«Ответственность СМИ во времена террора»

Продолжаем публикации наших европейских коллег о современной журналистике и предлагаем вашему вниманию выступление известного немецкого журналиста-расследователя, подготовленное для Демократического форума Совета Европы.

 

«Каждый наделён правом выражать своё мнение устно, письменно или в виде изображения, распространять это мнение, а также получать информацию из общественно доступных источников. Так достигается свобода печати и свобода создания информации для электронных СМИ и кино. Цензура отсутствует».

Это выдержка из пятой статьи Основного закона ФРГ. Основной закон был написан после Второй мировой войны на руинах и ужасном опыте нацизма. Он стал основой свободы печати в Германии и действует независимо от террористической угрозы или других исключительных обстоятельств. На журналистах во времена террора лежит не меньшая и не большая ответственность по сравнению с обычными периодами. Во времена террора журналистам крайне сложно добраться до определённой информации.

В Германии у журналистов по сравнению с официальными учреждениям и правительством всегда иное представление о том, насколько широко простираются свобода печати и право на свободное распространение информации — и это относится не только ко временам террористической опасности. При изложении определённого рода информации аргументы «безопасность» или «благо страны» оказываются под угрозой, СМИ упрекают в том, что они задают неудобные вопросы. Но ни один ответственный журналист не стремится поставить своей работой под угрозу безопасность своей страны или жизнь людей — это тем более актуально после недавних жестоких терактов. Тем не менее не вся информация, которую журналист собирает, разрабатывая тему, автоматически подлежит опубликованию. Немецкие суды признают за свободой поиска информации даже большую свободу, чем за свободой печати. И делом ответственности журналиста является опубликование или неопубликование тех или иных деталей, если от этого кто-то может пострадать. Этим журналисты и отличаются от работников разоблачительных доменов в интернете, которые массово вбрасывают во всемирную паутину документы без какой-либо предварительной фильтрации.

Ответственность СМИ в период терроризма я вижу также и в том, чтобы избегать ограничений свободы печати. Сколько слежки и контроля можно терпеть при демократии? В борьбе за свободу и против терроризма гражданские права не могут и не должны ущемляться. Журналистам принадлежит контрольная функция — они адвокаты граждан. И эта контрольная функция тем важнее, чем более широкий доступ получают органы следствия и секретные службы к личным данным граждан. Именно в периоды активизации террора задачей прессы является подчёркивание слабых мест и ошибок в политике и в деятельности служб безопасности. Как вообще [запрещенная в России] террористическая организация «Исламское государство» могла стать такой крупной и опасной? Где находятся границы сводобы печати и кто их определяет? Что это вообще — «общедоступные источники», из которых в Германии можно свободно получать информацию?

Что касается прозрачности свободы обмена информацией, Германия до сих пор является развивающейся страной. В Швеции госучреждения с 1766 года прозрачны, в Германии закон о свободе печати был принят лишь в 2006 году. Причём со многими ограничениями и исключениями. Так, все немецкие секретные службы исключены из положения о необходимости знакомить журналистов с документацией. Даже меню в столовой Федерального ведомства расследований остаётся государственной тайной.

К этому добавляется положение о том, что за ознакомление с документами государственного учреждения надлежит заплатить до €500. Это сумма, которая ограждает большинство граждан от того, чтобы наполнить данный закон жизненным содержанием.

В некоторых германских федеральных землях, как, например, в Баварии, до сих пор нет отдельных законов о свободе печати. Мой личный опыт со свободой печати в Германии является отрезвляющим. Абсурдно, когда в Германии издаётся закон о свободе печати, а все министерства и ведомства предпринимают всё возможное для того, чтобы предупредить предоставление документов.

Если право на получение информации гражданами и журналистами искусственно ограничивается инстанциями, иногда недостаточно лишь публичной критики. Журналистам также надлежит бороться за свои права, когда речь идёт о принципиальных вопросах. Демократия подпитывается дискуссией и иногда даже должна испытываться судом.

 

При демократии всегда есть возможность оспорить в суде действие ведомств. Жаль, что эта возможность используется в недостаточной степени.

Чего стоит свобода печати, если при отказе в предоставлении информации никто не предпринимает юридических действий, давая ведомствам и министерствам монопольно решать, где проходят границы их обязанности предоставлять информацию?

Мы находимся в Страсбурге — городе, где заседает Европейский суд по правам человека. Он должен рассматривать любое решение, приятое в стране ЕС, касающееся ограничения свободы печати, свободы распространения информации и прав человека. По моему мнению, этот суд слишком мало дел доводит до положительных решений по правам человека.

Я счастлив, что моя газета отстаивает свои права на получение информации и в высших инстанциях немецких судов, и здесь, в Страсбурге. Я хотел бы привести вам несколько примеров из моей практики, которые свидетельствуют о том, что бороться стоит. Четыре года назад газета «Бильд» после судебного разбирательства опубликовала информацию о том, что Федеральное разведывательное ведомство уже в 1952 году знало, где и под каким именем скрывается нацист и массовый убийца Адольф Ейхман. Это было за восемь лет до ареста Ейхмана израильтянами. И даже в 2010 году ведомство ещё отказывалось публиковать эти исторические документы. Не отвечало оно и на запросы прессы. И только после официального обращения в Федеральный конституционный суд документы были открыты. С этого исторического прецедента Федеральное разведывательное ведомство по запросу открывает такого рода документы. Так, «Бильд» смогла сообщить о том, что скрывавшийся в Чили и умерший преступник-национал-социалист, виновный в убийстве сотен тысяч евреев, в течение нескольких лет был агентом Федерального разведывательного ведомства.

  • В другом случае речь шла об исчезновении миллиардов из активов Социалистической единой партии Германии, правившей в ГДР, во время немецкого воссоединения. «Бильд» добилась доступа к документам комиссии министерства внутренних дел, которая стремилась найти эти капиталы. И в списке фирм, которые участвовали в утаивании денег, среди прочих директоров нашёлся человек, который затем вырос до вице-президента Европейского юридического ведомства EuroJust. Ведомства, задачей которого является пресечение организованной преступности и отмывания денег.
  • Внутригерманская секретная служба — Ведомство защиты конституции четыре года назад утверждало, что не подпадает под положения о раскрытии архивов, которые старше 30 лет. «Бильд» через суд получила такое право.
  • Когда я направил в Федеральное разведывательное ведомство запрос о нацистском прошлом его сотрудников, из этого два года назад неожиданно вырос принципиальный вопрос. Представитель министерства внутренних дел включился в процесс и утверждал, что в в Германии нет права на получение прессой такой информации, сославшись при этом на прецедент 50-летней давности. Нам удалось удачно оспорить и это заявление, и информация была предоставлена.

 

Абсурдно, когда в Германии издаётся закон о свободе печати, а все министерства и ведомства предпринимают всё возможное для того, чтобы предупредить предоставление документов

Моё послание таково: при демократии есть смысл бороться за собственные права демократическими методами. Свобода печати — это не товар класса люкс, который мы можем себе позволить лишь в отдельные солнечные дни. Свобода печати — это один из элементов арсенала демократического государства. Так это было во времена холодной войны, так оно оставалось и в период террористической активности 1970-х и 1980-х годов, так оно есть и теперь.

 

 

Перевод Алексея Турбина

Апр 17, 2016
Опыт Нидерландов, Франции, Австрии
Краткий обзор корпоративной прессы в Сети
Village Media может создать местный сайт за 4 часа, если видит рекламный потенциал