Правила общения с источниками по принципам профессиональной этики

ЖУРНАЛИСТ перевёл для вас последние рекомендации международной сети этической журналистики.

Хорошая журналистика настолько хороша, насколько хороши наши источники информации. Большинство этих источников — личные, многие — официальные, а некоторые — анонимные информаторы. Вместе взятые, они снабжают репортёров главным в их профессии — надёжной, точной и правдивой информацией.

Отношения журналистов с источниками должны быть как можно более прозрачными. Новостные СМИ обладают великой силой, поэтому люди часто бывают польщены, если к ним обращается репортёр. Они могут не осознавать полностью рисков для себя и для других в случае, если окажутся в поле зрения общества. Это особенно верно в отношении людей, попавших в гуманитарные катастрофы, войны или другие травмирующие события.

Журналисты обязаны оценить уязвимость человека и его ценность как источника информации. Они должны объяснить человеку, чем может обернуться статья и почему они пишут о данной истории.

Не следует, кроме самых экстраординарных случаев, использовать уловки или обман при общении с источником. Вот некоторые вопросы, которые задаст себе этичный журналист, чтобы установить хорошие отношения с источником информации:

  Объяснил ли я человеку основу наших отношений и ясно ли объяснил свои намерения?

•   Позаботился ли я о защите своего источника, — например, если это молодой человек или кто-то, находящийся в уязвимом положении, — понял ли он потенциальные последствия публикации предоставленного им материала?

•   Уверен ли я, что источник полностью понимает условия нашего интервью; понимает, что я имею в виду, говоря «не для печати», «на фоне», «без авторства» и используя другие ярлыки?

•   Если источник обставляет своё интервью условиями, как далеко я готов пойти?

•   Готов ли я оплачивать расходы источника, связанные с интервью? Какие законные расходы могут быть оплачены?

•   Соглашусь ли я обеспечить юридическое представительство?

Для журналиста особенно важно убедить источники, что их личность будет защищена. Но чаще это легче сказать, чем сделать

Защита источника признаётся международным правом, являясь ключевым принципом, поддерживающим свободу прессы. Она особо подчёркивается ООН и Советом Европы.

Журналисты и новостные СМИ должны установить принципы и внутренние правила, помогающие защитить источник. Журналисты могут извлечь некую выгоду, если условия изложены в контракте или соглашении с источником, которые чётко оговаривают их обязанности и гарантии. В правилах Национального общественного радио (США) есть пункт, который гласит:

«Журналисты не должны передавать свои записи, аудио или рабочие материалы своих историй или продукции, не должны передавать информацию о том, что они наблюдали в ходе работы, правительственным чиновникам или людям, занимающимся юриспруденцией. Если такие материалы или информация затребованы в контексте любого правительственного, административного или другого законного процесса, об этом необходимо сообщить в компанию».

Если журналист вынужден принимать решение — рассказывать или не рассказывать — в таких условиях, он должен хорошо продумать возможное воздействие и задать себе несколько резких вопросов:

  Кому выгодно раскрытие данного источника информации?

•   Кто пострадает и кто проиграет?

•   Избежит ли преступник или какое-то влиятельное лицо, виновное в преступлении, правосудия?

•   Тот ли это случай, когда требуемую информацию не смогут предоставить полиция и другие следственные органы?

•   Не скомпрометирует ли раскрытие информации работу других журналистов и миссию СМИ?

•   Послужит ли такое содействие делу общественных интересов?

И наконец, журналисты должны принимать решения исходя из собственной совести и чувства ответственности, но вопрос о раскрытии источника информации никогда не должен решаться легко.

 

Не приближайся слишком близко к источнику

Иногда журналисты совершают ошибку и приближаются слишком близко к своему источнику информации. Возникают уютные отношения, которые могут быть весьма неоднозначными и легко подрывают этическую базу работы. Влиятельные источники имеют собственную повестку и безоговорочное принятие того, что они говорят, также нарушает этику и компрометирует независимость новостной редакции.

Например, New York Times и другие ведущие новостные СМИ в США подверглись серьёзной критике в 2003 году накануне вторжения в Ирак за то, что они слишком положились на анонимные источники информации внутри правительства. В результате освещение событий было слишком почтительным, несмотря на большое количество свидетельств того, что правительство абсолютно неправильно толкует имеющиеся разведданные.

Основным нарушителем была Джудит Миллер, репортёр New York Times, которая в 2001–2002 годах опубликовала ряд сообщений о правительстве Саддама Хуссейна, основываясь на фальшивой информации от неназванных источников. Оказалось, что она, ни на минуту не усомнившись, восприняла сомнительную информацию об оружии массового поражения в Ираке, полученную из анонимных источников, включающих и источники в Белом доме (президент Буш) накануне вторжения США в Ирак в 2003 году.

 

Согласие источника с контентом

Вопрос о том, кто собственно контролирует информацию — источник или репортёр, — встаёт каждый раз, когда требуется одобрение копии текста либо высокопоставленными и могущественными людьми, либо самими источниками. Достаточно вспомнить ссору между основателем WikiLeaks Джулианом Ассанжем и ведущими медиа из-за того, как быть с просочившимися официальными документами.

Во многих странах ведущие политики и их пиарщики просто отказывают в эксклюзивных интервью, если не предоставить им возможность подписать финальный вариант статьи. В Германии это общепринятая практика даже у элитной прессы, журналисты обязаны показать политикам и другим общественным деятелям даже цитаты, которые они собираются использовать; хотя большинство журналистов заявляют, что делают это только ради точности изложения и чтобы проверить факты.

В этих условиях журналисты должны спросить себя:

  Есть ли потенциальные выгоды для точного изложения материала в статье, если разрешить источнику просмотреть части или весь текст до публикации? И в частности, существуют ли в тексте технические аспекты, которые могут быть прояснены, если туда вкрались какие-то неточности?

•   Нет ли в этом потенциальных ловушек? Не сможет ли источник отреагировать так, что это окажется вредным для статьи или для вовлечённых в данную историю людей?

•   Если источник захочет изменить что-то в статье, скажем, цитату, какова будет моя реакция?

 

Анонимные источники

Анонимность — право, которое должны получать те, кому это нужно, и которое никогда не должно быть даровано запросто любому, кто об этом просит. Анонимность даётся человеку, который может потерять работу за то, что рассказал какую-то историю; или детям; или женщинам, которые стали жертвами насилия или надругательства; или другим людям, в случае если они уязвимы или сильно рискуют из-за публикации. Но анонимность — это не привилегия, дарованная своекорыстным людям, которые получат выгоду от сохранения в секрете своей личности.

Журналистам следует спросить себя:

•   Какая вероятная мотивация стоит за просьбой об анонимности? Не скомпрометирует ли эта мотивация меня и мою публикацию?

•   В случае предоставления анонимности могу ли я применить другие методы для усиления достоверности статьи?

•   Нет ли другого пути, чтобы получить и опубликовать данную информацию? Исчерпал ли я все другие методы и потенциальные источники?

•   Нет ли у меня или у моих коллег каких-то фактов, связанных с этим источником, которые говорили бы о его/её надёжности?

•   Довел ли я до максимума уровень идентификации, который может быть опубликован, не раскрывая личных данных источника?

 

Социальные медиа и генерируемый пользователями контент

В сегодняшнем цифровом мире свободно циркулируют слухи и измышления, и главным становится понимание того, что существует реально и как верифицировать новости и информацию. Репортёрам нужно быть настороже, чтобы не попасться на удочку неверной информации из онлайн-источников, вне зависимости от того, генерируется ли информация пользователем или социальными медиа.

Цифровой источник — главный вызов, особенно в ситуации ЧП, когда слухи и ложь могут быстро нарастить напряжение и неопределённость окружающих травматических событий.

