Оглядываясь назад

Размышляю о своём, личном, о районной газете, с которой прожила бок о бок 25 лет. Которая стала для меня живым существом — родителем, сестрой, другом. Характер которой хорошо известен через колебания тиража, отклики читателей, активность рекламодателей. Которая радует яркими публикациями и огорчает проходными материалами. Которую, как архаичный продукт, вот уже десять лет хоронят досужие эксперты — знатоки медиапрогресса и регресса. О которой злословят в интернете, которую «никто уже и не читает», но которая, несмотря на всемирное падение интереса к чтению, имеет самый большой подписной тираж в районах. Уж простите, выше, чем у достопочтенных федеральных и краевых изданий, где творят мэтры журналистики. Районные газеты только ленивый (но заинтересованный) не упрекнул в паразитировании на бюджете, творческом кризисе. Все подряд дают снисходительные советы: мол, нужно учиться зарабатывать, «как-то меняться» и вообще, «районщиков давно нужно поставить в стойло», то есть в равные условия со всеми.

Наши газеты, рождённые революцией, имели государственный статус. И имена у них сохранились социалистические: «Огни Кубани», «Знамя труда», «Рассвет», «Вперёд», «Прикубанские огни». И это замечательно! Редакторы и коллективы, защитившие исторический бренд в 1980–1990-е годы, когда разрушался строй, поступили мудро. Ничто так не объединяет эпохи и поколения, как газеты, которым по 80–90 лет. Районки, являющиеся идеологичес­ким продуктом, дотировались государством, которое час­тично покрывало расходы на бумагу, печать и доставку. Редакции жили творчеством, не думая, как написать платный материал. Только несведующий человек утверждает, что советские газеты были скучны, кондовы, неинтересны. Раз в год обязательно перелистываю архивные подшивки «Огней Кубани» и наслаждаюсь разнотемьем, многожанровостью. Газета была доступна по цене и приходила в каждый третий дом.

Сменилась формация. От федерального закона, который гарантировал поддержку СМИ, государство отказалось. В газетах Краснодарского края изменилась организационно-правовая форма собственности, а три года назад ГУПы преобразовали в ООО, в самую что ни на есть неподходящую структуру для редакций, штатом в 12–15 человек, с небольшим бюджетом, растущими почтовыми тарифами, сокращающимся рекламным полем. Во главу требований, ясное дело, был поставлен бизнес, а стало быть — прибыль. И департаменты края стали предъявлять требования к маленьким редакционным ООО, как к крупным корпорациям: убытков — ни-ни, ревизионные проверки трижды в год — два раза департамент информационной политики, один раз департамент имущественных отношений. Главный бухгалтер, который в штате редакции, как обычно один, работает как робот, не переводя дух и без отпусков. Мы горько смеёмся: наши редакции зарабатывают меньше денег, чем представляют отчётных документов. О дотациях, субсидиях и другого рода финансовых вливаниях государства нет и речи. С районными администрациями наши общества работают по контракту на информационное обслуживание. Под ним подразумевается обязательное опубликование официальных документов муниципалитета и материалов разъяснительного характера. Стоимость квадратного сантиметра газетной площади рассчитывается по специальной формуле. Суммы в рядовых районных газетах обычно небольшие. Поверьте, муниципалитеты умеют считать деньги и не отваливают газете жирные куски бюджетного пирога. Так что демагоги, со знанием дела утверждающие, что районные газеты присосались к бюджету, — занимаются своей демагогией.

Нужно отдать должное департаменту информационной политики Краснодарского края — под началом больших профессионалов в своё время он научил нас коммерческой деятельности. Мы давно умело работаем с рекламодателями, предлагая интересный дизайн, специальные проекты, имиджевые публикации. Газетчики сегодня мастерски представляют свои издания, поддерживая интерес читателя. Мы в Кропоткине, к примеру, проводим Масленую неделю. «Огни Кубани», угощая блинами, подписывают на газету, а в придачу к абонементу наделяют читателя мукой, сахаром, маслом. Лучших почтальонов премируем сертификатом на отдых, бытовыми приборами. В Гулькевичи редакция много лет собирает сотни людей на широкую акцию «Пасхальный кулич», в Тамани под Новый год на День подписчика раздают мандарины. Районные издания накопили уникальный опыт позиционирования. Но главное — это, конечно, содержание газет. И опять нас хлещут по лицу: выгораживаете власть. И тут ошибочное представление о деятельности районки. В основе публикаций районных газет стоит обычный человек и то, что он имеет в результате деятельности власти. Мы исследуем, как эта власть заботится о качестве его жизни. И совершенно необязательно для газеты по поводу и без него рвать на части начальство, доказывая, что ты — не ангажированная пресса. Свобода слова — в справедливости и объективности издания. Наши районки получают правительственные премии, им присуждают гранты, их признают, они награждаются дипломами на Всероссийских профессиональных конкурсах. О каком творческом кризисе идёт речь? И опять открываю подшивку «Огней Кубани», но уже 2013–2014 годов. Публикации, которые ещё вчера казались обыденными, спустя время воспринимаются по-новому. Люди, проблемы, позиция.

При этой абсурдной ситуации районная газета остаётся эдаким островком социализма в обществе

Газетчики-районщики — самая неприхотливая журналистская братия. Даже, несмотря на вынужденно снижаемые размеры гонораров и доплат, они всегда в деле: день отработают, вечером беспрекословно спешат на какой-нибудь скандальный сход граждан, молодёжный флешмоб, выставку работ прикладников. Отказ от работы в выходные дни — даже не обсуждается. Между встречами и написанием текстов корреспонденты ещё и подписку оформят. Я посчитала, что четыре творческих сотрудника нашей районной газеты подписывают больше, чем 60 почтальонов Кропоткинского почтамта. Но нам главное вовремя рассчитаться с почтой. Её тарифы, как известно, в 2014 году выросли вдвое, что и вогнало наши предприятия в убытки. Вот и считайте: стоимость подписного комплекта «Огней Кубани» — 444 рубля, почте за услугу мы отчисляли 60%, нам, производителям, остаётся 40%. Это на печатание газеты, зарплату, налоги, содержание техники, расходные материалы. А у кого-то из районных изданий каталожный процент и того меньше.

В апреле отдаём почте очередные 15%: вновь повышаются почтовые цены. В минус идём стремительно. Но не забывайте: допускать убытков — ни-ни!

Что делать? Скажете, покрывать экономические прорехи доходами от рекламы? Но уже никакие виртуозные предложения и проекты для рекламодателей не обеспечат расходов на производство и доставку газет. Наш провинциальный промышленник и частный предприниматель в период кризиса закрывается от длинных рук нашего менеджера по рекламе железной стеной отказа. В этом тексте задаю извечный вопрос: что делать? Ответа никто не даёт. При этой абсурдной ситуации районная газета остаётся эдаким островком социализма в обществе. Это когда в редакцию идут и идут представители бюджетных организаций и государственных органов со строгими предписаниями и директивами своего руководства: опуб­ликовать в газете! Когда начинаешь объяснять, что за отчётные материалы, объявления нужно платить, и вот на то и прайс-лист, в глазах — непонимание, недоумение, недоверие: «Вам же дают деньги, а у нас на разъяснительную кампанию не заложено…» «Кто даёт?!» — готова заорать я и на тех, кто стоит в очереди у меня за дверями кабинета, и на тех, кто пишет в интернете о нас, «паразитирующих на бюджете». Запомните раз и навсегда те, кто нуждается в нас, и те, кто не нуждается: районные газеты Краснодарского края не имеют ни краевой, ни федеральной дотации. Журналисты районных газет имеют только право защищать интересы людей, утверждать гуманис­тические идеалы, стоять на патриотических позициях, отстаивать социальные интересы общества, организовывать благотворительную помощь тяжелобольным детям. И пользуются они этим правом сполна, ответственно и с любовью к своей миссии.

 


мая 1, 2016

Рассылка New York Times, посвященная «Игре престолов», сразу набрала более 60 тысяч подписчиков

Василий Лебедев, ректор школы ИКРа, прочитал лекцию «Как придумывать образование» на московском дизайн-заводе «Flacon» 16 августа...

Борясь за владычество в интернете, Facebook и Google вдруг стали лучшими друзьями издателей