Речи быть не может!

Наткнулись на вечный спор, что можно предъявлять обществу, а что нет. Нельзя, не стоит, бесполезно. Может ли репортёрское наблюдение считаться обвинением. Или оскорблением. И журналистика опять оказалась в ряду творческих профессий, которых этот спор касается.

Смешная мелочь: журналисты кремлёвского пула, отправившиеся в далекий путь на саммит АТЭС, первыми новостями сделали новости о себе. Сначала сообщили, что в небе над Альпами их самолёт сопровождали швейцарские истребители (наверно, хорошая была погода, ясная), а потом оповестили мир, что самолёт этот сломался, но до Лиссабона всё-таки долетел, затаился там перед перелётом в Перу. Значит, не в яблочко попали наследники Вильгельма Телля. Хотя они были явно ни при чём, а задет оказался репортёрский инстинкт, подогретый яростной «борьбой за мир». Ну не заметят же, в самом деле, новостные агрегаторы интернета, если будешь всерьёз писать о саммите. Вот и пришлось потом высасывать из пальца, кто рядом с кем стоял и что кому подарили. Новости ни о чём.

 

Сеча при «Роснефти»

Была и одна значимая новость в Перу, особенно в свете последних событий. Но тоже не о самом событии. Оказывается, заметили журналисты, на саммите нет в составе делегации того, кто от России эту встречу готовил: Игоря Шувалова, первого вице-премьера правительства, отвечающего за экономику. А ведь именно ему, по предположениям прессы, не мог дозвониться Алексей Улюкаев во время ареста. Дело в том, что и сам арест министра экономического развития РФ связывают с давнишней борьбой двух Игорей Ивановичей – Шувалова и Сечина (ЖУРНАЛИСТ, № 9, 2016).

Само противостояние «системных либералов» и «силовиков», как описывают этот конфликт политологи и кремленологи, имеет отношение к журналистике косвенное (лучшие статьи – Михаила Крутихина на сайте «Карнеги» и Ирека Муртазина в «Новой газете»). Поскольку считается, что именно группировка «Сечин – ФСБ – Следственный комитет» склонна ограничивать свободу прессы. Такие слухи о склонностях, конечно, могут быть заигрываниями с журналистами стороны противоположной. Но вот некоторые конкретные действия имеют отношение прямое. Я не говорю о перебранке бывшего журналиста Михаила Леонтьева, отвечающего в «Роснефти» за информационное обеспечение, с пресс-секретарем ЛУКОЙЛа Виталием Матушкиным, где бывший ведущий «Однако» с одобрением отмечает действия силовиков. Речь о другом, о том, что весь этот год глава «Роснефти» пытается уничтожить одни СМИ, унижает другие и пугает третьи, пользуясь благорасположением судов.

Но есть и свежая новость. Валерий Яков, бывший много лет редактором «Новых Известий», рассказал в своём блоге о прямом разговоре с Игорем Сечиным на одном мероприятии. Руководитель «Роснефти», даже без долгих расспросов редактора уничтоженной газеты, сразу сказал подошедшему: «Я здесь ни при чём!» А почему, собственно, вообще нефтяник-чиновник должен иметь отношение к существованию той или иной газеты?

 

Комитет по цензуре

Все чаще реальность пытаются не заместить псевдособытиями, а просто запретить. И тут желающие находятся в неограниченном количестве как в партийно-государственных рядах, так и в море общественников. Что свидетельствует, скорее, не о происках тоталитаризма, а о почти всеобщей истерии.

Появляются слухи о возможном введении обязательной государственной идеологии, что прямо противоречит Конституции. Но лидер «Справедливой России» Сергей Миронов не считает это серьёзным препятствием – и вот уже писатели и правозащитники бьют тревогу. Их «подписной лист» появляется на ещё не успокоившемся фоне после нападок на Константина Райкина, посмевшего возмутится вмешательством агрессивных невежд в творческие процессы. Его поддержал кинорежиссёр Андрей Звягинцев и предсказуемо не поддержал кинорежиссёр Никита Михалков, по-разному трактовавшие мем «Кто платит, тот и заказывает музыку».

Тут, конечно, зашевелились и Минкульт, и Рамзан Кадыров, дело дошло до примирительных реплик Дмитрия Пескова. А между тем мгновенно стали возникать «разоблачительные расследования» о состоянии Райкина и территориально прилегающих к контролируемой им недвижимости Масляковых, в стиле и смысле блатной «ответки». Отличился уже вышедший на свободу после дела о шантаже «разгребатель грязи» Олег Лурье. И все сделали вид, будто Константин Райкин говорил о недостатке государственного субсидирования его «Сатирикону». А он именно-то и говорил о злобных «доброхотах», пытающихся ввести свою скудоумную цензуру. Можно же было их не слишком уж защищать, а по-отчески ласково, но строго пожурить.

Вместо этого практически на их сторону встал грозный и хмурый Станислав Говорухин, председатель думского комитета по культуре, если кто забыл о нынешнем весе режиссёра. И делает заявление в эфире официального канала «Россия-24» о необходимости цензуры. А заодно, чтобы два раза не вставать, поддерживает президентскую идею закона о нации. Только уточняет, споря с начальством: не о российской нации, а о русской. Поскольку у нас все русские: и татары, и чеченцы...

Думаю, что привлекательность цензурного комитета объясняется и ностальгией по иерархии: вот был раньше Главлит, сочетавший в названии и Глав, и Лит, – и все было понятно в культуре. Даже Говорухину, снимавшему в кино полуопального Высоцкого. А теперь ему понятно, что цензура необходима по моральным соображениям: чтобы никто со сцены не мочился.

 

Школа собачьей жизни

А думец Петр Толстой, недавний вроде журналист, пошёл ещё дальше: нужен специальный закон о сарказме. Ну, если кто издевается в лично-общественном «Фейсбуке» над дорогими сердцу Толстого-не писателя понятиями, того в тюрьму. Так что не надо о морали, цензура предлагается вполне политическая. В порядке подготовки к ней в Дагестане, например, обязали всех журналистов сообщить в профильное ведомство свои адреса в социальных сетях. Чтобы отслеживать. Такое самоуничижение в духе «культурной революции» в Китае полвека назад, когда попавшие под атаку хунвейбинов писали красивыми иероглифами: «Размозжите мою собачью голову». И хунвейбины уже готовы: создается православная «Кибердружина» для отслеживания в интернете выпадов против «духовных скреп».

Только вот почему-то все эти борцы за правильную мораль и настоящие идеи никак не осудили НТВ за показ видеоскотоложства, совпавший по времени с криками о недопустимости тех или иных театральных постановок. «Гул затих, я вышел на подмостки... Все тонет в фарисействе». Воистину «Фарисей-ТВ». А потом общество с недоумением наблюдает забавы новых «приморских партизанок», замучивших безобидных животных под запись.

Одичание, опрощение, огораживание от якобы враждебного внешнего мира – все эти тенденции последнего времени имеют много общего. Тюремно-блатная система отношений, где «даден нам в ощущениях», где «пытливый ум» ФСИНа рифмуется с «псина», просто ведёт к эскалации насилия, уже и не словесного, когда ретивые исполнители из госорганов ничем не отличаются от криминальной общественности. И тем и другим, как в собачьей стае, важно первыми демонстративно подставить горло вожаку и первыми наброситься по кивку вожака на чужого. На желающего жить по закону, а не по понятиям.

 

Вот блог, а вот порог

Поэтому и набрасываются по-собачьи на Григория Пасько, приехавшего проводить журналистский семинар. После рукоприкладства на Алтае отрепетировано сорвали семинар в Коми. Кто-то неведомый позвонил в полицию о заложенной в зале бомбе – и Пасько... забрали в участок! Якобы это он сам звонил. За пару дней до этого на сайте официального агентства «Комиинформ» появляется призыв уже местного блогера не допустить диверсионного семинара. Заодно ставится под сомнение вся деятельность Фонда поддержки расследовательской журналистики, руководимого известными в профессии Галиной Сидоровой и Игорем Королёвым. Вряд ли донос безвестного блогера появился на государственном сайте без звонка сами знаете откуда.

А призывавший к расправе над Пасько барнаульский блогер, чьи бредни потом дословно повторил его комический собрат, с гордостью расписывает свои деяния на сайте «Политическое образование» (и заодно в другом посте там же восхваляет Берию) – на сайте, нацеленном прежде всего на обучение госслужащих и тех, кто готовится ими стать.

Из-за этого блогера, очевидно, попал под раздачу и автор этих строк, который несколько лет вел в «Политическом образовании» личный авторский блог. Я разместил на этом сайте перепечатку из ЖУРНАЛИСТА – октябрьскую «летучку», в которой оценивал нападение на Григория Пасько. Материал провисел около часа и исчез. На следующий день в авторских блогах появилась заметка из Барнаула. А спустя неделю перестал открываться и весь мой блог.

Дело было бесплатное, по крайней мере для меня, так что жалею я не о заработке. Жалею ребят, которым теперь оголтело промывают мозги. И которые лишены не только моего, другого, мнения, но и по решению Роскомнадзора, как и все российские читатели, заблокированы от информации портала «Грани».

А «Новая газета» самостоятельно, с разных позиций, расследует пружины и взаимосвязи всех последних громких событий – от ареста миллиардера-полковника Захарченко до домашнего ареста министра Улюкаева, получившего в руки чемоданчик всего лишь с миллионами, от домашнего ареста миллиардера Евтушенкова до заключения в тюрьму генералов, боровшихся с коррупцией.

И здесь бывшие правоохранители пошли на невиданный жест: передали в редакцию свои показания, письменно ответили на многих страницах на вопросы редакции. Журналисты, получается, нужны им! И желательно – независимые и бесцензурные, чтобы иметь возможность высказать обществу свою точку зрения. Интересно, что они думали по этому поводу, когда сидели в кабинетах, а не в камерах?


Дек 6, 2016
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА
Редакции сразятся за лучшее освещение документов об убийстве Кеннеди
Рецепты успеха от петербургского интернет-издания