Ну, всё: американцы отменили перевернутую пирамиду

Радиостанция NPR сделала инструкцию для пишущих журналистов о том, как перейти в аудиоформат

NPR (Американское публичное радио) опубликовало очень любопытную инструкцию для журналистов, которые намерены перейти из печати на радио. Она называется «Чем отличается пресса от радио». Некоторые советы специфичны для английского языка, но в целом они затрагивают глубинные различия между печатным текстом и устным репортажем.

Причем советы пригодятся также и для журналистов, переходящих в видеоформат, — а это сейчас глобальная тенденция. Вообще, сама трансформация любопытна и показательна. В целом, она отражает не только мультимедийную миграцию профессии, но и переход от назидания к вовлечению. Она учит, как перейти от текста к разговору.

Основные различия касаются входа в текст (лида) и первернутой пирамиды. Для печатного текста важно поместить самую ценную информацию в лид, сообщить знаменитые «Кто, что, где, когда, почему». Например, лид заметки в Washington Post гласит (в переводе):

Спустя почти четыре месяца после того, как Трамп пообещал выделить 1 миллион из собственных средств на поддержку ветеранов, он наконец пожертвовал всю эту сумму на один-единственный проект, и то под давлением прессы.

Это традиционный, нормальный, насыщенный фактурой печатный лид. И он абсолютно не работает для устного репортажа, утверждает методичка NPR. Чтобы понять это, достаточно прочитать лид вслух.

Вот почему журналисты, которые пишут тексты для радио, разговаривают с экраном. Они не сумасшедшие, они хотят послушать, как звучит их текст. Говорят ли так нормальные люди? Хватает ли дыхания? Лид для радио должен быть переделан в четыре коротких предложения:

Четыре месяца назад Трамп обещал пожертвовать ветеранам 1 миллион из своих денег.
Лишь вчера вечером он выполнил свое обещание.
Причем Трамп отдал всю сумму всего лишь одному проекту.
И сделал он это под давлением прессы.

Не только в лиде, но и в остальном тексте сложные предложения с придаточными должны быть разбиты на кроткие фразы, легкие для дыхания, произношения и восприятия. Вот почему тексты для радио надо наговаривать вслух и только потом записывать. Легко заметить, что такой же подход поможет и в подготоке текстов для видео.

Текст для уха, в отличие от текста для глаза, цепляет интонацией и эмоцией, а не информацией

Похожая смена парадигмы нужна для классической перевернутой пирамиды («Главное — сразу, детали — по мере убывания значимости»). В устных репортажах, считает NPR, о перевернутой пирамиде придется забыть. Не стоит нашпиговывать начало материала информацией. Текст радиорепортажа может начинаться, как приятельский «разговор у костра», иногда со второстепенной информацией, но содержащей эмоциональные посылы. Текст для уха, в отличие от текста для глаза, цепляет интонацией и эмоцией, а не информацией.

Еще одна важная деталь — пропорция собственных слов журналиста и цитат. В печатной заметке можно обойтись 2-3 цитатами, которые обычно поддерживают замысел журналиста. Ведь он упаковывает фактуру покомпактнее и использует цитаты лишь для иллюстрации. В радиозаметке (очевидно, и в видеорепортаже) речь журналиста и цитаты персонажей (или какая-то внешняя озвучка) соотносятся в пропорции 50х50.

Учитывая, что растет спрос на мультимедийных журналистов, способных выдавать материалы на разных платформах, советы по переформатирования навыков из печати в звук могут быть полезны даже и для опытных мастеров пера, переходящих в интернет.

Справка

Рубрика «Медианавигатор» регулярно рассказывает о зарубежных событиях и тенденция в мире медиа.

Ведущий рубрики — Андрей Мирошниченко, медиааналитик, руководитель Школы эффективного текста, координатор российской Ассоциации футурологов, эксперт программы Фулбрайта (США).

Фото: shutterstock.com
Скриншот: NPR Training

Сен 14, 2017

Возможное спасение для глянца (и других): переход в клубный формат

Только для членов Клуба Журналиста

Бывший сотрудник Вконтакте и Telegram подал в суд на Дурова за незаслуженное увольнение из Telegram и получил ответный иск «ООО...