Переходный момент

О будущем телевидения и о том, в каком направлении оно развивается, говорят и пишут много. Некоторые считают, что дни классического эфира сочтены и совсем скоро наши телевизоры вымрут как мамонты, а их место займут мультиплатформенные гаджеты. Другие утверждают, что в том или ином виде ТВ просуществует ещё десятки лет, поскольку тяга человека к «зомбоящику» с каждым годом только усиливается

Главный стимулятор

Тем не менее почти все эксперты ­согласны: с технической точки зрения телевидение будет развиваться в направлении сверхвысокой чёткости «картинки», получившей название 4К. Впрочем, есть ещё одна новая «тема» — ​расширенный динамический диапазон изображения (HDR). Он позволяет работать с полным спектром яркости при соотношении 1 000 000:1. Напомним, что при нынешних технологиях эта пропорция составляет 3000:1. Как говорится, ­почувствуйте (вернее, ­вообразите) разницу!

Вообще индустрия телевещания очень зависит от крупнейших спортивных состязаний. Именно прямые трансляции спортивных состязаний заставляют совершенствоваться телевизионную технику. Известно, например, что в преддверии престижных международных турниров резко возрастают продажи новых телевизоров. Это означает, что если Всемирные игры в Рио будут транслироваться в формате 8К, то вся Европа, не говоря уже об Америке и Японии, побежит ­покупать 8К-телевизоры.

Примечательно, что сейчас появилась и новая компрессия видео­сигнала, которая позволяет высокоэффективно сжимать «картинку» с минимальной потерей качества — ​это помогает транслировать полномасштабное изображение на огромные расстояния. И разумеется, важнейшую роль в развитии ТВ сыграл переход на «цифру». В России, однако, аналоговое вещание по-прежнему действует во многих регионах. Причём в телекомпаниях самого разного уровня скопился громадный архив, снятый на ленточных носителях. Оцифровать весь этот материал не так-то просто, тем более что далеко не всегда удаётся сохранить качество исходников.

Всеобщая «экранизация»

Специалисты уверены, что развитие ТВ будет связано с таким явлением, как мультискрининг. В переводе на доступный язык этот термин означает одновременное использование нескольких экранов — ​ТВ, ноутбука, ПК, смартфона, планшета. Свежие данные говорят о том, что сегодня каждый седьмой-восьмой россиянин ­использует какой-нибудь девайс во время просмотра телевизора. И если раньше можно было говорить о развитии двухэкранного пользовательского тренда (например, телевизор и ПК), то сегодня речь уже идёт о трёх-­пяти экранах. Иными словами, сидя ­перед телевизором, пользователь одновременно что-то делает на планшете или смартфоне, а покупки совершает с помощью компьютера или ноутбука. Нынче уже более половины населения России владеют тремя и более устройствами, подключёнными к интернету. Как отмечает в связи с этим исполнительный директор агентства Initiative Эльмира Сабитова, именно владельцы смартфонов и планшетов проявляют самую большую мультизадачность, то есть одновременно получают информацию из различных медиаисточников. Неслучайно и сами телеканалы теперь всё активнее используют ­технологию second screen, или «второй экран», — ​мобильное приложение, которое дополняет просмотр телепрограммы интер­активом, а в результате появляются расширенные возможности для взаимодействия с контентом передачи. Интересно, что эта тема ­стала очень популярной ­среди рекламодателей.

Естественно, мультискрининг хорошо приживается на просторах нашей страны. У него масса плюсов. Во-первых, это возможность получения необходимой информации практически со всех медийных платформ одновременно. Во-вторых, это экономия времени, в‑третьих, это комфорт и удобство, когда, не выходя из дома, можно заняться шопингом, поучаствовать в дискуссиях, узнать о последних трендах или подробности о товарах, рекламируемых на телевидении. Причём основная активность, а именно фаза изучения, происходит с мобильных устройств. Выходит, что «второ­экранные технологии» становятся своеобразным мостом — ​они объединяют и даже меняют мощный, но всё же фрагментированный мир ТВ в ­сторону трансмедийности.

