Уроки архаики

Политолог Марков, который любит озвучивать организующие и направляющие идеологические установки то в качестве учёного-обществоведа, то в качестве депутата Госдумы, а теперь — ​на посту члена Общественной палаты, в начале июня поразил откровенностью. Вот цитата: «Газета «Ведомости» без сомнения является одной из главных площадок по подготовке государственного переворота в России… Когда ключевые качественные газеты захвачены геополитическими противниками, работающими против большинства народа РФ, как же это хорошо… Я вот даже читаю «Российскую газету». Вот если кому-то кажется, что она правительственная газета, не знаю… Мне кажется, «Российская газета» эволюционирует в направлении 2Новой газеты», «Независимой газеты», «Ведомостей» и так далее. Газета «Коммерсантъ», кстати, примерно в той же области».

Знак плохого качества

В переводе на общечеловеческий язык, качественная пресса — ​это та, где нет открытой манипуляции сознанием, лжи и явного передёргивания (после слов Маркова можно порадоваться за «Российскую газету», в которой довелось работать). Где может быть опубликовано больше одного мнения на одно событие. То есть нормальная журналистика, а не «жёлтая». Понятна и обида господина Маркова — ​его мнение не всегда является единственным (и самым аргументированным) в упомянутых им изданиях, поэтому он вынужден указывать на них в своём доносе. К его сожалению, такое отношение к печати не совпало с высказыванием те же дни в Петербурге президента Владимира Путина о том, что иногда власти обвиняют критикующие их СМИ в работе на «противника» вместо того, чтобы разобраться в сути ­критики и отреагировать на претензии.
Да, местные власти по большевистской привычке зачастую считают СМИ своим беспрекословным органом. Такая получается обёртка старого архаичного лозунга «Кто не с нами — ​тот против нас»: если плохо пишешь про тротуарную плитку — ​готовишься использовать на «майдане» «оружие пролетариата». И приводит такое отношение к полной утрате уважения, как со стороны властей, так и со стороны тех, кому предназначается ­информация.

Ну и результат соответствующий: приходится пытаться заставить подмандатное население слушать свой голос, свой «орган». В Татарстане даже провели совещание в администрации президента республики, где горестно указали, что подписка на республиканские издания за год упала на 43%, тогда как на федеральную (очевидно, качественную) и местную прессу даже немного ­выросла. То есть дело не в экономических трудностях населения, ­навстречу которому уже и подписную цену опускали, а в том, что трансляция ­рапортов ­начальства ­читателю менее интересна, чем информация о стране и новости своего района. Участники совещания не пошли на поводу «узколобого» читателя и не стали задумываться о ­качестве республиканских газет и эффективности ручного управления ими. Зато решили ­сделать энергичней и поразвлекательней ­подписную кампанию.

 

Вот цитата: «Газета «Ведомости» без сомнения является одной из главных площадок по подготовке государственного переворота в России…»

Кто платит, тот и наказывает

Есть и другой опыт — ​газета «Псковская губерния». Та самая, которая первая расследовала гибель псковских десантников в Донбассе, которая активно работает со своим читателем, формируя по его нуждам повестку дня, а в ответ читатели охотно скидываются на её нужды. Конечно, активность не слишком нравится местной власти, явно по её подсказке Роскомнадзор в июне указал «Псковской губернии» на мартовское ещё нарушение: газета не поставила рядом с прямой речью персонажа репортажа пометку, что «Правый сектор» является запрещённой в РФ организацией (а мы вот пишем!). Хотя само по себе такое табу на произнесение враждебного имени — ​явная языческая архаика. К тому же, цензурирование слов развивает лукавый эзопов язык. Впрочем, и столичные власти недалеко ушли в общении со своей прессой. Долгие годы «Московская правда», отпущенная вроде бы в свободный полёт после окончания коммунистического проекта, пользовалась поддержкой городского правительства. Иногда критиковала (нет, не за коррупцию, а за менее значительные упущения), чаще радостно сообщала о нововведениях. И вот теперь, пользуясь общей командой затянуть пояса, московское правительство решило больше не помогать финансово «Московской правде», сосредоточиться на «Вечерней Москве», организационно более близкой. И «Московская правда» вынуждена прощаться с бумагой, переходить на электронный выпуск с 1 июля.

Урок понятный: если ты зависим от одного хозяина, ты управляем его нуждами и прихотями. А если тебя кормят читатели, ты, конечно, рискуешь попасть под гнев начальника, не готового быть согласным с массами по свои кровным делам. Однако в таком случае и «хозяин» может узнавать о массовых требованиях и отвечать им. Если он больше зависим от населения, чем от высшего ­начальства.
Но ведь и в насквозь идеологизированной госмашине СССР была пресса, интересная читателю, он голосовал за неё своим тоже не могучим рублём. Жизнь пробивалась, не задумываясь об эзоповом языке. Помню, «Вечерняя Уфа» достигла тиража 100 тыс., в миллионном городе практически предельного. 47 лет назад, в достаточно древние, но энергичные времена, газета начинала с пустого ­места, не было в башкирской столице своего издания. А вот теперь она вынуждена уходить от ежедневного выпуска, не хватает средств. Ушла в интернет «Молодёжная газета», которая четверть века назад (при нас она называлась «Ленинец») набирала 150 тыс. тиража (и это при сдерживающем дефиците бумаги). Нынешней «Молодёжке» быть независимой и смелой, как «Псковская губерния», не по ­кадрам. А управляющим башкирской прессой, как и татарской, наплевать на уровень ­изданий. Лишь бы их ­республиканское начальство не сочло ­виноватыми.

На самом деле, в уходе в виртуальное пространство интернета нет ничего однозначно плохого. Ну да, заранее отсекается бедный, а то и маргинальный читатель, но кто сказал, что человек без компьютера обязательно покупал бы газету? Ему и практически дармовая радиоточка может надоесть. Конечно, независимость электронного издания тоже относительна, учитывая последние изыски Госдумы, но в виртуале больше конкуренция, закрывать продвинутым пользователям доступ к чужим серверам не так просто. Но и набрать сотрудников, конкурентоспособных в мировой Сети, тем провинциальным изданиям, которые отучили искать журналистику на родных просторах, ещё сложнее. Тем более когда местные блогеры давно освоили площадку республиканских новостей и мнений.

 

Дурной мезатон

Нет, всё-таки перегнул палку дежурный политолог Марков! Все качественные, по его мнению, газеты выступили с самых патриотических позиций в истории с препаратом мезатон. И «Коммерсантъ», и «Ведомости», и «Новая газета» поставили идентичные заголовки над информацией о том, что маленький опытный заводик при харьковском НИИ перестал поставлять в Россию обезболивающий медицинский препарат. Все написали: «Украина перестала поставлять в Россию жизненно важный мезатон». А потом тихо выяснилось, что перестала ещё в прошедшем августе, и не Украина, а маленький заводик, и не обезболивающий состав, а снижающий давление…

Оказалось, что завод не повышал цены с 2010 года, а инфляция, что на Украине, что в России за это время изменила экономическую картину. По старой цене продавать — ​себе в убыток, а в принципе завод не собирался терять рынок, но Минздрав (конкретный чиновник) молчал с августа, лишь в нынешнем июне обнародовал ситуацию и со скорбной гордостью сообщил, что нашёл аналог во Франции. Конечно, значительно дороже…

Так вот, чем гнать информационную пургу, растравлять раны и апеллировать к архаическому принципу «Враги окружают!», журналисты могли бы выяснить, какой именно чиновник затянул решение вопроса с мезатоном и кому выгодно подписывать контракт с французской фирмой. Как ни странно, это может быть один и тот же человек.

 

А потом тихо выяснилось, что перестала ещё в прошедшем августе, и не Украина, а маленький заводик, и не обезболивающий состав, а снижающий давление

О, спорт, ты — ​миф!

Июнь принял на себя основной удар спортивных страстей, затмивших и экономические бури, и предвыборные склоки. Да, говорили самые разные газеты и каналы, допинг. Ну и что, а вы на себя посмотрите! Посмотрели? А теперь, пожалуйста, пустите нас к мулаткам и белым штанам, без нас вам в Рио будет плохо. Ну, примерно так, как с нами в Марселе.

Апогеем журналистской удали стала выходка-находка корреспондентки ВГТРК Ольги Скабеевой. Она в трудной командировке в Берлин нашла автора фильмов-расследований о допинговой проблеме в России и ловко потребовала от него тут же, под камеру, предоставить ей все первоисточники, а потом заставляла признаться, что всё это он затеял, выполняя заказ неведомых злодеев на шельмование президента России. Немец с ней не согласился и ответил на её очередной вопрос, что дело журналиста не защищать свою страну и нападать на другие, а добывать информацию для читателя-зрителя. Такой уклончивый ответ Ольгу Скабееву не устроил, и она всё-таки стала допытываться, как автор разоблачений относится к Владимиру Путину. Немцу хождение по кругу надоело, и он попросил прекратить это дело, но госпожу ­Скабееву так просто не отцепишь.

И вот результат в изложении информагентств: «Автор фильмов о допинге в российском спорте, немецкий журналист ARD Хайо Зеппельт, напал на съёмочную группу ВГТРК. Сюжет об этом был показан в программе «Вести в 20:00». Тут уже и официальный представитель МИД РФ Мария Захарова высказалась, что российские дипломаты всегда готовы защищать российских журналистов. Хотя по кадрам, снятым группой ВГТРК, никак нельзя сказать, кто на кого напал. Может быть, нашим госчиновникам попробовать оказать защиту журналистам там, где они явно в ней нуждаются? Например, ­внутри страны.

В конце месяца выяснилось, что те российские спортсмены, кого допинговая мафия не поработила и кто добивается результата без запрещённой химии, смогут выступить в Рио-да-Жанейро под российским флагом, угрожающий тон СМИ сменился на примирительный. А вопли о доблести наших футбольных фанатов, отметеливших в Марселе тысячи пьяных англичан, ожидаемо сменились на поиски виновных в провале нашей сборной на футбольном чемпионате Европы.

Напоследок одно общее замечание, да простят меня коллеги. Уроки ненависти, разжигающие низменные страсти, не просто выглядят дикостью в современном мире, тем самым снижая конкурентоспособность общества, да и страны в целом. Они свидетельствуют о недостатке ума. Перенимая нравы футбольных дикарей, которые у себя в Англии — ​явные маргиналы, распространяя метод «стенка на стенку» на всё приветствуемое поведение россиян, пропаганда «удали» показывает неадекватность и отсутствие логики, формирует нечеловеческий, «медвежий» образ ­России. ­Тотем, ­архаика…

 


Июл 4, 2016
Опыт Нидерландов, Франции, Австрии
Краткий обзор корпоративной прессы в Сети
Village Media может создать местный сайт за 4 часа, если видит рекламный потенциал