Прощание с печатью?

Решение Евгения Лебедева, владельца британской ежедневной The Independent, перейти с бумаги на экраны мониторов огорошило бизнес. Он не был первым. В Великобритании история изобилует случаями исчезновения газет. Внезапное закрытие News Chronicle в октябре 1960 года оплакивали как «крупнейшую вековую журналистскую трагедию». Разовый покупаемый тираж превышал 1 млн экземпляров. Примерно столько удаётся продавать сегодня суммарно Independent, Guardian, Times и Telegraph. Другие, такие как Daily Sketch, Sunday Citizen и Sunday Graphic, умирали тихо, без шума. Но умирали.

Редактор The Independent Амаль Раджан в колонке для Spectator написал, что предполагал такой исход: «В минуту, когда на ступеньках церкви Сан-Франческо залитого солнцем и пахнущего мафией сицилийского города Ното мне предложили эту работу, я понимал, что буду последним редактором печатной The Independent. И убедился в этом в первый рабочий день, когда в 17.21 получил по e-mail суточный счёт за распространение газеты — £42 тыс.».

У семьи Лебедевых не было так уж много денег, и с момента приобретения бренда (за £1) они вложили более £100 млн в британские медиаактивы, доля The Independent в этой сумме — £65 млн. Эта газета была первой, чрезвычайно успешно переключившейся на компактный формат. Молодёжное приложение — «i» — продано за £25 млн компании Johnston Press. А вот месячная аудитория онлайн-версии The Independent выросла за год на треть (до 70 млн пользователей).

Несмотря на потерю денег, Лебедев-младший оприходовал свободный, но популярный бренд London Evening Standard (и рекламы здесь пришло больше, чем в цифру, что доказывает: печать ещё не умерла). Но одновременно он продекларировал «смелый переход в царство только цифровых медиа». Его уже считают первым, решительно останавливающим размывание СМИ по платформам. «Газетная индустрия меняется, — говорит он, — и этими переменами руководят сами читатели».

До решения Лебедева те, кто видит будущее цифровым, уже пытались оседлать сразу двух лошадей, скачущих в разные стороны: умирающего конягу-тяжеловоза и взбрыкивающего цифрового жеребёнка. Лебедев же счёл, что его газетному тяжеловозу пора на пенсию. Те же бренды на виртуальной площадке уже привлекли 58 млн читателей, а прибыль от сайтов в 2016 году должна подпрыгнуть на 50%. И уже маячат новые цели — запуск очередной версии подписного мобильного приложения, открытие бюро в Европе, на Ближнем Востоке и в Азии, охват аудитории в США.

Главный вопрос: кто и как быстро нырнёт в цифровой омут или взлетит на цифровую вершину? В любой редакции сформировалось ядро молодых профи, занятых исключительно цифровой журналистикой. И вот уже компания The Express Newspapers объявляет о наборе новых сотрудников. Это часть огромных инвестиций в онлайн-действия в ответ на рост посещаемости сайтов от 30 до 50%. Всего в проекте будет задействовано более 100 цифровых журналистов.

Журналист-лондонец Брайан Кэткарт пишет: «The Inde­pen­dent, останавливая печатный станок, объявляет о смерти привычной газетной среды. Все готовятся оплакать печать, и это веха. Вековые традиции газет, иногда благородных и иногда позорных, подходят к концу. Но это смерть избыточности бумаги на рынке, бумаги, но не информации. Журналисты так же ищут и пишут, формируя аудиторию читателей. И что имеет реальное значение, мы перестаём тратить энергию на поддержание технологии умерщвления деревьев. Вместо этого мы должны обеспечить выживание хорошей журналистики в новых условиях, должны всё так же сопротивляться монополизму и засилью корпораций, стремиться сохранять качество, т. е. всё то, ради чего была создана The Independent ещё в 1986 году».

 

 

Перевод Виталия Челышева
Фото: stepandstep.ru

Апр 14, 2016
Экономика государственного издания зависит не от лояльности учредителей, а от конкурентоспособности.
Даже федеральные телеканалы все чаще скатываются на бульварный уровень
Индийские СМИ ломают подход к иллюстрации сексуального насилия