Можно ли победить стереотипы?

В Брюсселе состоялся семинар «Профессиональные стандарты в освещении России и ЕС: против стереотипов в СМИ». Это уже третья встреча в рамках проекта Союза журналистов России и Европейской федерации журналистов при поддержке ЕС. В конференции приняли участие президент Международной федерации журналистов Филипп Лерух, президент Европейской федерации журналистов Могенс Бликер-Бьеррегард, исследователи, руководители СМИ, журналисты.

Руководители МФЖ и ЕФЖ уверены, что только открытая дискуссия и развитие профессионального диалога помогут найти правильное решение.

Предлагаем вниманию выступление од­ного из европейских участников, извест­ного швейцарского журналиста Романа Бергера, который много лет работал кор­респондентом газеты «Тагес Анцайгер» в Вашингтоне и в Москве.

Почему на западе так мало знают о Рос­сии?

Какая самая известная метафора Аме­рики? Дядя Сэм. А России? Медведь. Что это означает? Россия сильная, как дикий зверь, она непредсказуемая. Медведь мо­жет угрожать своим соседям.

Давайте обратимся к конкретным примерам. В 2008 году началась война между Грузией и Россией. Один из аспи­рантов Университета Цюриха проанали­зировал, как о ней говорили в немецких и британских СМИ. Результаты показали: европейские СМИ заняли определённо антироссийскую позицию. В то же время о грузинской стороне, которая во мно­гом спровоцировала конфликт, об ата­ках грузинских военных в Южной Осетии они сообщали, сохраняя нейтральную и уважительную по отношении к Грузии интонацию. Такие же выводы содержат­ся и в докладе швейцарского дипломата Хайди Тальявини для ЕС.

Как русские видели конфликт меж­ду Россией и Грузией? Только 12% верили в то, что Грузия действовала самостоятель­но. Примерно 75% респондентов сказали, что грузинское руководство приняло решение атаковать Южную Осетию под дав­лением США. Этот факт также содержится в докладе для ЕС.

Война между «русским медведем» и ма­ленькой Грузией в глазах обозревателей представала как драка между большим и сильным противником и маленьким и слабым и способствовала формирова­нию естественной симпатии к слабому, вне зависимости от того, кто спровоциро­вал конфликт и в чём его суть.

Подобная реакция наблюдается и по отношению к конфликту между Рос­сией и Украиной сегодня. Для большинства европейских журналистов россий­ская внешняя политика — агрессивная, неоимперская, экспансионистская. Рос­сия намерена возродить Советский Союз и вернуть тоталитарный политический режим, который может представлять угро­зу европейской безопасности.

Ещё один важный аспект в репорта­жах о России — чрезмерная персонифи­кация. Многие лидеры европейского ме­дийного пространства сосредоточились исключительно на фигуре президента Путина. Газетные заголовки, повторяя друг друга, назначили Путина персональ­но ответственным за крушение малайзийского самолёта. Путин лично несёт от­ветственность за допинговый скандал, за кризис с мигрантами, за кибератаку на штаб-квартиру Демократической пар­тии США и Хиллари Клинтон.

Для европейских СМИ Путин — экви­валент российского правительства и го­сударства. В противовес ему украинский президент Порошенко и бывший грузин­ский лидер Саакашвили предстают как наши партнёры и друзья.

Западные СМИ как будто смотрят на Россию сквозь волшебные очки с при­чудливо изогнутыми линзами. Постоян­ные темы: ограничение гражданских свобод, наступление на свободу слова, экономический кризис. Они не пытают­ся объяснить своей аудитории реальную ситуацию, дать ответы на важные во­просы. Почему нет массовых протестов на улицах российских городов? Почему Путин так популярен? Мы знаем, что при­мерно 80% российских СМИ контролиру­ются государством в той или иной фор­ме. Но это не исключительно результат эффективности пропагандистской ма­шины Кремля. Российский независимый «Левада-центр» привёл интересные дан­ные: большинство русских зрителей уве­рены в том, что получают по ТВ исклю­чительно пропагандистские материалы. И верят им, принимают их всерьёз очень немногие, абсолютное меньшинство.

Да, правда в том, что территория сво­боды слова и демократии в России со­кратилась. Но большинство европейских СМИ создают впечатление, что россий­ский медиаландшафт — это пустыня. Хо­тя в реальности это не так, и в стране ра­ботают мужественные и талантливые журналисты, они готовят прекрасные материалы.

Наши СМИ не информируют нас о разнице в понимании ценностей в раз­ных странах. О том, что у русских могут быть иные приоритеты. Что в то время, когда для меньшинства на первом ме­сте стоят права человека, демократия и свобода прессы, большинство русских людей отдают предпочтение стабиль­ности, безопасности и материальному благополучию. Лишь небольшая часть российских граждан имеет загранич­ный паспорт и путешествует по миру. Мы не имеем возможности прочитать в наших газетах, что на самом деле про­исходит в стране.

В Москве такое положение дел назы­вают двойными стандартами. Вот вам пример. Аннексия Крыма повлекла эко­номические санкции как наказание за нарушение международного законодательства. Россия была исключена из «Большой восьмёрки». Но посмотрим, что произошло с Китаем, когда Междуна­родный суд в Гааге осудил нарушение Ки­таем международного законодательства. Китай не признал это решение, и ни­каких санкций не последовало. В Тур­ции при правлении Эрдогана бросили в тюрьму значительно больше журналистов, чем в России при Путине. Эрдо­ган вообще убивает своих граждан, если они выходят на улицу протестовать. Тур­ция незаконно оккупировала Северный Кипр. Но Турция — член НАТО, и никто её не наказывал. Очень редко в запад­ных СМИ можно прочитать или услышать что-то о существовании таких двойных стандартов.

В большинстве европейских СМИ Россия представлена однобоко. Этого явно недостаточно, чтобы видеть полную картину и понять, что же происхо­дит в стране. Это не результат цензуры. Но очевидно, что редакторы и издатели крупнейших СМИ принадлежат к одно­му и тому же кругу, входят в одни и те же трансатлантические организации.

Основные европейские СМИ не отра­жают мнения людей. Очевиден явный разрыв между общественным мнением и мнением, транслируемым СМИ.

Мы знаем, что примерно 80% российских СМИ контролируются государством в той или иной форме. Но это не исключительно результат эффективности пропагандистской машины Кремля

Очень редко в газетах и на ТВ гово­рят об ошибках, допущенных во время холодной войны и после её окончания. Горбачёвская идея «общего европейско­го дома» провалилась, потому что Запад не хотел строить новую систему коллек­тивной безопасности. Не готов был со­трудничать с Россией, готов был обой­тись без России или даже действовать против неё. Говорил о сотрудничестве, но со стороны Москвы прежде всего, и считал, что Россия обречена быть сла­бой всегда.

Очевидно, что о многом СМИ сегодня молчат, когда это удобно, и наоборот. Убийство оппозиционного политика Бо­риса Немцова в Москве было в топе ново­стей. А когда через несколько дней в Ки­еве был убит журналист Олесь Бузина, почти никто об этом не сообщил. Бузи­на был одним из немногих украинских журналистов, кто критиковал украин­ское правительство. Другой знаменитый журналист Павел Шеремет был взорван в Киеве несколько месяцев назад. Тоже тишина. Если бы журналист с подобной репутацией был убит в Москве, об этом говорили бы все в Европе. То же самое можно сказать о репортажах об обще­ственных организациях: все говорят о притеснениях российских граждан­ских инициатив, но о том, что на Укра­ине запрещены оппозиционные орга­низации, включая коммунистическую партию, все молчат.

В заключение можно сказать следую­щее.

Я утверждаю, что образ России в ев­ропейских СМИ чрезмерно негативный, упрощённый, однобокий. Западные по­литики и СМИ очень выборочно отно­сились и относятся к оценке происхо­дящего в России. Борис Ельцин не был лучше Путина. Ельцин дал приказ тан­кистам стрелять по своему парламенту. Он начал варварскую войну в Чечне. Он провёл свои собственные выборы, ис­пользовав весь административный ре­сурс и зарубежную финансовую помощь. Во время так называемой приватизации он разорил страну. Но Ельцина считали другом Запада.

В конце холодной войны на Западе решили, что Россия станет частью тран­сатлантического порядка. Старый враг исчез, и в Москве закрылись многие кор­респондентские пункты западных СМИ, в том числе и бюро моей газеты. Число репортажей из России резко сократи­лось. Сегодня на Западе увидели в России нового врага. Мы должны понять, что мы очень мало знаем о России и наша ауди­тория не имеет о ней полной и достовер­ной информации.


Окт 6, 2016

Ведущие СМИ пробуют зарабатывать на брендировании товаров

Рассылка New York Times, посвященная «Игре престолов», сразу набрала более 60 тысяч подписчиков

Василий Лебедев, ректор школы ИКРа, прочитал лекцию «Как придумывать образование» на московском дизайн-заводе «Flacon» 16 августа...