Некоторые вопросы, которыми следует задаться репортёру в случае работы с социальными медиа:

•   Подтвержден ли оригинал, включая место, дату и время появления в социальных сетях контента и изображений, которые я использую?

•   Есть ли у меня подтверждения того, что этот материал — оригинальный контент?

•   Чтобы избежать фейковой информации, выверил ли я профили аккаунтов, которые использую?

•   Знаком ли мне владелец аккаунта? Был ли он надёжным источником в прошлом?

•   Задал ли я достаточно прямые вопросы провайдеру контента, чтобы верифицировать происхождение информации?

•   Есть ли в контенте линки на другие вебсайты?

•   Искал ли я и нашёл ли тот же или похожий контент или посты где-то еще в Сети?

•   Получил ли я разрешение автора или инициатора на использование материала — изображений, видео или аудио контента?

•   Связался ли я с другими, чтобы верифицировать и подтвердить аутентичность контента?

В случае генерированного пользователем контента:

•   Что я знаю о реальном происхождении данного контента? Могу ли я верифицировать источник?

•   Не возникают ли при использовании контента вопросы копирайта или другие юридические вопросы?

•   Обеспечил ли я использование всей информации и ясны ли условия такого использования, например, через Лицензию Creative Commons?

•   Уверен ли я, что в материал не было внесено меняющих реальность изменений (напр., фотошоп)?

В случае важной новости от источника:

•   Прежде чем я сообщу или перешлю куда-то данную новость, насколько я уверен в её точности?

•   Не причиню ли я потенциального вреда, если я сообщу об этой новости до того, как её достоверность будет установлена на 100%? Нет ли потенциального вреда в том, чтобы не сообщать?

•   Достаточно ли я был осторожен, задавая вопросы владельцу аккаунта, который мог быть не точен, пытаться манипулировать, быть плодом эмоций, ложной памяти или ограниченного видения?

•   Проверил ли я данную информацию в других уважаемых источниках?

•   Есть ли у меня подтверждение, что данный материал, включая базирующиеся на нем производные, можно копировать, распространять, выставлять напоказ? И верю ли я автору оригинала и источнику?

 

КОГДА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА СТАНОВЯТСЯ ГЛАВНЫМ ПРИ РЕШЕНИИ ВОПРОСА О ЗАЩИТЕ ИСТОЧНИКА 

За долгие годы были сотни случаев, когда суды и органы государственной власти приказывали журналистам передать материалы или сведения, которые раскроют источник информации. В большинстве случаев этичный корреспондент инстинктивно начинает раздумывать. Некоторые готовы пойти в тюрьму, но не предавать доверие.

Иногда выбор исключительно труден. Есть знаменитый случай, когда военный корреспондент Джонатан Рэндал из Washington Post в 2002 году в деле о бывшей Югославии отказался явиться по судебной повестке в Международный уголовный трибунал, который вёл дело о военных преступлениях. Рэндал отказался быть свидетелем и при поддержке своей газеты выиграл. Этот поступок, который поддержали многие группы защиты прессы во всем мире, установил некую ограниченную юридическую защиту для военных корреспондентов, которых силой принуждают дать показания.

Но иногда по зову совести журналисты могут решить сотрудничать. Так, другой журналист, писавший репортажи о войне в Боснии в девяностые годы, Эд Вальями из Guardian, был рад дать показания Трибуналу. Его свидетельства помогли признать виновными и отправить в тюрьму некоторых из тех, кто нёс ответственность за военные преступления. Позиция Эда заключалась в том, что привлечение к суду военных преступников — дело, в котором журналист, как и любой другой гражданин, обязан участвовать.

 

Статья впервые опубликована в Ethical Journalism Network

Фото: bulabul.com

Фев 13, 2017
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА
Редакции сразятся за лучшее освещение документов об убийстве Кеннеди
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания