Война не cделает героем

Сейчас, мне кажется, есть некий налёт героизма на работе журналиста в горячих точках. 

Сейчас, мне кажется, есть некий налёт героизма на работе журналиста в горячих точках. С одной стороны, это можно понять. Война уже перестала быть страницами учебника истории. Все мы видим, слышим, знаем о том, как взрывают, убивают, ликвидируют.

И конечно, хочется понимать, что происходит на самом деле. А кто, как не журналист, может везде побывать, обо всем рассказать и показать? И репортёра, который это делает профессионально, чтят и уважают. И правильно делают. Ведь риск высок. И ставка больше, чем жизнь. Но иногда случается так, что эти лавры толкают людей на рискованные, необдуманные поступки.

Их цель проста — стать героем, показать войну прямо с линии фронта — там, где стреляют, калечат, убивают. И это очень тревожно. Потому что пуля — дура, потому что на кнопку reset не нажмёшь и второго шанса уже не будет. Так что прежде чем ночью ехать на позиции или с танкистами идти в атаку, есть смысл вспомнить о том, что ни один материал не стоит человеческой жизни, а уж тем более жизни твоего оператора или фотографа. Рискуешь ведь не только своей, но и его судьбой и будущим его семьи.

Подготовка к работе в зоне боевых действий начинается задолго до самой съёмки. Обязательно нужно собрать аптечку на случай ранения. Можно купить уже готовую. Желательно научиться оказывать первую медпомощь при ранении, знать, как остановить кровь, и т. д. Перед поездкой я всегда стараюсь побольше узнать о сторонах конфликта: про полевых командиров, про реальную ситуацию в момент съёмки. Кроме того, всегда стараюсь выяснить предысторию конфликта. Например, в случае с Сирией важно понимать, кто такие шииты, сунниты, алавиты — в чем разница. Почему они враждуют. Также я всегда стараюсь посмотреть и почитать материалы своих коллег — чтобы понимать в каком режиме придётся мне работать и чего ожидать.

Когда приезжаешь на войну, всегда есть возможность найти людей, готовых пообщаться, рассказать о том, что они думают о происходящем. Это подготовка уже на месте. Без неё будет сложно. Ведь всё как есть на камеру, под диктофон никто не скажет. Нужно собирать информацию по крупицам, искать свои каналы и среди гражданских, и среди военных. Бывало так, что эти знакомые буквально спасали жизнь: если знаешь, что где-то рвануло и хочешь срочно ехать, они могут подсказать — не стоит, подожди. В частности, обычная практика террористов: два взрыва на одном месте, первый и второй, минут через 15–20, когда приедет полиция, скорая. И если поедешь сразу, то можешь оказаться среди пострадавших.

Вообще, на войне торопиться в большинстве случаев нельзя. Лучше подождать, подумать, посоветоваться. Важно держать связь с коллегами. Понятно, что каждый хочет снять эксклюзив, быть самым-самым. Но это не повод не общаться и не дружить с другими репортёрами. И чем лучше эти отношения, тем легче и комфортнее работать. А это жизненно важно. Ситуация постоянного стресса не добавляет радости и не облегчает нашу задачу.

Современная война очень странная по многим причинам. Одна из них — отсутствие линии фронта. Ты можешь ехать по «своей» территории, а за углом будут ждать тебя «чужие». Поэтому стоит заранее убрать то, что может тебя скомпрометировать, — фото с военными или на месте боёв с трофеями в руках, записную книжку в телефоне (лучше иметь второй). И конечно, главная задача — сохранить тот материал, который вы сняли, Скопируйте на несколько носителей, исходники спрячьте, флешки тоже. Пусть на камере будет материал, который вы, ругаясь и заламывая руки, сотрёте, а в ботинке будет копия этих съёмок.

 

Если едешь туда, где тебя не ждут, то лучше придумать заранее легенду — почему ты там оказался, что ты там делал.

 

Важно договориться со своими коллегами, чтобы все рассказывали одну и ту же легенду. Наш водитель в Донецке, когда начинали стрелять, открывал окна. Вероятность того, что стекло разобьётся и поранит осколками, меньше. Кстати, иногда серьёзные проблемы решают сигареты. Не курите? Всё равно возьмите с собой пачку. Завязать разговор, знакомство будет намного легче.

В Донецке попасть под обстрел из тяжёлых орудий можно было сразу в нескольких районах. То есть опасная зона слишком большая. Поэтому, приезжая на съёмки, я всегда искал и продумывал пути отступления: где можно укрыться, где ближайшие дома, подвалы, стены в конце концов. Большие окна, панорамные зеркала — всё, что может разлететься на осколки, — нужно обходить стороной. То есть первым делом ты продумываешь, что будешь делать, если начнётся обстрел.

