Понудить к молчанию

Павла Шеремета убили 20 июля. Машина, в которой он находился, была взорвана в центре Киева. Месть за профессиональную деятельность — основной мотив этого наглого убийства. В этом нет ни малейших сомнений

Я не думал, что он на два месяца моложе моего сына. Выглядел старше, рано поседел. Не сам по себе. Павел преодолевал ­обстоятельства трудно, без жалоб, в борьбе. Мы редко пересекались. Я отслеживал его судьбу, писал о нём всякий раз, когда случалось нечто. Вот ведь — мог стать историком, бросил вуз после третьего курса: кому нужна правда в официозной истории? Но и этот опыт дал знать о себе в книге Шеремета и Калинкиной «Случайный президент», где главный «герой» — Александр Лукашенко. Книга вышла в 2004 году в ИД «Лимбус Пресс» с короткими предисловиями Александра Яковлева и Бориса Немцова. Немцов написал тогда: «Светлана и Павел — смелые люди. Они произнесли вслух то, о чём многие боятся даже подумать». Борис был убит тоже публично, «в назидание» другим. Тупой расчёт политических трусов.

 

Ко времени появления книги Шеремет уже прошёл через страшные ­белорусские «тёрки». Когда в 2000 году был похищен и убит его друг — ­оператор корпункта российского Первого канала Дмитрий Завадский, провести расследование стало делом чести для Павла Шеремета. Машину ­Завадского тогда нашли в аэропорту, сам он исчез. Если бы не расследование Шеремета (он выяснил, как «бывшие» офицеры МВД из «эскадрона ­смерти», убивавшие и других оппозиционеров, 7 июля похитили и убили Диму), дело зависло бы. Шеремет давал показания в суде и утверждал, что «эскадрон» выполнял приказы высшего руководства. Этого ему не ­простили.

 

Павел окончил факультет международных экономических отношений БЭУ (дипломная работа — «Офшорный бизнес»), что сейчас особенно актуально. Начинал в банке, в 1992 году был приглашён экономическим ­консультантом на белорусское ТВ, потом открыл там программу «Проспект» и… Стал опасен. Отношения между РФ и Белоруссией были сложные, и он возглавил белорусский корпункт Первого канала. А после показа фильма о прозрачности белорусско-литовской границы появился повод его ­посадить (за незаконное пересечение). Освободили после того, как ­самолёту Лукашенко не дали коридора для прилёта в Россию. В 2005 ­году он ­создал с коллегами один из популярнейших сайтов ­«Белорусский ­партизан», чем вызвал особую ненависть властей Белоруссии.

 

Но здесь… Павел вскоре заявил, что Россия идёт по белорусскому пути. Он ушёл с Первого на ОТР, там вёл программу «ПравДА», куда пригласил и меня на обсуждение решения Роскомнадзора о запрете трёх слов, которые были сочтены матерными. Тогда, чуть больше пяти лет назад, я видел его в последний раз. В России стало душно. И он уехал на Украину. В «Украинской правде» и на радио «Вести» он был просто профи. Однажды якобы разругался с радиослушателем. Больше не знаю. Даже трудные вопросы задавал спокойно (такой характер). Но кто-то почувствовал опасность в его расследованиях. Или кто-то решил отомстить за прошлое. Или кто-то счёл нужным испугать общество. Не знаю. У мерзавцев логика мерзавцев. Им кажется, что они понуждают журналистов и общество к молчанию, убивая тех, кто говорит вслух. Однажды (неизбежно) тайное станет явным. ­Царствие ­небесное тебе, Павел — молодой, взорванный, но не сломленный.

Фото: vesti-ukr.com

Авг 9, 2016

Ведущие СМИ пробуют зарабатывать на брендировании товаров

Рассылка New York Times, посвященная «Игре престолов», сразу набрала более 60 тысяч подписчиков

Василий Лебедев, ректор школы ИКРа, прочитал лекцию «Как придумывать образование» на московском дизайн-заводе «Flacon» 16 августа...