Российский журналист в Нью-Йорке: можно ли привыкнуть работать с «альтернативными фактами»?

Писать или не писать о Дональде Трампе? Такой вопрос не стоял перед американскими журналистами. Как писать о Дональде Трампе - этот вопрос был куда более сложным.

Мне, как журналисту, прожившему большую часть в России и начавшему знакомство с негласными законами американских СМИ около года назад, пришлось пройти адаптацию к западной журналистике.

Убрать свою личность из всего, о чем пишешь, и излагать факты так, как они есть, без оценок, мнений и любого рода субъективности - это был моей первый урок американской журналистики.

Второй урок сейчас прохожу не только я, но и все мои американские коллеги, и звучит он так: как освещать политику Трампа, который оперирует ложными фактами? И как при этом сохранять объективность, если новоиспеченный президент обрушивается на прессу с критикой и угрозами?

 

Мы все делали правильно

 

Среди моих коллег в магистерской программе публичного университета города Нью-Йорка (CUNY Graduate School of Journalism) проходили дебаты о том, совершили ли журналисты ошибку, освещая предвыборную гонку.

Мы все столкнулись с политическим феноменом, бизнесменом-шоуменом, который не стесняется выражений ни со сцены, ни в своем Твиттер-аккаунте, на который подписано 22 миллиона человек.

Американские СМИ - это бизнес, который свободен от влияния государства и существует за счет рекламы. Для своего успешного функционирования СМИ должны иметь высокую посещаемость. Лайки, ретвиты, просмотры онлайн и во время прямого вещания – все это влияет на жизнь публикации.

Нелепые речи Трампа транслировали нон-стоп по телевидению, и его Твиттер цитировали все ведущие американские публикации. Материалы о некомпетентности Трампа-президента, возможно, стали его успешным черным пиаром. Новости о Трампе делали рейтинги.

Ни то, что Трамп передразнил журналиста-инвалида, ни то, что он обозвал выходцев из Мексики насильниками и наркодилерами, и даже ни то, что восемь женщин обвинили Трампа в нежелательном сексуальном контакте (источник CNN), не помешало ему стать президентом США. Зато публикация новых сообщений с рабочей почты Хилари Клинтон на портале WikiLeaks отразилось на ее шансах на победу.

Наш разговор с коллегами закончился на том, что журналисты все сделали правильно. В случае предвыборной гонки любое движение Дональда Трампа и Хиллари Клинтон становились новостью дня. Однако то, как одну и ту же информацию воспринимали люди разных политических взглядов, разных происхождений, проживающие в разных штатах предсказать оказалось невозможно.

 

«Я – бизнесмен, и Трамп - бизнесмен»

 

Нью-Йорк называют пузырем. “Пузырь” в отношении города означает обособленность от остальных штатов. Оказавшись в Нью-Йорке (как и в Сан-Франциско или Лос-Анджелесе), вы не увидите Америку - вы увидите очень либеральный, свободный город, в котором люди стеной стоят за права мигрантов, за свободу вероисповедания и сексуальных предпочтений. Здесь, скажу прямо, мало фанатов Дональда Трампа.

Соседнее здание с моим университетом - это главное здание газеты Нью-Йорк Таймс (The New York Times). В течение предвыборной гонки я регулярно посещала главную страницу их сайта и видела редакторский прогноз – на 80% Хилари Клинтон станет президентом, на 90% процентов Хилари Клинтон станет президентом. И так каждый день весь сентябрь, октябрь и начало ноября.

В день выборов я освещала голосование в Бронксе. Это, наверное, самый либеральный район либерального Нью-Йорка. Значительная часть населения Бронкса - это выходцы из Африки, Латинской Америки, Мексики и Карибских островов. Многие из этих мигрантов не имеют документов, но честно работают и платят налоги. Зная миграционную кампанию Дональда Трампа, я была уверена, что Бронкс за Клинтон.

Я и моя напарница стояли около участков голосования и останавливали людей для коротких видео-интервью.

«Все эти люди говорят на разных языках, которых я не знаю. Им стоит выучить английский, если они хотят тут жить», - сказал Джозеф Фёрст, которого мы встретили сразу после его голосования. Бывший моряк-ветеран сказал, что он встретил Трампа в 1982 и он устроил его на работу.

«Я – бизнесмен, и Трамп - бизнесмен», - сказал Маджид Кхан, владелец нескольких закусочных. «Любой, кто хочет улучшить нашу экономику мне нравится», - добавил он.

В конце дня у нас было готово два видео «Республиканцы Бронкса уважают силу Трампа» и сюжет «Вместе с НЕЙ» о женщинах, которые проголосовали за Клинтон.

«Забавно будет, если Трампа выберут и второе видео не будет опубликовано», сказала я своей коллеге Келли.

«Это точно!», - ответила она.

Около 12 ночи я вышла на Таймс Сквер, главную площадь Нью-Йорка. Она была полностью забита людьми и журналистами, освещающими подсчет голосов в реальном времени. Вместо привычных рекламных дисплеев небоскребы Таймс Сквер отображали карту США, где каждый штат открашивался в красный (за Трампа) или синий цвет (за Клинтон), когда голоса по штату были подсчитаны. Чтобы победить, кандидату достаточно набрать 270 электоральных голосов. Узкий небоскреб отображал своего рода «термометр» c красной и синей частями, наглядно показывающий сколько кандидату осталось чтобы достигнуть верхушки здания, то есть победы. В тот момент, когда я увидела этот «термометр», у Клинтон было 209 голосов, а у Трампа 244. Через час уже было понятно, что мое видео о женщинах из Бронкса опубликовано не будет.

 

Слезы и разочарования Нью-Йорка

 

Победа Трампа на выборах стала шоком для очень многих в Нью-Йорке. На следующий день в университете я встретила своих коллег с опухшими, заплаканными лицами.

«Он не верит в глобальное потепление. Как можно в него не верить? Мне очень жаль нашу планету», - сказала моя одногруппница Самия.

Моя русскоязычная коллега Наталия Осипова, которая сейчас работает видео-журналистом в Нью-Йорк Таймс, рассказала, что вся их редакция плакала тоже.

В Нью-Йорке никто не ожидал такого исхода, прогнозы журналистов оказались неверными.

Президент Трамп тем временем не забыл своей обиды на журналистов. Во время своей первой пресс конференции в здании Нью-Йорк Таймс он обрушился с критикой на редакторов, обвинив их в несправедливости и негативе в его адрес. Как я заметила ранее, американских журналистов интересуют только факты, никакой субъективности в освещении деятельности Трампа лично я не заметила.

Но Трампу не нравятся факты, а также сложные, провокационные вопросы.

Во время первых дебатов республиканской партии, Меган Келли, известный журналист и телеведущая канала Fox News, напомнила Трампу о его выражениях.

«Вы называли женщин, которые вам не нравятся, толстыми свиньями, собаками, неряхами и отвратительными животными».

Несмотря на то, что это была правда, Трамп разозлился на Келли. В интервью телеканалу CNN Трамп метафорично сказал: «Из ее (Келли) глаз шла кровь, откуда кровь у нее только не шла».

На этом он не остановился.

В своем Твиттере он писал: «Я бы назвал Меган Келли глупышкой, потому что это не политкорректно. Но я всего лишь назову ее слабеньким журналистом».

Политические деятели США воспринимают объективную критику спокойно. Но Трамп вызывает журналистов поименно, а также угрожает ограничить доступ к информации.

На недавней пресс-конференции Трамп отказал отвечать журналисту Джиму Акоста из CNN на его вопрос.

«Ваша организация ужасна» - сказал Трамп Акосте, который пытался задать ему вопрос.

«Вы на нас нападаете. Вы не могли бы ответить на вопрос?» - сказал Акоста.

«Не грубите. Я не собираюсь отвечать на ваш вопрос. Вы - ложные новости», - закончил Трамп.

Полемика возникла из-за того, что за несколько дней до пресс-конференции телеканал CNN сообщил о возможном существовании компрометирующего досье на Трампа, находящегося у российского правительства. Телеканал опубликовал информацию, основываясь на отчете американского расследовательского агентства, и подчеркнул, что детали досье не будут опубликованы до завершения расследования. 

 

Твиттер или пресса?

 

Последним поводом для разногласия журналистов и администрации Трампа стала фотография с инаугурации Трампа. Фотография, сделанная с высоты птичьего полета, показывает, что аудитория, пришедшая на инаугурацию Трампа, в разы меньше, чем во время инаугурации Обамы.

Пресс-секретарь Белого Дома Шон Спайсер обвинил СМИ в ретушировании фотографии и сказал, что инаугурация Трампа -- самая большая в истории Америки по количеству человек.

Позднее Келиан Конвэй, советник президента, назвала высказывания Спайсера «альтернативными фактами», также имеющими право на существование. «Альтернативные факты» стали нарицательным выражением в разговорах о политики.  

В США свободу слова защищает первая поправка к конституции. Но как сегодня заметили в редакторской колонке Нью-Йорк Таймс, отношения прессы и президента скорее основаны на традициях и общих интересах, для президента это, как правило, обращение к публике. Но Трамп общается с публикой в Твиттере и пресса ему для этого не нужна.

Если Трамп решит убрать журналистов из Белого Дома, приватизировать публичные каналы вещания или ограничить журналистов в доступе к информации, американская конституция не сможет ему помешать. Но пока люди настроены узнавать реальные факты и читать новости, а я и американские журналисты смотрим в оба, чтобы не пропустить новый президентский твит.


Янв 27, 2017

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны

Газетный бизнес сжимается быстрее журнального