хороших возможностей на эти отношения».
«Она такая позитивная. Со всеми непосредственно общается…»
«Он с ней носился, как кура с торбой!»
«Женщина на первом этапе знакомства рассматривает в мужчине принца, идеала».
«Мне очень много предлагали выйти замуж…»
«Это был мой абсолютно первый брак!»
«Мы все заточены на рождение детей».
«Я хочу оставить какой-то след семье, друзьям, детям…»
«Он ходил в детский сад и там подхватил немецкий».
«Ребёнок — это самая незащищённая часть, и она выполняет функцию шантажа».
«У меня ребёнок на глазах начал сильно истощаться».
«Мы сначала беседовали, а потом у нас ругачество произошло».
«Он бегал за мной с топором, сволочь такой!»
«Он начал сначала пощечины бить, потом делать удушающие движения».
«Она могла сказать матом какое-то выражение».
«Ну почему вы как-то матом разговариваете?»
«Ты меня клеветёшь, а моей матери строишь мимики!»
«Он бил её руками и ногами, в том числе — палкой».
«Я, чтобы протрезветь его, бросила рюмку в окно».
«Она плюнула мне в душу. Глубоко».
«Она меня панически сильно ревнует».
«Самое главное, чтобы человек оставался человеком, а не зверью».
«У неё было грустно на лице».
«Когда ученица показывает все свои трусы — это очень откровенно».
«И не надо ухмыливаться тут!»
«Меня вызывали в школу. Там нарисованы на стенах мужские недостойные вещи».
«Выпускникам приходиться самим искать, куда приложиться».
«Я не могу доехать до станции «Комарово». Я заблуживаюсь».
«Я вам сейчас доотвечу».
«— Вы решили стать актрисой?
— Когда родилась, да.»
«Когда ты сам себе рецензёр, то всё будет круто!»
P. S. Ещё раз перечитав заметку, улыбнулась: ну до чего талантлив наш народ даже в таких вот «изыс­ках». И всё-таки чиновникам иным и ведущим не мешало бы вновь сесть за ­учебники.


Авг 30, 2016
Юлия Калинина, обозреватель «МК», «Золотое перо России», рассказывает о работе и о себе
15 декабря — День памяти погибших журналистов. В этом году он пройдёт уже в двадцатый раз
Выбрать наилучший заголовок из нескольких можно уже после публикации, когда читатели проголосуют кликом