Все поля обойдём, соберём, и посеем, и вспашем

Кто забыл, была такая советская мажорная песня: «Мы с железным конём все поля обойдем, соберём, и посеем, и вспашем». Это же ночной кошмар агрария! Вдумайтесь в последовательность: ведь только в математике от перемены мест слагаемых сумма не меняется. А в жизни и в тексте об этой самой жизни ещё как меняется. До абсурда.

Еще древние ораторы говорили, что повествованием мы обязаны памяти, которая помогает нам восстановить ход события, перечисляя эпизоды, из которых оно состояло. Например, граф М.С. Воронцов, во время одесской ссылки начальник А.С. Пушкина, имел неосторожность послать поэта на борьбу с саранчой и получил донесение: «Саранча летела, летела, прилетела, все съела и улетела». Еще пара крылатых примеров для сравнения: «Пришёл. Увидел. Победил»; «Споткнулся, упал, очнулся, гипс».

Структурная основа всех этих текстов (да и любого другого, цель которого рассказать, как происходило событие) − во-первых, хронология; во-вторых, точный отбор и именование эпизодов, из которых она складывается; в-третьих, ритм и динамика текста, которые должны соответствовать реальному темпу жизни. И само собой должно быть с лету понятно, что, кто и где делает. Всё это легко найти в приведённых повествованиях.

И казалось бы, сложно отступить от правды жизни. Нет, легко! «Я встречался со многими милиционерами, которые погибли, и со многими демонстрантами, которые погибли, и все задают вопрос…» (В. Кличко). И милиционеры, и демонстранты ушли в мир иной не до, а после упомянутых встреч, и достаточно было во избежание конфуза вставить одно слово − «впоследствии погибли».

Мэр-боксёр не зря снискал славу современного «златоуста». Но мы-то зажигаем не хуже: «Убитый милиционером ГИБДДешник в Тыве недавно чудом спасся от пули». И путаем не только последовательность, но действующих лиц: «Медведев после изнасилования уволил главу МВД». Ни премьер, ни глава МВД никого не насиловали: дикая история имела место в СИЗО, подчинённом полицейскому начальнику. А ещё время и место события: «Первое в этом году солнечное затмение можно было наблюдать этой ночью». Ну когда же ещё? Оказывается, в Москве была ночь, а затмение в это время было в Уссурийске и в Японии, там, как и положено, был день. Зато заголовки получились яркими и хлёсткими.

Зажигаем мы не только в заголовках. Простите за пространную цитату: «Самой громкой в этом списке, пожалуй, стала история уже экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина. В марте против него было возбуждено уголовное дело о взяточничестве на сумму в $5,6 млн. В апреле он получил новое обвинение в получении ещё 15 млн рублей. Место Хорошавина занял амурский губернатор Олег Кожемяко, а того, в свою очередь, сменил бывший мэр Благовещенска Александр Козлов». С хронологией и действующими лицами тут всё в порядке, только непонятно, место Хорошавина где: в СИЗО или в администрации Сахалинской губернии − заняли его последователи?

Время от времени подобные глупости пишут и говорят все, особенно в пылу спортивной схватки: «Всё валится у бразильцев сзади», «Защитник датчан поднял ногу, и атака соперника захлебнулась в зародыше». С устной спонтанной речью сложнее (поэтому такие зернистые мысли с любовью собирают болельщики), а в письменной свести такие глупости к минимуму можно. В редактировании для этого существует простой и эффективный прием − конкретизация представления. Переберите в уме все возможные жизненные ситуации, которые могут по смыслу подойти под формулировку, например, такую: «В перерыве судья добавил, и теперь неизвестно, сколько продлится матч».

Справедливости ради, в приведённых примерах и ум напрягать не надо: картинка возникает сама собой. Но, увы, не та. А что имел в виду автор? Попробуем определить, используя тот же приём, только ищем не абсурд, а здравый смысл. Судя по всему, судья добавил штрафное время, а среди книжек про йогу висел не сам президент, а стояла книга про него.

Но не всегда всё так очевидно. Прочитайте внимательно текст: «В 11:30 инкассатор в сопровождении водителя и охранника возвращалась с приличной суммой почти в 2 миллиона рублей. Автомобиль остановился возле конторы, женщина открыла дверь, чтобы выйти, и в этот момент в машину врезались «Жигули». Из них выскочил грабитель, угрожая пистолетом, вырвал из инкассаторских рук сумку с деньгами, ударил кулаком в лицо охранника, метнул под днище пятёрки шумовую гранату и бросился к стоявшей неподалёку «Ниве».

Ничего не заметили? Охранник где был в момент происшествия? Судя по изложению, в машине, и, стало быть, удар в лицо получил прямо через стекло. И вообще, что он там делал, если инкассатор первая выходила из машины?

Кстати, конкретизация представления работает не только при анализе повествования. Это универсальный приём. Применим его: «Фатальная ошибка, которая (…) очень важна для образа — ухоженные ножки». Может быть, все-таки «неухоженные ноги» и не «важна…», а «портит образ»?

Вернемся к хронологии. Найти ее, мягко говоря, странности поможет ещё один прием анализа текста − сопоставление повторяющихся и связанных по смыслу фактов, в повествовании это временная связь. Чем объёмнее фрагменты текста, разделяющие их, тем больше шансов пропустить ляп: оперативная память подводит.

Тем более странно выглядит коротенькая заметулька о сгоревшей прямо на дороге машине: «На Тверской улице в пятницу вечером прямо напротив памятника Пушкину около 7:43 утра загорелся автомобиль». Занятное начало. Описание автомобиля мы пропустим, а дальше ещё интереснее: «Буквально через несколько часов движение по Тверской улице было перекрыто в обе стороны. Уже к обеду к месту пожара прибыли два пожарных расчёта». Оперативно. А дальше… Дальше пациенты палаты номер шесть обзавидуются: «Ирина Фетисова, прибывшая на место происшествия через час, уверена, что автомобиль не загорелся, а подъехал к перекрёстку уже сгоревшим. Её спутник Михаил Дубов за рулем ВАЗ-21031 заметил, что сгоревших автомобилей было несколько и все они разъехались еще ночью».

Сопоставление взаимосвязанных фактов − это тоже универсальный приём анализа текста. И ничто не мешало вспомнить, где Африка, а где Эквадор, тем не менее читаем: «Сборная Польши уступила команде Эквадора. У африканцев отличились Карлос Тенорио и Дельгадо».

Подсчёты − частный случай сопоставления фактов. Например: «Отрицательный рост популяции в Японии начинается уже при уровне рождаемости, меньшем, чем 2,1 ребенка на одну женщину в год». Сколько раз в году японки, бедные, рожают?

Строго говоря, сопоставлять надо не только написанное с написанным, но и написанное с подразумеваемым, а то ведь скажете противоположное желаемому: «Лично я никаких карточек в руках президента не видел, не видел даже российского рубля». А что видел? Сколько лет задаю этот вопрос. Ответ всегда один: «Доллары».

Ну и наконец, на закуску, последнее развлечение. Вот текст: «Мост через Гибралтар будет самым длинным мостом в мире, который соединит Испанию с Марокко, Европу и Азию».

Тут всё правильно?

Картина Моисея Спиридонова «Тракторная жатва в колхозе»

Дек 19, 2016
Фрилансер, создатель Telegram-канала и сайта «IT и медиа. Палач Говорит» Павел Городницкий докладывает о своих успехах
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА
Для членов Клуба Журналиста и участников проекта «Золотой фонд прессы-2018» — бесплатно