Мимо, мимо, мимо

Славой Жижек в фильме «Киногид извращенца» демонстрирует отрывки из практически неизвестной у нас голливудской ленты «Одержимая» с Кларком Гейблом и Джоан Кроуфорд. Героиня Кроуфорд, простая девушка из скучного городка, забредает на станцию, и мимо неё, набирая ход, проезжает поезд. В каждом его освещённом окне свой кусочек жизни, осколок картины, которая так и не становится цельной для героини. Слишком быстро сменяются окна

Потом она встречает свою любовь, но это другая история. Для Жижека важна аналогия с кино: окна поезда, как маленькие экраны, проходят мимо красивой, но несчастливой Кроуфорд. Мне же эпизод вспомнился, поскольку мы сегодня, подобно её героине, не успеваем осознать одно событие, проносящееся сквозь нас, как его нагоняет следующее, и предыдущее испаряется с какой-то пугающей быстротой.

Меня это заботит ещё и чисто профессионально. Пописывая колонки в разные издания, я всё чаще спрашиваю заказчиков: а тема не уйдёт? Особенно это касается еженедельников, не говоря уж о ежемесячниках. Заказчики, конечно, люди обстоятельные и ушлые. Они предлагают «выйти за рамки одного сюжета», «обобщить», «переосмыслить». Но всё чаще приходится задумываться: не самообман ли это? В бытность мою собкором «Советской России» в Хабаровске я многому учился у старших товарищей. Но вот внимать уроку своего друга и коллеги из «Правды» так и не научился. Он сохранял олимпийское спокойствие, пока остальные, опережая друг друга, гнались за новостью. «Послезавтра выйдет «Правда» и всех вас поправит», – говорил он не то в шутку, не то всерьёз, а скорее всего и то и другое.

Ну, и где та «Правда»? Может, её и не так жалко, как моего рано ушедшего друга, но всё-таки.

Возможно, роль играет и качество самого события. Совсем недавно сетевая общественность с силой и страстью, подобной рукотворному цунами, обсуждала внезапно вылезшую на поверхность тему насилия в жизни женщины. Надо признать, что флешмоб этот удался. Если считать его целью испытание технологии. Примерно так: берём ложный тезис (насилие испытало большинство женщин), толкуем расширительно (любые виды насилия, даже если просто за коленку хватал, психологическое, а также агрессивное поведение), стартуем согласованно, размещая под копирку несколько затравочных историй – вуаля! Множество женщин, словно по свистку, бросились изливать душу, кто взаправду, а кто и со скуки.

И мало кто из них задавался вопросом: а зачем? Кому? Да, были такие, кто раскопал, откуда у флешмоба ноги растут: написал про психологов, работающих на реабилитацию украинских участников АТО, про возможные цели заказчиков, даже про фонд Сороса, но значительная часть участников проигнорировала «включение головы». Сошла на нет тема так же неожиданно, как и возникла. Но признавать, когда дым рассеялся, что ты сдуру участвовал в какой-то сомнительной акции, не так-то просто: это признавать себя недалёким и поддающимся манипуляциям.

Организаторы могут ставить себе галочку в отчёт: учения проведены, результаты наглядны. И поверьте, мы ещё поучаствуем в подобных флешмобах, хотим мы того ли нет, признавая их важность или насмехаясь над ними; но затейникам всё идёт – суп, и хула, и похвала.

Как ни странно, но такой же промелькнувшей виртуальной скороспелкой кажется даже теракт в Ницце. Даже неудавшийся переворот в Турции. И мне кажется, что виртуальная, технологическая составляющая присутствует и в этих, казалось бы наиреальнейших событиях. Или хотя бы в способах, которыми доносится информация о них. На одном из телеканалов короткий, телефоном снятый ролик, где грузовик настигает людей на Английской набережной, крутили в режиме нон-стоп, словно некую гифку, что бы при этом ни говорили и ни комментировали. Возможных организаторов. Просчёты полиции и спецслужб. Возможное падение цен на недвижимость в Ницце, что выглядело совсем уж странно на фоне истекающих кровью людей. Но стилистика соцсети, где рамки дозволенного сейчас расширены донельзя, где встык прочтёшь и вопль очевидца, и глубокомыленности спецслужбиста-пенсионера, и вздох риэлтора, теряющего доход, не даёт тебе ни содрогнуться, ни прочувствовать смысл события.

Мир размельчается, заново склеивается; так сэмплы склеивают в петли современные музыканты. А монтажёры – клипы. Мир грохочет, шепчет, истекает клюквенным соком, мчится, вспыхивает – и мимо, мимо, мимо.

Недаром же переворот в Турции многие сочли инсценировкой: так ли – не знаю, но что медийно это было неотличимо от спектакля, а то и фейка, на которые изготовители всяких флешмобов большие мастера, – факт. Движущиеся танки, мелькающие люди, а тут ещё и Эрдоган, обращающийся к нации по мобиле, – где тут граница реальной реальности и реальности виртуальной?

Эрдоган на экранах планшетов ничуть не отличается от героев игры, которая намедни захватила мир, сметая на своём пути всё. Все забыли о «Брексите», о Ницце (хорошо, многие). Даже о саммите НАТО, событии, явно приближающем нас к войне. Какое НАТО? Все самозабвенно ловят покемонов. И напрасно «конспирологи» нудят о том, что игра эта – только ширма для окончательного и бесповоротного внедрения «Большого брата» в жизнь человека, увлечённого поисками электронного чёртика. Что компания, детализировавшая карты Google, теперь дала возможность отследить покемонов даже в Кремле. Что вот так весело мы сами, совершенно добровольно затаскиваем себя в оруэлловщину – никаким тоталитарным империям подобная не снилась. Мы сами готовы поделиться событиями сферы, которую прежде называли личной, мы расскажем всем, куда ходим, что едим, что любим, чего втайне боимся.

Мимо нас, как мимо героини «Одержимой», летят, сменяясь, живые картинки. Живые ли? Ловко изобретённые? А может, это и есть тот самый сплошной «25-й кадр», которым нас прежде пугали? Не знаю, но если вместо того, чтобы требовать от правительств настоящей, не покемонной борьбы с терроризмом, европейцы ходят колоннами и отождествляют себя с жертвами, дело зашло далеко.

Фото: леди@mail.ru, Eric Gaillard/REUTERS, CNN TURKEY, life.ru

Авг 9, 2016
Опыт Нидерландов, Франции, Австрии
Краткий обзор корпоративной прессы в Сети
Village Media может создать местный сайт за 4 часа, если видит рекламный потенциал