Шпионы, которых не было

Суду не понравились оруэлловские технологии по трансформации прошлого

Савёловский суд Москвы отказался удовлетворить иск эколога Надежды Ку­теповой о защите чести и достоинства, который она подавала к ВГТРК и автору про­граммы «Специальный корреспон­дент» Ольге Скабеевой за сюжеты, которые вышли в эфир 27 мая и 1 июня 2015 года и в которых утверждалось, что Надежда Кутепова занимается промышленным шпионажем. Телеканал настаивал, что доказательств то­го, что сюжеты прошли в эфире, нет. Судья отказал, не пользуясь столь изощренными аргументами.

НКО «Планета надежд» была создана Кутеповой весной 2000 года в южноуральском городе Озёрске. Организация занималась различными социальными проблемами: наркоманией, домашним насилием, дискриминацией. Но главной её темой было радиоактивное загрязнение, источником которого на протяже­нии многих десятилетий в регионе явля­ется печально знаменитое предприятие «Маяк», и борьба пострадавших ликвидаторов аварий на этом предприятии за свои права. Тема для Кутеповой совсем не отвлечённая и не теоретическая, многие из её родственников и друзей семьи скончались из-за онкологических заболеваний. Одновременно с этим «Планета надежд» добивалась того, чтобы с Озёрска был снят статус «закрытого», так как это сильно затрудняет обще­ственную деятельность, доступ к информации и вообще, по убеждению правозащитников, является не чем иным, как пережитком сталинизма.

Как и многие другие российские региональные НКО, «Планета надежд» все эти годы получала гранты различных международных фондов. Всего за 15 лет работы ей поступило порядка 200 тыс. долларов от таких организаций, как американский NED*, нидерландский WECF** , норвежская «Бел­лона»***, немецкий фонд Генриха Бёлля**** и др.

Её выступления на конференциях аннулировали, а знающие люди предупреждали, что если она будет пытаться выступить, то рискует задержанием или даже арестом под каким-нибудь предлогом

Основываясь на новом законе, 25 мая 2015 года Озёрский суд признал «Планету надежд» иностранным агентом. А уже 27 мая в восьмичасовом выпуске «Вестей» на «России 1» вышел первый сюжет, в котором утверждалось, что организация «на американские деньги, по сути, пытается заниматься промышленным шпионажем в России». Через месяц этот постулат был повторён в более развёрнутом сю­жете «Ядовитый экспорт» в программе «Специальный корреспондент». Причём ещё более утвердительно: «Суд доказал, что что некоммерческая организация, которая призвана, если верить уставу, поддерживать материнство и защищать права беременных женщин, работает в интересах других государств. Фактически, занимается промышленным шпионажем на деньги NED».

Вскоре Надежде Кутеповой начали поступать угрозы. Соседи не только перестали с ней здороваться, но и отворачивались в другую сторону, когда видели на улице. Её выступления на конференциях аннулировали, а знающие люди предупреждали, что если она будет пытаться выступить, то рискует задержанием или даже аре­стом под каким-нибудь предлогом. Вскоре Надежда Кутепова по совету друзей забрала своих трёх детей и от греха подальше уехала из России. Весной 2016 года после долгих мытарств и при поддержке европейских «зелёных» и НКО ей было предоставлено политическое убежище во Франции.

Одновременно с этим при поддержке правозащитной юридической группы из Санкт-Петербурга «Команда 29» Надежда Кутепова решила восстановить своё доброе имя через суд. Юристы подали от имени «Планеты надежд» иск к ВГТРК о защите репута­ции в Савёловский суд города Москвы. Требованием было опровержение утверждений о «шпионаже» и символический рубль компенсации.

Аргументация, приводимая истцом, выглядит непробиваемой. Выражения «по сути» и «фактически» во фразе не допускают разночтений, так как речь безусловно идёт об утверждении о свершившимся факте. Это подтверждается лингвистической экспертизой, проведённой профессором кафедры русского языка РГПУ им. А. И. Герцена Валерием Ефремовым. Факт выхода программ в эфир был также подтверждён размещением на сайте russia.tv, что было нотариально зафиксировано истцом.

Не собиравшаяся никуда уезжать Надежда Кутепова была вынуждена покинуть страну. По своему душевному складу она достаточно тяжело переживает это изгнание

Телеканал не захотел признавать свою ответственность. Он привёл три возражения. Первое: утверждение Ольги Скабеевой о «шпионаже» — это личное оценочное мнение журналиста, «слова «фактически» и «по сути» подразумевают «как будто бы», то есть являются личным сравнением и мнением журналиста». Второе: ответственность за программу несёт не ВГТРК, а продюсерская компания «Новая Компания.Ру». Ну и наконец третье, вероятно, самое грандиозное утверждение: доказательств того, что сюжеты прошли в эфире, нет!

Казалось бы, как такое можно утверждать про передачи, которые в прайм-тайм видели миллионы людей и в результате которых Кутепова была напугана настолько, что решила покинуть страну? Однако представители канала заявили, что поскольку видеофайлы, представленные в суд, были скачаны с сайта russia.tv некой «сторонней программой», они могли быть модифицированы. Их демонстрация в заде суда «никак не подтверждает того, что идентичные видеозаписи были распространены на сайте ВКТРК и тем более в эфире». При этом эфиры от 27 мая и 1 июля 2015 года были удалены с сайта. Очевидно, что тезис об оценочном суждении выглядел столь слабо, что телеканал решил на всякий случай заявить, что никаких эфиров не существовало вообще.

Однако судья Савёловского суда Борис Удов поступил просто и незамысловато. Он вообще не стал обращать внимания на столь необычные и противоречащие здравому смыслу утверждения ВГТРК, а поступил так же, как незадолго до этого сделал со схожим иском Алексея Навального, которого телеканал также обвинял в шпионаже. В отказе суда в удовлетворении иска «Планеты надежд» сказано, что «оспариваемые истцом фразы являются личным мнением и оценочным суждением тележурналиста относительно вопросов финансирования и политической деятельности истца».

Надежда Кутепова

Обвинение в шпионаже — более чем серьёзное. Наказание по статье 276 Уголовного кодекса предусматривает до 20 лет заключения. При этом существует также и статья 306 «Заведомо ложный донос». В случае если донос связан с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, эта статья предусматривает реальное тюремное заключение. По мнению практикующих адвокатов, ес­ли бы символический однорублёвый гражданский иск Кутеповой о защите чести и достоинства был бы удовлетворен, это сильно бы увеличило шансы и на проведение другого — уголовного — процесса против авторов сюжетов.

По словам Надежды Кутеповой и представляющих её юристов из «Ко­манды 29», после решения суда первой инстанции они не собираются останавливаться и готовы пройти весь дальнейший путь — от апелляции в Мосгорсуде до, если потребуется, иска в Европейский суд по правам человека. Но если быть реалистом, то легко спрогнозировать, что результат всех этих действий скорее всего не будет особо значимым.

А вот результат профессиональной деятельности автора программ Ольги Скабеевой совершенно реален. Не собиравшаяся никуда уезжать Надежда Кутепова была вынуждена покинуть страну. По своему душевному складу она достаточно тяжело переживает это изгнание. Рано или поздно Надежда Кутепова, а уж тем более её дети, конечно, адаптируются. Кто-то скажет, что переехать жить из закрытого уральского города в Париж не самая большая жизненная трагедия. Наверное, это отчасти так, хотя быть беженцем везде несладко. Но есть и ещё один реальный результат. Организация «Планета надежд» фактически прекратила свою деятельность. А люди, права которых Надежда Кутепова защищала последние 15 лет, теперь остались без этой защиты.

* «Национальный фонд демократии» (National Endowment for Democracy) — частная некоммерческая организация, основана в 1983 году. Предоставляет денежные субсидии исследователям в области «развития демократии и прав человека» в Центральной и Восточной Европе, Азии, Ближнем Востоке, Африке, Латинской Америке и Евразии. ** «Женщины в Европе для общего будущего» (WECF) — неправительственная организация из Нидерландов. Поддерживает женщин и детей в областях экологического бедствия. WECF работала с Движением за ядерную безопасность в южных областях Урала, на севере России и на Украине. *** «Беллона» (Bellona) — международное экологическое объединение. Центральный офис расположен в Осло (Норвелия). Работает с 16 июня 1986 года. **** Фонд Генриха Бёлля (Heinrich-Böll-Stiftung e. V.) — неправительственная организация, поддерживающая проекты в сфере развития гражданского общества, политического образования, социально-политической активности и ответственности, прав человека, межкультурного диалога, экологии. Основан в 1987 году в Кёльне. Тесно связан с немецкой партией «зелёных». Отделения фонда существуют во многих странах, в том числе в России (в Москве) и на Украине (в Киеве).
Фото: shutterstock.com, facebook.com/nadezhda.kutepova

Окт 6, 2016
╔╔В последние годы западные исследователи всё чаще говорят о совершенно новой социальной гр
Тематический подход к медиабизнесу может стать хорошим рецептом