 

 

телевизор не жалуют и люди с высоким достатком, не говоря уже о технически продвинутой аудитории, которая, естественно, предпочитает интернет

Пропадает молодёжь

При этом на первый план выдвигаются не только технические проблемы, но и вопросы доставки контента до потребителя. Опубликованные в июне 2016 года социологические исследования позволили сделать сразу несколько очень важных выводов. Оказалось, что современная молодёжь постепенно теряет интерес к телевидению, особенно в его классическом виде. Смотрение ТВ-эфира значительно снижается среди зрителей в возрастной категории от 12 до 34 лет. За пять лет их количество упало на 20%. Кроме того, выяснилось, что телевизор не жалуют и люди с высоким достатком, не говоря уже о технически продвинутой аудитории, которая, естественно, предпочитает интернет.

Исследования показали и ещё один важный аспект: сегодня смотрение частично уходит в так называемый catch-up. Эта технология позволяет смотреть любые телепередачи, сериалы, ток-шоу во Всемирной сети после того, как они вышли в эфир.

Между тем большая часть сов­ре­менных зрителей ­предпочитает и вовсе отказаться от «зомбоящика» в пользу, например, YouTube или Netflix. К тому же немалый процент аудитории вообще не смотрит телевизор, променяв пассивное лицезрение экрана на прогулки в парке, занятия спортом или поход в кинотеатр. Выходит, те потенциальные зрители, которые хорошо ориентируются во Всемирной паутине, постепенно переходят на более удобную модель потребления телевизионного контента, в то время как возрастная аудитория по-прежнему остаётся верна традиционному ТВ. Причём социологи провели анализ зрителей по фазам жизненного цикла, который убедил исследователей, что смотрение телевизора существенно не увеличивается при взрослении молодёжи и при появлении детей. То есть привычки остаются с нами на всю жизнь с юности. На это обстоятельство указывал и медиа­эксперт Андрей Громковский, когда делился своей точкой зрения по поводу ближайших и отдалённых перспектив ТВ. «Проблема не в том, что люди вообще не хотят смотреть телевизор, — ​считает Андрей Громковский, — ​а в том, что значительная и самая востребованная в будущем часть населения перестаёт быть телевизионной аудиторией. А коль так, то мы увидим снижение эффективности ТВ как инструмента воздействия на электорат. За этим наверняка последует перераспределение категорий рекламодателей между телеканалами и вездесущим интернетом. Ведь не секрет, что сейчас производители роскошных машин, девелоперы товаров молодёжных категорий и другие выгодные партнёры ТВ уходят в цифровую среду. В конечном итоге всё это приведёт к сокращению прибыли телеканалов и вообще к снижению их количества».

 

 

Интернет — ​это всего лишь канал коммуникации, система распространения сигнала или, если угодно, площадка. А видеоконтент на каждом шагу так или иначе ­оказывается ­телевизионным продуктом. Уже сейчас на сенсорном экране телевизора можно выбрать и по­смотреть программу, которую вы купили ранее с помощью смартфона или компьютера

Гибкий медиапортал

Выход из сложившейся ситуации Громковский видит в том, чтобы создавать комплексное решение, включающее как линейное вещание в рамках одной платформы, так и доступность контента на любых других устройствах. «Это уже будет не совсем телевидение, — ​заключает Андрей Громковский, — ​а скорее медиапортал с гибкими возможностями формирования собственной сетки просмотра. Здесь можно будет сочетать и услуги операторов связи, и новинки телеэфира, и какие-то эксклюзивные материалы. Конечно, для традиционного ТВ это потеря прямого контакта со зрителем, поскольку вместо станции-ретранслятора появляется посредник в виде платформы со своим интерфейсом и бизнес-моделью. А для независимых компаний и продюсеров это как раз хороший шанс продвигать свои проекты и больше на этом заработать. Очевидно, что при таком сценарии выиграют производители контента. А именно те, кто умеют снимать дёшево и сердито. Что же касается проигравших, то в их числе окажутся те, кто не сможет адаптироваться — ​телекомпании или медиахолдинги, не владеющие всеми правами на свой продукт, а также тематические и платные телеканалы, не имеющие собственной платформы».

Двуликий Янус

Ко всему сказанному, вероятно, нужно добавить и победу, которую одерживает над телевидением интернет. Ведь согласно исследованиям всё тех же социологов, в минувшем сезоне гораздо заметнее, чем прежде, упали рейтинги государственных телеканалов. При этом сетевые вещатели удерживают и даже увеличивают количество своих телезрителей. Естественно, на этом фоне возникли разговоры о том, что время ТВ уходит и наступает эпоха интернета. «То, что он перехватывает у телевидения роль ресурса, формирующего представления о мире, — ​факт очевидный, — ​констатирует в связи с этим ректор Академии медиа Анд­рей Новиков-Ланской. — ​Разумеется, Всемирная паутина — ​далеко не идеальная вещь, там тоже много всякого мусора, но там, по крайней мере, в гораздо большей степени присутствует возможность выбора. Тем не менее ситуация с интернетом двойственная — ​ведь телевидение тоже уходит в Сеть, в результате возникает как бы гибрид двух разных коммуникативных средств. То есть сейчас мы наблюдаем переходный момент: кажется, что ТВ сдаёт позиции, потому что контент уходит из телевизора в интернет, но на самом деле этот контент во многом является телевизионным. Думаю, что в итоге произойдёт серьёзная внутренняя реформа: ТВ, полностью придя во Всемирную паутину, станет немного другим. Но оно, тем не менее, останется телевидением. Ведь интернет — ​это всего лишь канал коммуникации, система распространения сигнала или, если угодно, площадка. А видеоконтент на каж­дом шагу так или иначе ­оказывается ­телевизионным продуктом».

 

Большая часть сов­ре­менных зрителей ­предпочитает и вовсе отказаться от «зомбоящика» в пользу, например, YouTube или Netflix

Мнимое противостояние

Между тем почти все видные эксперты сходятся в том, что сейчас едва ли можно говорить о настоящей войне на уничтожение между ТВ и Всемирной паутиной. Такой версии придерживаются и руководители главных телеканалов. К примеру, гендиректор ВГТРК Олег Добродеев не сомневается, что интернет не сможет вытеснить телевидение в ближайшие годы. «Здесь даже и не требуется каких-то особых доказательств, — ​заметил он в интервью «Коммерсанту». — ​Ведь все мы знаем, что роль телевидения огромна. Это по-прежнему важнейшее СМИ. И главная общественная коммуникация. ТВ создаёт общие смыслы и дарит общие эмоции, в отличие от интернета, где пользователи живут по своим норкам. Да и показатель телесмотрения за шесть месяцев этого года вырос в России почти на 7% по сравнению с тем же периодом прошлого года. И это не только наша, но и мировая тенденция. Такой важнейший параметр, как доля телевидения на глобальном рынке рекламы, причём во всём мире, вырос за последние пять лет с 37 до 41%. Это очень серьёзная цифра».

Примерно такого же взгляда придерживается и генеральный директор «Первого канала» Константин Эрнст. Он считает, что в обозримом будущем интернет не способен заменить телевидение. «Если вы поинтересуетесь объёмом трафика в Сети, — ​советовал господин Эрнст в одном из своих недавних монологов, — ​то большую его часть занимает скачивание и просмотр продукции, произведённой теле- и кинокомпаниями. Самому же интернету принадлежит блестящая электронная почта, коллекция не очень проверенной информации и соцсети как новый тип межличностной коммуникации. Так что конкуренция между телевидением и сетевыми ресурсами будет идти только в зоне информации. Поскольку телеканалы активно входят в зоны новых медиа, эта разница ­будет нивелироваться. И, кстати, в мире уже не производят телевизоров без ­интернет-доступа. Так что ­никто ­никого не вытеснит».

Фото: shutterstock.com

Авг 9, 2016
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА
Редакции сразятся за лучшее освещение документов об убийстве Кеннеди
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания