С эдьютона о лонгридах

В Пермском государственном университете с 28 по 30 апреля прошёл эдьютон «Трансформация журналистского образования». Эдьютон (Eduthon) — это education + hakaton (форум разработчиков программного обеспечения). Преподаватели журналистики от Калининграда до Владивостока слушали мастер-классы о мультимедийной журналистике, обменивались педагогическим опытом на специальных сессиях и в группах разрабатывали мик­ромодули («хакатонили»). На этом мой отчёт завершается, дальше читайте историю о том, зачем первокурсникам мультимедийные лонгриды.

На эдьютоне я рассказывала о преподавании интернет-журналистики на первом курсе. Говорила о командной работе и мультимедийных сервисах — всё как у всех. В середине рассказа коллеги спросили: «Почему именно первокурсникам?» По правде, я не раз задавала себе тот же вопрос: зачем первому курсу задание писать интернет-статью, если основы практичес­кой работы они начнут изучать лишь с третьего семестра? Сама же себе и ответила, пока ­возвращалась из ­университета в отель.

Одно из репортёрских правил пребывания в новом городе — как можно больше ходить пешком. Начните с центра — это всё равно, что заглянуть в витрину магазина. «Вывеска» журналистики — большие истории, или мультимедийные лонгриды (длинное чтение). В пособии «Лонгриды в онлайн-СМИ» Диана Кульчицкая и Артём Галустян дают им определение: «журналистское произведение, в основу которого заложен длинный текст, сопровождаемый насыщенным аудиовизуальным рядом».

Идя по Петропавловской улице, я нашла несколько тем для большой истории: студенты, архитектура, кофейни, балет. Они, как говорят, «валялись под ногами». Вечером на площади перед Пермским академическим театром молодёжь трюкачит на велосипедах, ест мороженое, сидя на траве под деревьями, болтает, отдыхает... Я думаю: какой угол подачи выбрать? Пермь глазами иностранного студента? Банально. Глазами студента из Москвы или Архангельска? Интереснее. А что если рассказать о том, какой видится Пермь студенту, вернувшемуся из длительной зарубежной стажировки? Культурный шок наоборот. ­Актуально? Если от одного до десяти, я бы поставила семь. В Перми 16 вузов и 26 филиалов, в которых обязательно есть международные отделы, программы обмена да и просто любознательные студенты. Как бы мне найти героев? Да вот же они — сидят под берёзой и едят ижевское эскимо. Надо только подойти и спросить…

Спускаюсь к набережной Камы, а справа — чуть подтопленные буквы «Счастье не за горами». Ох, и сложная это задача — придумать цепляющую вводку!

В любом российском городе, по какой бы улице или проспекту вы ни шли, обязательно в асфальте есть трещины, ямы, провалы. Когда студенты только берутся за перо и сочиняют первое предложение, оно выходит неровным, шаблонным, многословным. Когда я прошу их прочитать написанное вслух, они замечают, на каких словах и сочетаниях букв речь спотыкается. Аудитория редко читает журналистские тексты вслух, может пробежаться по диагонали, а может и глазами зацепиться за ритм, за ровно выстроенные предложения и даже читая про себя, заглатывать каждое ­слово… Очень сложно.

Пересекаю улицы Плеханова, Крисанова, Борчанинова, Попова, Куйбышева, Комсомольский проспект, улицы газеты «Звезда», 25 Октября, Максима Горького… Не хочу свернуть ни на одну из них. Разве что — улица 25 Октяб­ря. Взгляд цепляется за кирпичное здание, непохожее на оставленные позади сталинки, девятиэтажки и современные коробки. В 1860 году. здесь открылась Мариинская женская гимназия. Сегодня это Государственная сельскохозяйственная академия. Спускаюсь к набережной Камы, а справа — чуть подтопленные буквы «Счастье не за горами». Ох, и сложная это задача — придумать цепляющую вводку! А найти фотографию или «видео-не-затычку» ещё сложнее (чтобы не резали мысль пополам, чтобы дополняли или замещали лишний текст).

Выдавая задание написать большую историю, я не жду от студентов лонгридов вроде тех, что делает в течение шести-восьми месяцев «Коммерсантъ» или The New York Times. Я даю им возможность впервые погрузиться в профессию. Студенты ещё ничего не знают о теории жанров, методе интервью и структуре журналистского текста. Они совершают гарантированные ошибки, составляя вопросы или путая тему и идею. Но они получают важное «знание о своём незнании», их образование идёт не от тео­рии к практике, как это обычно бывает, но от практики к теории. Именно эти знания студенты запомнят. Надолго. Иногда — ­навсегда.

автор — кандидат политических наук, доцент кафедры журналистики САФУ, г. Архангельск
Фото: shutterstock.com

Июн 2, 2016

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны

Газетный бизнес сжимается быстрее журнального