Почему в России растет популярность экологической журналистики

Уроки органических яиц

10 лет назад, когда я начинала писать на экологические темы, «зеленая» повестка считалась скорее маргинальной. Первой реакцией зачастую было: «А, так это про Гринпис, которые на нефтевышки залезают», второй — «Экология — это игрушка для богатых стран, вот мы лучше заживем, тогда и начнем ею заниматься». Для того чтобы все‑таки писать про экологические проблемы, надо было обладать серьезным (возобновляемым) запасом терпения, упорства и настойчивости.

Редактор одного из СМИ, куда я писала, регулярно шутил про «Ангелину и шестерых ее читателей». Через год шесть превратились в сорок. Сейчас об экологии пишут, рассказывают и показывают буквально из каждого кустарника. Тема появилась и закрепилась в федеральных и региональных медиа, в блогах, пабликах, чатах. Появились специализированные СМИ (так, есть медиа, специализирующееся на возобновляемой энергетике (renen.ru), или медиа на органик‑потреблении и производстве (lookbio.ru). Вырос проект Плюс один, работающий на своей площадке plus-one.ru, а также на площадках «Ведомостей», «Форбса», РБК и BFM. В стране несколько десятков экоблогеров, работающих на разных площадках — от Инстаграмма и ВК до «зеленых» каналов Телеграма и Яндекс.Дзена. Чаты «МоскваЭкологичная» и «ПетербургЭкологичный» в Whatsapp приносят ежедневно несколько десятков сообщений.

Что поменялось? Тут мы невольно попадаем в парадокс курицы и яйца (с целью углубления в тему, можно сказать, что курица была взращена на естественном питании, преимущественно кукурузе, имела возможность выходить из клетки и не была напичкана антибиотиками и гормонами роста — а яйца, соответственно, были органические. В прошлом году в Росии был принят закон об органической продукции, так что полезные знания всегда пригодятся). 

С одной стороны, писать об экологических проблемах стали больше, поскольку они стали более актуальными и важными. Социологические опросы последних лет показывают упорный рост темы в сознании россиян: граждан нашей страны волнуют (прежде всего) проблемы отходов, загрязнения воды и воздуха, зеленые насаждения. Почему это произошло — вопрос непростой. Одна теория говорит нам, что рост интереса к экологии (здоровья, вопросам будущего) связан с ростом благосостояния и уверенности в завтрашнем дне. Минусов у этой теории немало, но пусть пока полежит тут. Вдобавок, «зеленые» темы в последние несколько лет сильно укрепились в международном контексте. И если на то, чтобы догнать «зеленый» тренд в его первичном выражении, у России ушло несколько лет, то сейчас практически любые новые «экотемы» прорастают и на российской почве довольно быстро. Примеры последних лет — кофейни, где кофе наливают в свою тару, магазины без упаковки, тренд на снижение пластика, экологически устойчивая мода. Российские Fridays for Future появились буквально через несколько месяцев после того, как шведская школьница Грета вышла митинговать к шведскому парламенту.

ЛЕТОМ 2019 ГОДА, НА ФОНЕ КАТАСТРОФИЧЕСКИХ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ, ОБ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА НАЧАЛИ ГОВОРИТЬ ДРУГ С ДРУГОМ КАССИРЫ, СТЮАРДЕССЫ, ДВОРНИКИ

В России много лет идет перестройка природоохранного законодательства, в прошлом году был запущен нацпроект «Экология». Не все идет гладко, многие нововведения вызывают существенную критику экологов, прочих реформ и законопроектов экосообщество не может дождаться годами. Тем не менее, «зеленые» темы стали внезапно важными и для бизнеса, который заинтересовался вопросами углеродных рисков, раскрытия экологической и климатической информации. «Экология» и «климат» для компаний — теперь и угроза, и шанс для дальнейшего развития. Летом 2019 года, на фоне катастрофических лесных пожаров, об изменении климата начали говорить друг с другом кассиры, стюардессы, дворники. «Холодное лето? — Изменение климата небось». «Теплая зима — тоже изменение климата, все же говорят про него». Страшно сказать — после 10 лет моей работы по теме в нее поверила даже моя мама, увидев репортажи на ТВ.

Практически во всех регионах России существуют низовые экологические движения. Группы граждан борются с планами построить новые загрязняющие предприятия и сохранить старые, расширить мусорный полигон, построить мусоросжигательный завод, вырубить парк или сквер. Люди раздельно собирают отходы, обмениваются вещами друг с другом, сажают деревья, убирают мусор. Все эти процессы освещаются как в традиционных, так и в новых медиа — профессиональными журналистами и самими активистами.

Экологическая журналистика в России сейчас на подъеме — в самых разных ее видах и формах. В различных городах существуют объединения экологических журналистов — например, Ассоциация журналистов‑экологов в Москве или экологический прессклуб «Последняя среда» в Петербурге. Так и хочется сказать: присоединяйтесь. «Зеленые» темы — это и политика, и экономика, и бизнес, и наука, и общественные тренды, и технологии. Разговор на эти темы — это разговор о будущем. 

 

Ангелина Давыдова – ведущий эксперт и тренер Школы экологической журналистики, которую в Москве с 25 по 28 февраля проводит АНРИ-Медиа 

Справка

АНГЕЛИНА ДАВЫДОВА — экологический журналист, директор Бюро экологической информации

С 1999 работает в российских и зарубежных СМИ. В настоящее время пишет для КоммерсантЪ, РБК, Такие дела, Colta.ru, Thomson Reuters Foundation, Kilmaretter.info, The Science Magazine, Open Democracy, The Conversation, n-ost. Редактирует журнал «Экология и право».

Окончила Санкт-Петербургский Государственный Университет Экономики и Финансов (2000). Стипендиат программ Reuters в Университете Оксфорда (2006), Environmental Leadership Program, UC Berkeley, California (2012).

С 2008 года участник климатических переговоров ООН.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Янв 28, 2020
Размышляем о сатирической стороне творчества Владимира Высоцкого

Вам будет интересно: