Журналисты? Раздевайсь!

Действительно! Зачем казнить или миловать, если можно посрамить и разорить? Наконец-то против журналистов и СМИ найден эффективный и убийственный ядохимикат. Не какой-нибудь там дихлордифенилтрихлорметилметан (именуемый в народе ДДТ или просто дустом). Нет, всё тоньше, всё по закону. Правда, и сами законы, и законоприменение мимикрировали за минувшие 15 лет. А законодатель то убирал статью о клевете из уголовного законодательства, то возвращал обратно, то ВС РФ проводил целых три пленума Верховного Суда, разъяснявших судьям правоприменение медийного законодательства, то, создавая прецеденты (при нашем беспрецедентном законодательстве), о решениях этих пленумов многие предпочитали не упоминать (не все, слава богу, не все, мир не без храбрых судей). Толчком к этой публикации послужили судебные претензии Игоря Сечина к «Новой газете», а так же иск «Роснефти» к РБК.

Возможно, к моменту получения журнала вы уже будете знать результат тяжбы. К этой и другим историям вернусь позже. А пока, дорогой коллега-читатель, напомню о некоторых базовых положениях Закона. Скучно, но без этого никак…

 

БАЗА, НА КОТОРУЮ ВСЕ ДОЛЖНЫ ОПИРАТЬСЯ

Сначала — СТАТЬЯ 29 КОНСТИТУЦИИ РФ:

1   Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2   Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3   Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4   Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5   Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом

Теперь — ИЗ СТАТЬИ 15 КОНСТИТУЦИИ РФ:

1   Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

<...>

4   Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Феде­рации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Теперь — ИЗ СТАТЬИ 10 КОНВЕНЦИИ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД

«Свобода выражения мнения»:

1   Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.

Цитировать вам Закон о СМИ, 100 раз правленый, но устоявший*, и Кодекс профессиональной этики российского журналиста** считаю лишним.

 

ПУЛЯ — ДУРА. КОГДА ВСЁ ЭТО НАЧАЛОСЬ?

Ну, началось, конечно, на первой чеченской войне. Но охота на конкретных журналистов и СМИ — это другое. Листьев, Холодов, Политковская, Сухомлин, Дубов, вот недавно — Шеремет… Их более 500. Только в Дагестане, начиная с 1992 года, погибли 19 журналистов. Только «Новая газета» похоронила семерых журналистов, а покушений, нападений, угроз — не счесть. В кого стреляли, кого взрывали. Я назвал имена не в хронологии, а так, как вспоминалось. И многих знал. А других не знал. 7 октября в Домжуре был спектакль, построенный на цитатах из Юрия Щекочихина и Анны Политковской. Замечательный спектакль, с видеорядом. Знаете, что меня поразило больше всего? Многие молодые люди впервые слышали эти имена.

Ни пули, ни бомбы не отменили. Но отвечать словом на слово так и не научились. Теперь «цивилизованным» считается ударить журналиста и СМИ дубиной рубля.

Сергей Золовкин и Эмма Чазова

Для меня началось формирование рублёвой дубины 14 января 2002 года с публикации в «Новой газете» материала сочинского журналиста Сергея Золовкина «Ложись! Суд идёт!»… (Речь шла о женщине, у которой за пять лет до этого жулики попытались отобрать квартиру. Даже Верховный Суд РФ решил дело в её пользу, но суды Краснодарского края волокитили.) Обычно? Как бы не так! Сергея Золовкина ненавидели за прямые и честные материалы. Газета «Сочи» перепечатала текст из «Новой». Если кому интересно моё тогдашнее расследование, взгляните на перепечатку из ЖУРНАЛИСТА***. Из всех нечистых информационных дыр от местного до наивысшего федерального масштаба на Сергея Золовкина и его жену Эмму, заметившую убийцу, полилось дерьмо такой концентрации, что, думаю, у тех, кто помнит, до сих пор в носу щиплет. Да, на Сергея и Эмму покушались. Их прятали в Москве, потом в Германии. Пуля на сей раз оказалась дурой. А на угрозы, нашедшие семью и в Германии, немецкая полиция среагировала молниеносно. Но это другая история. Прочитаете, если захотите. Я о другом. И на газету «Сочи» подали в суд, хотели компенсацию. Но там не было приписки, сделанной в «Новой», и суд не смог противостоять фактам. Зато «сообщество судей Краснодарского края» подало в тот же Басманный суд иск к «Новой газете» на… 300 млн рублей. Суд был «гуманен», оставил 30 млн рублей. Было и заседание Большого жюри Союза журналистов России. Но когда и на суде, и на Большом жюри выяснилось, что приписку к материалу (а там задевались интересы председателя краевого суда) сделали в редакции, а Сергей Золовкин был выведен за пределы процесса, интересы краевого судейского сообщества вдруг скуксились и сжались. Великан превратился в мышь. Нужна была гражданская казнь журналиста, превращение его в вечного должника. Не получилось. Я уже не говорю о том, что честью и достоинством обладает физическое лицо, а не некое сообщество, и нынче от имени физических лиц (чиновника, миллиардера, кого угодно) адвокаты пишут в исках о невыносимых моральных и физических страданиях, мешающих жить господам, подвергшимся публичной критике.

Кстати, в Решении № 20 Большого жюри СЖР от 5 апреля 2002 года сказано: «Выразить озабоченность возможностью использования института компенсации морального вреда для разорения редакций».

 

ИЗ СОБСТВЕННОГО ОПЫТА

Судился с ЖУРНАЛИСТОМ один губернатор. Имя автора разгромного материала мы скрыли. Журналистов там вообще превратили в крепостных областного начальника. Они вместо чиновников должны были вести общественные приёмные губернатора, все номера газет отправлялись на цензуру в управление пресс-службы губернатора. Журналистов даже заставляли подметать город. Странно: губернатор — человек молодой, но с очень большими связями. Было там две шероховатости в материале. Лингвистическая экспертиза стоит денег. Короче, свели меня с разными лингвистами из разных вузов России. Сам я тоже написал экспертное заключение, потом включил в него мнения анонимных экспертов. Бумагу эту направил Владимиру Колокольцеву (тогда он был начальником ГУВД Москвы). Колокольцев прочитал это экспертное заключение, прочитал статью и… уголовное дело против журнала закрыл. Но мы недооценили связей губернатора. За десять дней до окончания срока давности дело открыл Следком. Меня, как автора экспертизы, пригласили на допрос. Всё шло нормально, пока следователь не спросил меня, как я отношусь к истцу. «Отвратительно», — сказал я. «Ну, тогда нам нечего больше искать. Это вы из личной неприязни заварили кашу, следствие можно закрывать», — ответили мне. «Ну и ладно, — легкомысленно ответил я. — Посижу с полгодика в тюрьме, хоть отдохну от редакционной кутерьмы». Следователь рассмеялся: «Да кто же вас посадит? А вот на деньги поставят такие, что не пришлось бы вам квартиру продавать». «Стоп, — сказал я. — В глаза этого истца никогда не видел и не знал о нём. По делам его сужу. Как и вы, надеюсь». «Меня никто не допрашивает. Тогда продолжим…» Губернатор по двум пунктам дело выиграл, но его сняли. Сначала с повышением. А после понизили. Он в одной из областей теперь вице-губернатор. Но вы его нигде не найдёте — фамилию сменил.

Губернатор выиграл дело против ЖУРНАЛИСТА по двум пунктам, но его сняли. Сначала с повышением. А после понизили. Он в одной из областей теперь вице-губернатор. Но вы его нигде не найдёте — фамилию сменил

Только что получил письмо из Якутии. Бывший министр внутренних дел республики Яков Стахов, который устроил на себя якобы покушение (что быстро было раскрыто и доказано), за публикацию в газете открыл, если память не изменяет, семь уголовных дел против талантливой журналистки и писательницы Виктории Габышевой. Я в журнале и в Сети выступил в её защиту. Лена Рыковцева (Радио «Свобода») выступила в её защиту. Люди на митингах в Якутии выступили в её защиту. И… господин Стахов уволился по собственному желанию. А потом оказалось, что за ним числилось нечто, заставившее его пойти в бега. Был объявлен федеральный, а потом и международный розыск. По слухам, он спокойно жил в Подмосковье. Но мы с вами не верим слухам, да? Последние данные: он задержан и сидит в СИЗО. Не знаю, в чём его подозревают. И знать не хочу. Виктория Габышева же тогда отбилась ото всех судов, а в конце года стала лауреатом главной национальной журналистской якутской премии. Такие дела…

Сделать журналиста подёнщиком, закупом, холопом, вечным должником — идея плодотворная, конечно. Вот один резкий журналист, дважды отсидевший по одному сфабрикованному, на мой взгляд, делу, скоро выйдет на свободу и собирается печь булочки. Перевоспитали? Надоело? Понимаю. Обанкротить строптивую редакцию, которая суёт свой гриппозный нос в дела публичных политиков или крупных бизнесменов, — идея плодотворная. Сколько СМИ было убито без всякой судебной тяжбы. Даже не знаю. Просто учредители так решили. М-да… Только время обязательно работает на правду. Вдруг от козырных королей и дам откажутся козырные тузы, вдруг начнут всплывать грязные тряпки, которым и цена-то три копейки в базарный день. Но никакие это не тряпки. Это такие социальные бумеранги. И когда придёт время им возвращаться, врагам журналистов и СМИ останется лишь бежать к родне, окопавшейся за границей. Только вот вопросы: а кто их за границей ждёт и если ждут, то зачем?

* ruj.ru/_law_center/the-law-on-mass-media.php ** ruj.ru/_about/code_of_professional_ethics_of_the_russian_journalist.php * «Кто и почему стрелял в журналиста?» rusglobus.net/zolovkin/naezd/chelishev.htm
Фото: shutterstock.com, mediaspy.ru/user.php?id =15119, архив журнала «Журналист»

Ноя 30, 2016
Несколько слов о штатных и внештатных фотокорах
Фрилансер, создатель Telegram-канала и сайта «IT и медиа. Палач Говорит» Павел Городницкий докладывает о своих успехах
Подборка лучших региональных статей по версии ЖУРНАЛИСТА