Важна интуиция, умение читать ситуацию. Например, нам на курсах рассказали новейшую мировую историю со времён Вьетнамской войны. Американские журналисты приехали в деревню. Опытный оператор обратил внимание, что в деревне нет кур и петухов: их не видно и не слышно. А потому он со своим корреспондентом решил не идти вглубь построек. И правильно сделал: там была засада. То есть нужно следить, наблюдать, прислушиваться и оценивать.

Очень часто в репортажах можно видеть, как бегают журналисты. И там, где стреляют, это необходимость. Где именно бежать, а где ползти, подскажут военные. Без них делать на передовой нечего. Снять саму войну практически невозможно. Когда стреляют, нужно прятаться. Но бегать ради того, чтобы бегать, — это не наш выбор. Вообще, на мой взгляд, фальшь на войне чувствуется сразу. Именно зрителем. Поэтому я лучше ничего не сниму, чем буду заниматься постановочными съёмками. Чаще всего мы имеем дело с последствиями обстрелов, перестрелок, атак, отступлений. Но и здесь много опасностей. Неразорвавшиеся снаряды, мины: неверный шаг — и всё. Поэтому мы старались либо идти в след, либо не ступать туда, где не знаешь, что может быть под ногами. К примеру, едешь по шоссе, остановился перекурить, но при этом нельзя идти в поле. Всё необходимое делаешь только на дороге.

О том, что нужно носить бронежилет и каску, не обсуждается. Другой вопрос, нужна ли надпись ПРЕССА. Зачастую именно эти надписи становятся мишенью для снайперов. Поэтому здесь нужно действовать по обстоятельствам.

Одна из сложностей работы в горячих точках — необходимость быть всегда наготове, 24 часа в сутки. И не обязательно нужно будет ехать куда-то. Поездки ночью — вообще занятие рискованное, и это — крайний случай. Скорее может быть так, что придётся эвакуироваться. Поэтому, что бы не случалось, желательно иметь связь со своей группой: знать, кто где и как друг друга найти.

Ещё одно испытание, которое приходится проходить, — это возвращение домой. Для кого-то это становится самой серьёзной проверкой! Ты привыкаешь жить на адреналине, быть в центре событий, всё время в движении — а тут всё тихо, спокойно, и ты уже никому так не нужен. Из-за этого иногда хочется бежать, кричать, подчас просто выть на луну… И тогда ты снова стремишься туда, откуда так хотел уехать. Мне помогло общение с друзьями, с коллегами, которые прошли через это. Они лучше всего тебя понимают, потому как тоже проходили через эту своеобразную ломку.

Главное в нашей работе — разузнать, что происходит, зафиксировать общую картину и снять честный репортаж. Опытные солдаты знают, что те, кто находится на передовой линии сражения, почти не знают, что происходит на самом деле, кроме того, что происходит в настоящий момент прямо перед ними или позади них. Слишком много движений и шума. Фактически же ситуацию можно глубже понять, находясь на некотором расстоянии, к примеру, на командном посту.

Конечно, здесь я написал лишь какие-то общие свои соображения. Которые слышал, к которым сам пришёл. Они не заменят полноценного обучения, подготовки к работе на войне. В идеале каждый, кто едет на войну, должен пройти курсы подготовки именно для журналистов. Есть такие в России, есть и за рубежом. И это азбука военного корреспондента. Там не только покажут, как всё бывает на самом деле, но и дадут почувствовать, каково это — быть заложником или попасть под обстрел. Если курсы недоступны, советую почитать интернет-страницы военных журналистов: Поддубного, Коца, Стешина, Пегова — по их записям можно писать хронологию последних военных конфликтов. И наверняка каждый сможет найти для себя ответы на те вопросы, которые интересуют перед важной командировкой. И не нужно стесняться того, что ты боишься. Это нормально. Без этого никак. В то же время всегда оставаться в гостинице, объясняя это тем, что на улице опасно, не получится. Всё это очень тонкие материи. Грань еле заметная, и каждый сам чертит ту линию, за которую нельзя преступать.

В целом, есть правила поведения на войне. И их нужно соблюдать. Главное, что нужно сделать до поездки, на мой взгляд, — понять, зачем ты туда едешь, с какой целью. И ответить на эти вопросы самому себе нужно честно. Потому что от ответа во многом зависит поведение репортёра в тех ситуциях, когда думать уже некогда.


Фев 23, 2016

54 гранта для журналистов со всего мира. Сохраняйте и делитесь с коллегами

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны