Юпитер, ты сердишься!

Так случилось (проклятый возраст!), что я, в то время студент журфака МГУ, начал печататься ещё в сталинскую пору. И тогда, и позже мне довелось при всех, как говорится, вождях испытать на себе все средства и приёмы использования прессы в целях бессмертного Агитпропа

Только что завершившийся телевизионный сезон, как и предыдущий, прошёл под знаком резкого усиления откровенной идеологической «накачки» многомиллионной аудитории. Крымский, и шире — ​украинский, синдром расколол общество на две неравные части. К ним в этом году добавились ещё и Сирия с Турцией. Социологи не могут найти однозначных объяснений случившемуся. Мне кажется, дело тут в «фантомных болях» нашего общества по поводу утраты страной статуса великой ядерной сверхдержавы, второй экономики мира, держащей в напряжении и страхе всю планету. Может, кстати, поэтому телепропаганда советской поры была гораздо спокойнее и увереннее нынешней по тону, сдержаннее по фразеологии, точнее по ­приводимым ­аргументам.

А может, ещё и потому, что пропагандой, в том числе телевизионной, в те годы занимались тщательно подготовленные, высокопрофессиональные кадры. На Центральном телевидении было с десяток политобозревателей, находящихся на особо привилегированном положении: только им было дозволено от имени власти формулировать позиции и внедрять их в сознание миллионов. Некоторые делали это довольно прямолинейно и грубо, другие — ​вспомню навскидку Александра Бовина и Владимира Цветова, Александра Каверзнева и Всеволода Овчинникова — ​обладая знаниями и талантом, умели находить убедительные слова и аргументы в споре с западными оппонентами.

Нынешние телепропагандисты в большинстве случаев не имеют, увы, ни достаточных знаний, ни особых талантов. Они подменяют эти не очень востребованные нынешней властью качества готовностью исполнять любые её задания. Вместо строгих аргументов и глубокого политического анализа предлагают массовой аудитории набор незатейливых мифов и истерическое кликушество. В итоге ­получается то, что получается.

Неуклюжесть возникает уже на стадии драматургии тех бесконечных ток-шоу на актуальные общественные темы, которые в последнее время заполонили эфир основных телеканалов. Их авторы для простоты работы — ​да и в качестве подсказки зрителям, чтобы те заранее знали, кто прав, а кто виноват, делят участников студийной дискуссии на «наших» и «ненаших», располагая их на противоположных трибунах. Прежде, понимая неприличие делить сограждан на «чистых» и «нечистых», ведущие использовали другие методы. Они, скажем, размещали спорщиков на разных сторонах круглого, в крайнем случае, овального стола (Максим Шевченко на Первом канале или Андрей Норкин на НТВ), теперь же, отбросив прочь остатки правил политкорректности, ставят их, как гладиаторов, друг против друга, откровенно поддерживая одних и третируя вторых.

Для упрощения своей задачи нынешние ведущие стали всё активнее и смелее приглашать в студию «нечистых». На исходе сезона, вероятно в преддверии сентябрьских думских выборов, где будут представлены несколько десятков партий, на политических ток-шоу стали появляться прежде отлучённые от эфира отдельные оппозиционеры-либералы, а вместе с ними украинские политологи, даже один американский журналист, ­недурно владеющий русским языком.

Правда, их присутствие продиктовано вовсе не желанием авторов представить на экране весь спектр бытующих в обществе мнений. Они используют этих людей в качестве «мальчиков для битья», чтобы оттенить и укрепить в зрительском сознании «единственно правильную» точку зрения, а заодно высказанная в эфире несхожая позиция горячит присутствующих, вызывая ненависть к любому инакомыслию. Редко кто из ведущих (назову разве что Романа Бабаяна с его «Правом знать» на ТВЦ) умеет терпеливо выслушать неофициальное мнение и не спешить с его опровержением. Возможно, в этом ему помогает драматургия программы, согласно которой там, кроме двух противостоящих друг другу трибун, присутствует ещё и третья, где расположены эксперты. Их неангажированность и авторитет профессионалов высокой пробы придают ­проходящему в ­студии спору больший вес.

 

 

теперь же, отбросив прочь остатки правил политкорректности, ставят их, как гладиаторов, друг против друга, откровенно поддерживая одних и третируя вторых

Но это, повторяю, исключение. Ведущие основных политических ток-шоу предпочитают грубые, лобовые решения. При этом, нарушая все представления о законах публицистики, они позволяют себе в открытую обозначать приверженность одной точке зрения в противоположность другой. И без того тенденциозные выпуски программ становятся откровенно пропагандистскими. В этом в особенности преуспело ток-шоу Первого канала «Время покажет», выходящее пять раз в неделю двухчасовыми выпусками в дневном эфире. Его ведущий, Пётр Толстой*, явно не готов к обсуждению не только неудобных точек зрения, но даже к спокойному их ­восприятию.

Телеведущий превращается в рядового участника яростного спора, проходящего в студии. Он не просто старается почаще давать слово сторонникам одной из двух позиций (этим, к сожалению, не умея профессионально вести дискуссию, грешат почти все его коллеги), но и откровенно ввязывается в спор на стороне «наших». Когда украинский политолог в пылу дискуссии назвал донбасских повстанцев «бандитами», телеведущий, вместо того чтобы призвать гостя студии к порядку, опустился до его уровня и дважды повторил: «Вы — ​такие же бандиты!» (01.07). В другом случае он, будто забыв о своём положении ведущего, припечатал в сердцах оппонента: «Это — ​демагогия!» (05.07).

В драматургии программы её авторы сделали следующий шаг по превращению нормальной дискуссии в крикливый и вульгарный базар. Они отказались от двух противостоящих трибун, рассадив спорщиков вперемежку в рядах имеющей круговую структуру студии. От рукопашной спасали разве что девушки с микрофонами в руках, подсаживающиеся к выступающим. Тут уж никто не стеснялся в крепких выражениях. От тех, что можно воспринимать как радикальное, пусть и нелепое, частное мнение («Европа всегда относилась к России, как к своей потенциальной колонии»), до недопустимых выпадов против целой страны («Украина потеряла суверенитет», «Порошенко — ​преступный президент», «Страна находится под внешним управлением», «В Киеве установлена фашистская/нацистская власть», «Руководство Украины готово бежать из страны» и т. д.), которыми пестрят все, без исключения, выпуски, посвящённые этому ­государству.

Впрочем, другим странам тоже в этих ток-шоу достаётся сполна. Про Германию можно узнать, что она — ​«несамостоятельное государство» («Право голоса», канал ТВЦ, 16.06), где «политическая элита напоминает осиное гнездо» («Постскриптум», канал ТВЦ, 25.06). НАТО, оказывается, «существует только для одного — ​для борьбы с Россией» («Прогнозы», канал «Звезда», 04.07) и «активно готовится к войне» («Место встречи», канал НТВ, 07.07), а «нынешняя Европа разваливается» («В центре событий», канал ТВЦ, 01.07), и «Европейский союз доживает последние годы» («Прогнозы», 04.07).

Размашистость дефиниций, девальвация крепких слов, элементарная политическая безграмотность — ​всё это становится привычным в программах. Иногда её огрехи вылезают наружу. Когда господин Толстой опрометчиво заявил, что все террористы в мире — ​мусульмане, его попытался было опровергнуть коллега по цеху Максим Шевченко, справедливо назвав немало примеров иного рода. Каково было моё удивление, когда зомбированное большинство студии, при­выкшее во всём подчиняться ­ведущему-гуру, ­грудью встали на ­защиту его ­фальшивого тезиса.

Надо признать, он тоже не спешил каяться, настаивая на своей позиции. Уступить был готов в ином, когда заявил вдруг: «Я согласен, что мы не понимаем (?!), куда движется наша страна» (07.07). Признаться, я был ошарашен, услышав из уст сотрудника крупнейшего российского телеканала пассаж, на который готов отважиться далеко не каждый оппозиционер. Подумалось: как может человек, не понимающий вектора развития своего Отечества, так смело и категорично судить о том, что ­происходит в ­других ­странах?!

 

 

девальвация крепких слов, элементарная политическая безграмотность — ​всё это становится привычным в программах

Всё же начинаешь понимать, что у большинства создателей нынешних политических ток-шоу точности формулировок не в особой чести. Гораздо важнее для них всплеск истерических коллективных эмоций, которым заражаются не только находящиеся в студии люди, но и телезрители. И тут, конечно, речь идёт не о прозаических обстоятельствах, к которым относятся дефиниции, факты, историчес­кие прецеденты и т. д. Последние оказались принципиально ненужными в той системе координат, которая ­господствует в популярных ток-шоу.

Нетрудно заметить, что среди участников политических программ, где пруд пруди горлопанов, способных произносить демагогические речи и яростно клеймить, фактически не найти по-настоящему осведомлённых людей: экономистов, юрис­тов, практиков в разных областях знаний и дела. Когда Владимир Рыжков, из тех ­самых «нечистых» либералов, которых приглашают в качестве лёгкой добычи для коллективной экзекуции, сообщил вдруг, что западные инвестиции в нашу экономику после присоединения Крыма сократились в 72 (!) раза (05.07), в студии не нашлось человека, который мог бы его опровергнуть. Началась привычная истерика по образцу «такого не может быть потому, что не может быть никогда», профессиональные политологи, из тех, что кочуют с канала на канал, лишь бы засветиться в эфире, проглотили языки, а Пётр Толстой в очередной раз продемонстрировал свою полную некомпетентность.

Характерно, что увлечение геополитическими темами в последние два сезона привело к почти полному забвению происходящего в нашей стране. Телевизионщики умудрились не заметить не только затяжной экономический кризис, но и всё то, что стало его последствиями в разных сторонах существования общества и рядовых граждан.

Можно понять наивную (впрочем, не столь уж и наивную, как показывает практика!) позицию руководителей крупнейших телеканалов. Они откровенно надеются, что в патриотическом угаре миллионы зрителей, гордые оттого, что Россия встаёт с колен, не заметят таких «мелочей», как ­значительное снижение уровня ­жизни.

Действительно, многие россияне готовы затянуть пояса ради восстановления былого величия страны. Я уже говорил выше о фантомных болях, тревожащих тех сограждан, которые восприняли крушение Советского Союза как крупнейшую геополитическую трагедию ХХ века. И всё же, мне кажется, нынешние российские телепропагандисты откровенно спекулируют на чувствах своих зрителей. Мало того, они ещё и довольно безжалостно, если не сказать цинично, сыплют соль на рану, не задумываясь о том, какой может быть реакция миллионов ­соотечественников.

Так, в открывающем выпуск «В центре событий» (01.07) сюжете, посвящённом только что прошедшему съезду «Единой России», нам ничтоже сумняшеся в мажорных тонах сообщили о планах правящей в стране партии в течение будущих четырёх лет добиться того, чтобы минимальный размер оплаты труда (МРОТ)… достиг прожиточного минимума. Видимо, автор сюжета не понимает, каково социальное содержание этого тезиса, как он отзовётся в сердцах малообеспеченных россиян, которые составляют сегодня весьма значительную часть населения страны.

Другой пример. Телевизионные пропагандисты разных каналов («Открытая студия», 5 канал (07.07); «В центре событий», ТВЦ (08.07) жадно набросились на сообщение с Украины (сюжеты из этой страны в минувшем сезоне занимали львиную долю эфирного времени — ​гораздо большую, нежели из России!) о повышении там с начала июля коммунальных тарифов. Они использовали разные эффектные приёмы, вроде броского заголовка «Украина: коммунальный майдан?», показывали толпы протестующих на площадях и улицах, не жалели громких слов, направленных против решения властей, лили крокодиловы слёзы сочувствия братскому народу. Делали всё, кроме одного. Не подумали о том, как будут восприняты все эти инвективы нашим зрителем. Будто напрочь позабыли о том, что коммунальные тарифы в России все последние годы постоянно растут (и с 1 июля 2016 года в разных регионах страны они повысились в среднем до 7,5%), вызывая возмущение граждан. Растут, пожалуй, даже быстрее, чем в соседней Украине. Кстати, в рядовых выпусках новостей на разных отечественных телеканалах регулярно появляются сюжеты с мест, где о тарифах говорится со всей прямотой и резкостью.

Политические телепрограммы минувшего сезона часто выглядели очень похожими друг на друга. Качество, которое их объединяло, — ​малопонятная озлобленность, стремление раскрыть любую тему через истерику, скандал, взаимные оскорбления. Мне всё время вспоминалась пословица древних римлян: Юпитер, ты ­сердишься — ​значит, ты неправ!

И впрямь: не слишком много правоты мы видели на наших телеэкранах в последнее время!

 

* Телеведущий Пётр Толстой является членом Высшего совета партии «Единая Россия», сопредседателем Центрального координационного совета сторонников «ЕР» и кандидатом этой партии по Люблинскому избирательному округу города Москвы на предстоящих в сентябре 2016 года выборах в Государственную думу.
Фото: shutterstock.com, скриншот программы «Время покажет»/1tv.ru

Авг 9, 2016
╔╔В последние годы западные исследователи всё чаще говорят о совершенно новой социальной гр
Тематический подход к медиабизнесу может стать хорошим рецептом