На выставку Ван Гога

Чем радуют и огорчают графические (оформительские) модели региональных газет

Неподдельные радость и восхищение вызывают порой обычные районные, муниципальные газеты. Те самые, которые за глаза и с нескрываемым пренебрежением, словно отмахиваясь, многие называют «районками». Звучит, как диагноз в тубдиспансере. Именно поэтому любое качественно оформленное издание среди них стоит особняком.

Серия обзоров графических (оформительских) моделей региональных газет начнётся как раз с маленькой районной газеты, о существовании которой я узнал лишь в январе этого года, — муниципального издания Майминского района из Горного Алтая. Попробуйте найти на карте и оцените подвиг редакции. «Районка», которую приятно взять в руки, а главное, удобно читать. С таких и спрос выше.

Я не знаю коллектив, который выпускает эту газету. С редактором Ольгой Скоковой «перебросились» по телефону буквально парой фраз. С её слов, графическую модель они создавали сами. Верстает газету в том числе и она сама. И, знаете, это довольно симптоматично. Который раз замечаю, что в качественных изданиях редактор дружит с вёрсткой и оформлением. Ну или хотя бы старается вникать в эти вопросы.

Мне кажется, районные газеты в своём большинстве застряли во временах линотипа по очень простой и естественной причине. Ведь как было? Областные и республиканские газеты всегда смотрели и старались копировать союзные издания. А районные в свою очередь переносили на себя опыт областных рупоров. И всё это происходило, разумеется, с задержкой порой на десятилетия. В конце концов, когда большие газеты устремились в погоню за читателем, которого уже разрывали между собой новые медиа, издания в глубинке и не думали ничего трогать. А зачем? Тираж на месте, ваших «интернетов» у нас нет. Максимум, на что сподобились, — внедрить ставшие доступными с приходом компьютеров нелепые фантасмагорические плашки и эффекты. И тут «приехал ревизор». Интернет появился практически везде в одночасье. Большой и удобный. И мы потеряли целое поколение, которое не приняло и не передало традиции чтения бумажных газет. Взяли и сами разорвали цепочку, оставшись со старой и, как бы это цинично ни звучало, умирающей аудиторией.

Изменить что-то в корне уже невозможно. По естественным причинам бумажная новостная пресса будет угасать. Но продлить жизнь и даже сохранить её вполне по силам тем, кто будет стремиться сделать свою газету комфортной и полезной. Причём в слове «комфорт» никак не фигурируют дорогие шрифты и полноцветная печать на глянце, а в «полезности» — кулинарные рецепты и советы умельцев.

Если бы вашим читателям нужны были только рецепты, они бы выписывали и покупали не вашу газету, а «ЗоЖ». Местные газеты люди ценят именно за местные новости

Помните свой первый телефон? Этот кирпичик Nokia, которым можно было вбить гвоздь. У которого не было фотокамеры и возможности войти в интернет. Из всех достоинств — лишь часы, калькулятор, игра в змейку и фонарик. Вот если украсить этот телефон стразами и покрыть позолотой, он выиграет конкуренцию у простейшего смартфона? Станет ли он лучше звонить? Это к воп­росу о комфортности. Комфорт — прежде всего функциональность и простота в использовании.

Точно такая же история и с полезностью. Если бы вашим читателям нужны были только рецепты, они бы выписывали и покупали не вашу газету, а «ЗоЖ». Местные газеты люди ценят именно за местные новости. За известия о том, что происходит у них рядом. И полезность в этих новостях заключается главным образом в достоверности и степени влияния на жизнь читателей. То есть пустые, как стеклотара, пресс-релизы и отчёты о визитах руководителей по этому критерию имеют самую низкую позицию.

Ну а теперь — к делу.

Ничего лишнего

Что сразу бросается в глаза при взгляде на «Сельчанку»:
• чёткая контрастность в графическом исполнении (редакция не боится использовать жирные линейки, которые навигационно помогают читателю ориентироваться на полосах, бегло находить рубрики и границы публикаций; кроме того, достаточно контрастно, несмотря на одинаковое начертание, отличаются заголовочные комплексы публикаций первого, второго и третьего планов, что также улучшает зрительную навигацию);
• работа модульной сетки (редакция старается не нарушать при вёрстке свою модульную сетку — обычный пятиколонник, из-за чего полосы смотрятся системно и привычно для читателя);
• системность текстово-заголовочных и композиционных стилей (редакция чётко придерживается своей системы стилей подачи тех или иных видов публикаций, никаких прыгающих и вжатых строчек, лишних линеек и рамочек — всё, как в аптеке; даже когда не входит заголовок или остаётся «хвост», никому в голову не приходит его вжать или уменьшить в размере, тем паче никакого сжатого интерлиньяжа — раз не входит текст, значит, его нужно сокращать).

Вот за что мы ценим дорогую одежду? Мы ведь это обсуждали. За то, что удобно сидит и носится. За прямые ровные стежки. За то, что нигде ничего не торчит. Никаких лишних кармашков, выточек и ярлычков. А главное, после стирки не теряется цвет и ничего не вытягивается и не «садится». По точно таким же критериям можно оценивать и наши с вами газеты. Вы «сшили» за день до сдачи в типографию, налепили для красоты лэйблов, а читателю это «носить», как китайский ширпотреб с рынка. А вот одежду от «Сельчанки» лично я готов купить. Верю, что носить буду долго и «коленки не отвиснут» пос­ле двух стирок.

Первая полоса.

Если про контрастность в газете мы уже проговорили, то про один момент необходимо сказать дополнительно. Это – контрастный логотип. Довольно часто можно встретить в районных газетах логотипы со сложной конструкцией, с компьютерными эффектами и в исполнении серым цветом. Нет ничего контрастнее, чем простая форма и исполнение чёрным на белом. Чёрное и белое – это самый эффектный и яркий контраст. Поэтому простой чёрный логотип всегда выигрышнее любого «навороченного» бренда. Логотип «Сельчанки» мгновенно бросается в глаза. А из-за простоты исполнения он ещё и хорошо запоминается.

Очень удачно использован как разделитель серый блок между логотипом и новостным содержанием полосы. Правда, наверное, уместнее было бы использовать его под анонс какой-то большой значимой публикации внутри номера. У издания 12 полос, и внутри наверняка есть материал, на который стоило бы, по мнению редакции, читателю обратить внимание. Впрочем, есть ещё такая штука – называется «традиция». Если традиционно долгие годы в этом месте находится информация о знаковых датах недели и читателю к этому привыкли, то, может, и не стоит нарушать эту привычку.

Обратите внимание на выстроенную стилями и подачей иерархию публикаций. При беглом взгляде на полосу сразу выделяется материал первого плана («Такие же, как все»), за ним чётко прослеживается публикация второго плана («Глава района отвечает на вопросы сельчан») и опять же четко выстроена колонка с содержанием третьего плана.

А теперь к вопросу эффективности оформления. Центральный снимок призван отразить тему номера (в данном случае про инвалидов). Заголовок и сопутствующая ему фотография – равнозначные точки входа в материал. И они всегда должны звучать в унисон, то есть быть по содержанию «об одном и том же». В данном случае действительно ребёнок так же, как и все, играет с собакой. Типичный случай для любого ребёнка. Все чётко – заголовок и снимок в унисон. Но… читаем подпись к снимку: «Илья Кадыев в компании нового четвероногого друга». Первый же логичный и естественный вопрос любого нормального читателя после прочтения этой подписи: «И что?» Читатель вынужден догадываться, что ребёнок – инвалид. Откуда собака? Подбежала на улице просто попросить поесть? Соседский пёс встретил у подъезда? Что у ребенка общего с этим лохматым красавцем? Столько вопросов – и никакого ответа. Ответ, возможно, есть в тексте, там, внутри газеты. Но ведь читатель видит снимок здесь, и он хочет знать героев снимка и описание ситуации тут, на первой полосе. Мало того, вероятно, читатель и не будет читать этот материал. Не потому, что плохо написано, а просто не его тема. Ну неинтересно ему. У него десять минут на чтение газеты, и он прочтет только то, что его заинтересует. А этот материал пропустит. И снимок на первой полосе останется для него просто красивой картинкой. Я же «проваливаюсь» в середину номера и обнаруживаю живой и интересный репортаж про акцию по лечебной кинологии для детей-инвалидов. В данном случае если бы я хотел, чтобы у читателя хоть что-то осталось в памяти об этой теме и об этом снимке, то поставил бы примерно такую подпись: «Второклассник школы № 1 Илья Кадыев, имеющий проблемы со зрением, стал 7 декабря участником пробной акции по лечебной кинологии, которая прошла на территории лыжной базы Горно-Алтайска. С добрыми голубоглазыми хаски в этот день пообщались семеро детей из Маймы, Манжерока, Алферова и Кызыл-Озека». Даже если читатель не будет читать материал, саму тему и смысл фотографии он запомнит.

Вторая полоса.

Опять же чётко выстроенная иерархия материалов (первый и второй план). Читателю чрезвычайно удобно ориентироваться на такой полосе.

Видим центральный снимок, читаем подпись: «Слесарь по эксплуатации и ремонту газового оборудования Денис Гуничев тщательно проверяет установку перед запуском». Хорошая информативная подпись. Но по стилю «что вижу, то пою». Всё равно после прочтения подписи остаётся читательский вопрос «ну и что?». Достаточно просто, например, добавить в эту подпись предложение «За истекшие две недели установка сбоев пока не давала». И – появился смысл. Заметьте, редакция всегда старается называть главных героев снимка. Это чрезвычайно важно, особенно для местной газеты. Молодцы.

А теперь смотрим на снимок в колонке, где читатели получают от ведомств ответы на свои вопросы. В данном случае фотография к вопросу о снежных плотных брустверах вдоль дороги после прохода грейдеров, из-за чего жителям близлежащих дворов трудно прокапывать «коридор» на улицу. Я бы на месте редактора потребовал бы поставить подпись к снимку как минимум с указанием точного адреса «завала», с указанием даты запечатлённого факта, если эти завалы получаются нерегулярно. Кто в этом дворе живёт, как справляются с проблемой? Столько очевидных и волнующих вопросов, которые возникают при осмотре снимка. И ни одного ответа.

Третья полоса.

Опять же отмечу выстроенную зрительную навигацию из-за чёткой иерархии публикаций и контрастной подачи. И наконец, простая, но информативная смысловая подпись к центральному снимку в материале про почтальонов, распространяющих подписку на «Сельчанку»: «С.С. Казанцев в рамках Всероссийской декады подписки увеличил число читателей газеты на десять человек». Есть имя главного героя и есть результат работы. Для полноты картины мне, как читателю, не хватает лишь имени героини, которая подписалась на газету с подачи почтальона. Вдруг я её знаю. Вдруг она – моя соседка. Город маленький – все же друг друга знают. Раз она выписывает газету, значит, видит смысл тратить на неё деньги. Может, и мне выписать?

А вот с колонкой материалов третьего плана серьёзные проблемы. Не с оформлением. С полезностью оформления. Выглядят эти картинки без подписей вполне ярко, придают динамику чтению колонки. Но смысла в этих снимках мало. Этакие «снимки-затычки».

Вот фото пачек тысячных купюр к заметке «Максимальный прирост» про рост курса рубля. Ну что – я тысячных купюр не видел? К этому тексту лучшим доказательством смысла заметки был бы, наверное, не снимок, а простейшая инфографика с динамикой курса, где я бы удостоверился, что действительно за последний месяц рубль резко поднялся.

Столько же вопросов возникают и к снимкам к заметкам про выдачу земель на Камчатке и про сияющие столбы света в Астрахани. В заметке про Камчатку я бы на месте читателя хотел бы увидеть сравнение показателей с выдачей земли в других регионах Дальнего Востока. Это полезно – знать, где больше, а где меньше берут земли. А обсуждаемое событие в Астрахани происходило в 1670 году, и современная фотография тут совершенно неуместна.

Скажете, очень строг и привередлив? К таким качественным изданиям – да.

Еще проблема, конечно, невариативная модульная сетка в виде пятиколонника даёт о себе знать. На этой полосе редакция нарушила сетку и дала публикации второго плана («Поставили точку» и «Светлые села») не по сетке. Получились те самые «косые швы», за которые мы недолюбливаем массовый ширпотреб.

Четвертая полоса.

Как всегда, чётко прослеживается иерархия публикаций (первый и второй план). И, как всегда, «хромает» подпись к центральному снимку. Видим на фотографии важных дядек и даму в костюмах рядом с бабушкой, читаем подпись: «Анна Григорьевна Напалкова принимает поздравления от Е.А. Понпы, В.Н. Берняевой, Е.Н. Латышкова». Подпись в духе канцеляризма. Даже в музеях к экспонатным фотографиям подписи делают «живее». Вдруг я не буду читать материал. Ну не успеваю. Или просто неинтересно. Но снимок я так или иначе увидел. И разумеется, мне любопытно – кто все эти люди и чего ради вместе? Ну хорошо – своих начальников мы уже знаем в лицо. А бабушка? Чем она отличилась, что начальники дружно к ней пришли с цветами? Что подарили? Рада или нет она вниманию и подаркам? Не сочтите меня занудой. Я транслирую обычные читательские вопросы. И еще… Это классическая ошибка разночтения смыслов заголовка и снимка. Читатель всегда интуитивно связывает заголовок с центральным снимком. Всегда. Помните об этом. Тоже всегда. Итак. Читатель видит заголовок «Герои Отечества рядом» и видит снимок, где во множественном числе он видит лишь чиновников, на которых и переносится смысл «герои Отечества». Понятно, что метафора. Но тем не менее. Зачем эти ненужные нестыковки? Тем более курьёзные.

Стоит отметить, что снимки второго плана в главном материале (сканы диплома и удостоверения Героя Соцтруда) сгруппированы, а не раскиданы, как это обычно делают дизайнеры, следуя мифу «уравновесить полосу». Односмысловые блоки и фотографии, конечно же, читателю удобно увидеть в одном месте.

Да, и обратите внимание – редакция «Сельчанки» не допускает разрыва потоков чтений. Если ставится снимок или серия снимков в публикации, то они не разрывают колонки текста, тем самым не мешают на одном дыхании прочитать текст.

Пятая полоса.

Это последняя полоса, которую мы обсудим. Остальные полосы, поверьте, имеют те же плюсы и минусы.

А перед нами полосная публикация. Как раз тот самый материал, который анонсировался на первой странице крупным снимком мальчика с собакой.

Вот тут впервые сталкиваемся с нарушением иерархии. На полосе три материала, которые объединены одной общей темой. С третьим материалом всё понятно – это, по сути, тематическая подвёрстка, которая даёт дополнительные детали и обертона теме. А вот два больших материала редакция решила дать композиционно равнозначными, получив в итоге «серую простыню» текста. И даже буквицы в данном случае не спасают положение. Можно было бы, конечно, разбить объёмные тексты на главки. Но и это бы не спасло нарушенную иерархию. Материалы визуально конфликтуют друг с другом, соревнуясь за первое зрительное место. Та же история и с главными фотографиями. Они тоже «схлестнулись» в навигационной войне. А тут ещё и оформительский элемент в виде заставки, которая налезает на обе фотографии. Получился сумбур.

Едва нахожу подписи к снимкам – они в конце публикации в блоке с тематической подвёрсткой. Но вижу лишь две подписи – «На мастер-классе Юлии Кондратьевой» и «Участники заезда Юрий и Дмитрий Турышевы, Александр Телесов». А снимков – три. Первая загадка. Вторая загадка – это смысл подписей, после прочтения которых у читателя возникает один и тот же вопрос «и что?».

Но даже при всех указанных огрехах читатель, если его заинтересует эта тема, всё равно прочтёт полосу довольно легко. Просто потому, что полоса сверстана строго по модульной сетке.

 

Нет предела совершенству

Этот клишированный заголовок я два раза стирал и писал снова. Оставил лишь потому, что вспомнил про случай своего папы — редактора окружной газеты на Урале. В семидесятых годах типография сожгла весь свежеотпечатанный тираж номера, в котором на первой полосе красовался заголовок «И это — не пердел».

Так вот… Мало заложить основы графической модели. Есть ещё требования визуальной журналистики, которые позволяют сделать оформление издания не только эффектным, но и полезным. За красивыми картинками — пожалуйста, в глянцевые журналы. А в журналистских новостных изданиях оформление должно работать на содержание.

Часто сталкиваюсь с оценками редакторов при просмотре полос, которые заключаются в двух выражениях — «красиво» и «некрасиво». Но ведь это чистой воды оценщина. Абсолютно субъективная, а главное — сколько людей, столько и вкусов. Газета — не произведение искусства, газета — это просто носитель информации, совершенно функциональная вещь. Как колбаса или тот же телефон. Поэтому главный и единственный вопрос, которым должен задаваться редактор, глядя на оформление: как это поможет читателю лучше понять тему материала? Вот давайте с этим вопросом и пройдёмся по полосам «Сельчанки».

Заходное фото с сайта vangogh-world.ru: Винсент Ван Гог, «Сеятель на закате солнца», 1888 год

Фев 7, 2017

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны

Газетный бизнес сжимается быстрее журнального