Опасный сигнал

О том, что глава «Роснефти» Игорь Сечин судился с «Новой газетой» и ему «удалось» доказать, что «я не я, и яхта не моя», знают все. Следующее требование — уничтожить тираж номера «Ведомостей», в котором рассказывалось о строящемся для руководителя нефтяной компании доме в подмосковной Барвихе, — напомнило бородатый и не смешной анекдот. Добавим к этому ещё иск собственно компании «Роснефть» к РБК на запредельные 3 млрд рублей.

Все эти издания — ведущие медиаресурсы страны. И их материалы всегда компетентны, эксперты авторитетны и уважаемы. Так неужели общество не имеет права знать, чем занимается глава крупной государственной компании (государственная доля участия в лице АО «Роснефтегаз» составляет 69,5% акций*), который, нравится ему это или нет, — лицо публичное, высокопоставленное?

Что после всех этих исков нужно считать «праздным», а что — общественным интересом? Как теперь рассмотреть ту эфемерную черту, через которую не должны переступать ни СМИ, ни обыватель?

В России, как нигде в мире, любой дурной пример всегда заразителен. И нет гарантии, что какой-нибудь из удельных князьков не решит перенять «опыт» своих, к сожалению, многочисленных федеральных «коллег» (речь уже не только об Игоре Сечине) и не начнёт вести себя, как они, если не более «инновационно». ЖУРНАЛИСТ опасается, что «опыт Сечина» окажется именно таким примером.

Об истории вопроса и о том, как уберечь себя и своё издание от «экспансии неприкасаемых», — в главной теме номера.

* АО «Роснефтегаз» находится в 100% федеральной собственности. Прямая доля государства (в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом) в ПАО «НК «Роснефть» составляет 0,000000009%. Данные rosneft.ru/investors/structure/share_capital.
Фото: shutterstock.com

Ноя 1, 2016

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны

Газетный бизнес сжимается быстрее журнального