У каждого своя камера…

Заядлые телезрители наверняка обратили внимание, что во многих информационных программах всё чаще и чаще появляются нечёткие размытые видеоматериалы, которые можно увидеть не только в новостных выпусках, но и в аналитических передачах, документальных фильмах и даже в ток-шоу. Почему home video стало востребованным источником видеоинформации для тележурналистов — разбирался ЖУРНАЛИСТ

Их отличает, помимо размытого изображения, непродолжительность, а также особое вертикальное каше, заполняющее левое и правое поля от самого презентуемого изображения. Обычно появление таких экранных «иллюстраций» сопровождает либо соответствующая надпись, указывающая на какой-либо сетевой источник или ресурс, либо закадровое разъяснение о том, что данная «картинка» предоставлена тем-то и тем-то из своих личных архивов домашнего видео.

Так в практике современной тележурналистики явочным порядком возник удивительный феномен под названием home video (HV), что в переводе на русский язык означает «домашнее видео». Думаю, что любительский статус таких иллюстраций не нуждается в комментариях. Однако стоит заметить, что если на самом рубеже веков в телепрактике явление HV народу было редким и его использование оправдывали отсутствием необходимых видео­кадров, словно извиняясь за непрофессио­нализм их авторов, то в нынешних условиях ускорения темпов подготовки телепрограмм и резким сокращением временной дистанции между самим событием и фактом телерассказа о нём HV превратилось в постоянный и привычный источник видеоиллюстраций для тележурналистов. То, что совсем недавно считалось из ряда вон выходящим случаем, из практики фактически трансформировалось в систему.

Попробуем разобраться в причинах подобного явления. Первая и очевидная из них — неуёмное желание обойти эфирных соперников в скорости доставки оригинального и сенсационного видеоконтента до потребителя в паре с жаждой эксклюзива как конкурентного преимущества. Происходит это в соответствии с русской поговоркой: ради красного словца не пожалеет и отца. Правда, глагол «жалеть» стоит использовать в таком контексте исключительно во множественном числе, ибо мода на HV докатилась и до федеральных вещателей.

Ещё одна причина столь тотального присутствия кустарной «хроники» — всё углубляющаяся депрофессионализация телевизионщиков, большинство из которых абсолютно не готовы трудиться на большой скорости в условиях лимита времени. К тому же у них почти всегда отсутствуют собственные источники и поставщики видеоинформации. Данное обстоятельство, в свою очередь, провоцирует тележурналистов на использование не оригинальных видеоматериалов или кадров из архивов канала, а на привлечение чего-то принципиального иного — и по смыслу, и по формату, и по тому, как «взаправду» зафиксировано на соответствующий IT-гаджет некое происшествие.

Аргумент о том, что съёмочная группа канала может и не успеть вовремя прибыть на место происшествия, сродни оправданию школьника, который на вопрос учителя о том, почему он опоздал на урок, отвечает: «Потому что проспал…»

Подобное видеоиждивенчество наших коллег чревато усилением манипулятивных вариантов воздействия на потенциальную аудиторию, так как зритель, взирая на иллюстрацию в формате HV, cклонен испытывать к увиденному чувство доверия: мол, вот же, все снято «взаправду», как не поверить своим глазам!? Параллельно подобная практика расхолаживает репортёров, корреспондентов, обозревателей, которые уже без особого желания и рвения снимают собственные материалы, не заботясь об эксклюзивных кадрах с места события. Аргумент о том, что съёмочная группа канала может и не успеть вовремя прибыть на место происшествия, сродни оправданию школьника, который на вопрос учителя о том, почему он опоздал на урок, отвечает: «Потому что проспал…»

Не меньшую угрозу профессиональной тележурналистике и её отношениям с аудиторией в контексте наших наблюдений за практикой применения HV представляют ставшие нынче популярными (особенно в утреннем вещании) так называе­мые видеоподборки из интернета, которые показывают самые невероятные и самые причудливые варианты поведения как людей, так и наших братьев меньших. Котики, собачки, хомячки, белки и иные лохматые и хвостатые герои эфира помогают собственным присутствием, во-первых, умиляться. А во-вторых, в буквальном смысле «затыкать» образую­щиеся по неумению сотрудников телеканала контентные пустоты. Непонятно только, почему зрители должны умиляться домашним «телемимимишкам» вместо получения необходимой информации или видеоиллюстрации.

Ответ на вопрос о том, что же делать с тотальным присутствием HV в телеэфире, должен быть вполне конкретным, ибо возможные издержки в практической тележурналистике, связанные с этим явлением, ещё не до конца ясны. Но их можно предвидеть, если обратиться к актуальной практике многих новостных телеканалов, которые в буквальном смысле воплощают теоретический тезис о том, что современная шоу-цивилизация поставила на повестку дня вопрос о доминировании визуальной информации в общей системе воздействия электронных СМИ на аудиторию.

Например, уже через час-два просмотра канала «Москва 24», становится ясно, что у него возникают проблемы получения редакцией новостей адекватного визуального контента, иллюстрирующего потоки свежей информации. Разумеется, здесь широко используются материалы, снятые «народными операторами», причём в большинстве случаев это кадры каких-то происшествий или забавных сценок из жизни. Нельзя сказать, чтобы эти «свидетельства очевидцев» производили сильное впечатление, но в любом случае домашнее видео несомненно оживляет эфир многочасового вещания в новостном формате. Понятно, что какой-то стройной и чёткой системы в появлении HV на канале «Москва 24» нет, но в этой спонтанности, наверное, и заключается притягательный эффект непрофессиональной съёмки.

С появлением возможности делать селфи, а также home video в значительной степени облегчило поиск вариантов требуе­мой визуальной информации

Вообще концепция круглосуточного аудиовизуального новостного потока, которую исповедует «Москва 24» и другие подобные каналы, не оригинальна. Приметы её функционирования можно обнаружить в структуре вещания таких известных субъектов мирового телепространства, как CNN и Sky News. Именно они ещё в начале 2000-х начали активно использовать наглядный видеоматериал в репортажах своих корреспондентов. С лёгкой руки гигантов информационного вещания в современной тележурналистике стало привычным использование соответствующих записей, получаемых с различных сетевых ресурсов, видео­регистраторов, а также технологических записей с контролирующих камер видеонаблюдения. Однако и эти источники не всегда могут «поставлять» необходимые кадры. Особенно, если событийный ряд, интересующий информационную службу того или иного канала, должен быть сориентирован на такие тематические тренды, как скандалы, криминальные проявления, катастрофы, происшествия.

Давно замечено, что появление технологии съёмок селфи, а также home video в значительной степени облегчило поиск вариантов требуе­мой визуальной информации, ибо социальные психологи уже неоднократно отмечали появление такого рода зависимости, когда тот или иной индивидуум стремится запечатлеть и себя, и то, что случается рядом с ним. Как правило, нечто из ряда вон выходящее. Позже подобный видеоматериал выкладывается в сетевое пространство либо с его сетевых технологий отправляется в те редакции, которые выстраивают свою вещательную политику на активном использовании подобных «свидетельств очевидцев».

В практике того же канала «Москва 24» подобный принцип получения визуального контента возведён в абсолют. Не случайно здесь ведущие прямого эфира постоянно обращаются к зрительской аудитории с призывом присылать интересное видео. При этом авторам наиболее оригинальных и ярких сюжетов обещаны нешуточные гонорары. Тем не менее качество сюжетов, присылаемых в редакцию от нештатных авторов, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Таким образом, даже не слишком глубокий анализ нынешнего информационного видеоконтента большинства круглосуточных новостных каналов позволяет сделать вывод о том, что так называемое домашнее видео применяется в тех случаях, когда сюжет провисает из-за недостатка оперативных кадров с места события. Хотя гораздо чаще в качестве изобразительного ряда используются не только cъёмки собственных корреспондентов, но и материалы, заимствованные с других каналов, или скачанные из Сети. Конечно, HV встречается гораздо реже, что, впрочем, не означает отказ от его использования.

В связи с этим выявляются несколько важных правил, соблюдение которых упростит и улучшит работу редакций новостных телеканалов. Итак, описанная ситуация требует: a) постоянного мониторинга; б) поиска альтернативных источников видеоинформации; в) инструментария для проверки аутентичности используемого профессиональными журналистами HV.

Подводя итог всему сказанному, можно сделать вывод, что домашнее видео, конечно же, будет использоваться на телевидении в информационных программах и передачах других жанров. Но здесь важно понимать, что это не более чем иллюстрация, а зачастую и просто модная «фишка», в то время как основу любого телевизионного проекта, как новостного, так и развлекательного, должны составлять профессиональные съёмки.

Фото: vk.com

мая 2, 2016
Юлия Калинина, обозреватель «МК», «Золотое перо России», рассказывает о работе и о себе
15 декабря — День памяти погибших журналистов. В этом году он пройдёт уже в двадцатый раз
Выбрать наилучший заголовок из нескольких можно уже после публикации, когда читатели проголосуют кликом