Сторожевые псы и цифровые гуманисты

О новейших исследованиях в области журналистики

Что делает журналиста журналистом? В ответ на этот вопрос учёные обычно включают верификацию информации, объективность, разделение между журналистикой и рекламой, этические вопросы. Интересно, что этический аргумент исследователи часто предъявляют как последний козырь в дискуссии: кто журналист, а кто — любитель. Якобы журналист должен лучше остальных понимать, что такое хорошо и что такое плохо.

Почти каждая вторая статья начинается или заканчивается плачем — «нет единого понимания границ профессии в современном быстро меняющемся мире». Чтобы выделить ядро профессии, австралийские исследователи Янг и Карсон проанализировали несколько сотен вакансий для журналистов, которые публиковались в их стране на протяжении двух лет. В результате они увидели, что большая часть объявлений на рынке медиа вообще не маркирована как «журналистика». Кроме того, требования к опыту кандидатов оказались гораздо строже, чем к их профессиональным навыкам. Только в каждом пятом объявлении речь шла о специальном образовании. Три ключевых навыка, которые оказались в топе, — «умение работать в команде», «соблюдение дедлайнов» и «стрессоустойчивость». Кажется, под эти критерии подойдут почти любые профессии.

Авторы исследования констатируют: «Журналистика долгое время была относительно низкооплачиваемой работой с высокой нагрузкой. Но в эпоху, когда всё меньше журналистов испытывают давление, обладают меньшей автономностью, вынуждены заниматься перераспределением контента, должны быть многопрофильными на разных новостных платформах и обслуживать 24‑часовые новостные циклы, — опыт особенно важен»1. Вот некоторые интересные выводы из исследований о технологических изменениях:

•   чем больше задач у мобильного репортёра, тем меньше он реально в чём‑то разбирается2;

•   газетные журналисты наиболее «устойчивы» к технологическим изменениям и не меняют своих профессиональных взглядов3;

•   c одной стороны, использование труда фрилансеров ведёт к сокращению ресурсов и подрывает безопасность работы, но с другой — фрилансеры и прочие «журналисты-предприниматели» могут способствовать внедрению инноваций в редакции4.

Автор одного из самых крупных исследований журналистов немецкий учёный Томас Ханицш занимается сравнением профессиональных ролей в разных странах уже более десяти лет (проект Worlds of Journalism). На наш вопрос, где в этой системе координат находятся блогеры и другие «гражданские журналисты», профессор жёстко ответил — нигде. В европейских исследованиях не принимают во внимание всех этих странных людей, которые снимают митинги и тут же красят ресницы на камеру перед миллионными аудиториями.

В европейских исследованиях не принимают во внимание блогеров и других «гражданских журналистов»

Вместе с тем в научных работах всё чаще звучит критика западной модели журналистики, которую авторы исследований предлагают как нормативную или идеальную — с её доминирующей профессиональной ролью для журналистов под названием «сторожевой пёс демократии» (detached watchdog). Помимо этого Ханицш предлагает ещё три типа журналистов: «распространитель востребованной информации» (populist disseminator), «агент критических изменений» (critical change agent) и «оппортунист-фасилитатор» (opportunist facilitator). К последнему типу он, кстати, относит журналистов России вместе с Чили и Угандой.

Другую классификацию современных журналистов предлагает Piet Bakker (Mr. Gates returns):

•   технический журналист (умеет обращаться с платформами, монтировать и публиковать, обрабатывать данные и даже программировать);

•   комьюнити менеджер (модерирует онлайн-дискуссии и мотивирует аудиторию к сотрудничеству — в общем, работает с медиасообществом);

•   куратор, или контент-менеджер (агрегирует контент, ищет его в соцсетях, ведёт трансляции);

•   предприниматель (просто умеет зарабатывать — это и навык, и тип мышления).

Изучение непрофессиональной журналистики, которая имеет в основе обычную «гражданскую активность», также интересует экспертов. Вот некоторые выводы из их исследований:

•   гражданские журналисты во многом зависят от профессиональной журналистики и редко создают что‑то новое5;

•   оказывается, многие блогеры стесняются называть себя журналистами, хотя могут при этом выполнять те же задачи, что и профессионалы6;

•   появился новый тип «цифровых гуманистов»: они собирают, верифицируют и анализируют информацию во время катастроф7.

ОТ РЕДАКЦИИ: К счастью, научные изыскания в этой области пока что отходят от действительности. Журналистика существует несколько сотен лет. И нам почему-то кажется, что она сама решит, куда ей поворачивать и кого взять с собой на тот берег. Кто бы что про неё ни говорил.

1 Young, S., Carson, A. What is a Journalist?: The view from employers as revealed by their job vacancy 2 Justin C. Blankenship. Losing their «MOJO»?) 3 Wahl-Jorgensen, K., Williams, A., Sambrook, R., (…), Carter, C., Allan, S. The Future Of Journalism: Risks, Threats And Opportunities 4 John O»Sullivan & Ari Heinonen. Old Values, New Media 5 Splichal, S., Dahlgren, P. Journalism between de-professionalisation and democratisation 6 Fulton, J. Are you a journalist? New media entrepreneurs and journalists in the digital space 7 Wendy Norris. Digital humanitarians: citizen journalists on the virtual front line of natural and human-caused disasters
Иллюстрация: shutterstock.com

Окт 29, 2017
Хотите разобраться в основах медиа? Нет времени читать многостраничную литературу? «Неучебное пособие» для вас
О том, что рассылка электронных писем превратилась для СМИ в один из эффективных инструментов формирования лояльной аудитории,
Учимся быть осторожными со словами с