Что главное для главного?

Каков редактор, такова и его газета

Каюсь, подзаголовок «украл» у Володи Гескина, известного спортивного журналиста, который недавно выпустил книгу о своем ремесле, коллегах и главных редакторах, им руководивших.

Наблюдение верное и миллион раз подтвержденное жизнью.

Я хорошо помню, как волшебным образом преобразилась газета «Советская Россия» с приходом в нее Михаила Федоровича Ненашева. Странно: вроде бы, его «бросили на печать» с чиновной работы, был секретарем горкома и обкома партии, занимал большую должность в ЦК, газетного дела не знал, а придя на улицу Правды, сходу так завернул, что лучшие перья страны потянулись к нему на пятый этаж, а скучная доселе «Совраска» стала лучшей газетой страны. Таким вот чудесным образом прорезался в Ненашеве редакторский талант. А конкуренты у него были серьезные: в том же доме за номером 24 только этажом выше размещалась «Комсомолка», этажом ниже — «Правда», а на Пушкинской площади процветали «Известия» — еще те, знаменитые, с обоймой самых выдающихся публицистов страны.

Михаил Ненашев

Чем же брал Ненашев? Ну, понятное дело, смелостью. Он сумел поставить дело так, что «Советской России» прощали то, что никогда не простили бы другим. Острые расследования, проблемные статьи по самым разным темам, критика партийных бонз на местах, поддержка революционных новаторов… Скорее всего, ему за это крепко доставалось и только сам Михаил Федорович мог бы рассказать, как он умудрялся держать удар и договариваться со Старой площадью.

Это первый и очень важный — особенно для наших дней урок — уметь держать удар и балансировать на тонкой, тончайшей грани, с одной стороны которой — принципиальность и честность, а с другой — неизбежная оглядка на высокое начальство и его понятия о том, какой должна быть газета. Сорок лет назад главному редактору приходилось невольно считаться с тем, что учредителем газеты был ЦК КПСС и на Старой площади каждый номер читали буквально с лупой в руках, выискивая отступления от партийной линии. Сегодня у газет другие хозяева — это либо частные собственники, либо администрации разных уровней, и там тоже, увы, есть немало охотников поруководить медийными активами, поучить редактора тому, какой должна быть «правильная» газета.

Иначе говоря, ноша главного ныне не стала легче. И не каждому талантливому журналисту она по плечу. Коли сел в это кресло, то умей быть мудрым, сильным, знай, где надо пойти на компромисс, а где стоять до последнего. Именно такие люди сегодня руководят самыми успешными СМИ, неважно кто их хозяева — властные структуры или олигархи.

Коли сел в это кресло, то умей быть мудрым, сильным, знай, где надо пойти на компромисс, а где стоять до последнего

Второе важное качество, которым обладал Ненашев, состояло в том, что он каждый день фонтанировал яркими и новыми идеями, он смотрел на жизнь глазами человека, который несет ответственность перед миллионами читателей за тот товар, который производит. И ставил перед собой амбиционные цели: сначала конкурировал с авторитетными соседями, а затем уже и с самим собой, не останавливаясь ни на день.

Вот этот азарт, этот «вечный двигатель», производящий свежие и даже сумасшедшие идеи — тоже неотъемлемое качество настоящего главного редактора. Такими были все великие прежних лет — Алексей Аджубей в «Известиях», Егор Яковлев в «Московских новостях», Борис Панкин в «Комсомольской правде».

Если внутри тебя такой атомный реактор не функционирует, значит, это не твое, лучше не томить ни себя, ни подчиненных, ни — самое главное — читателей.

Мне везло, я и сейчас работаю с таким главным. Он, случается, спозаранку будит меня телефонным звонком: есть идея! И ты моментально зажигаешься и мчишься хоть на край света — чтобы вставить «фитиль», сделать «гвоздь», а проще говоря — выполнить свой профессиональный долг. Ибо это и есть журналистика, а все остальное ее видимость.  

Мой нынешний главный (не буду называть его фамилию, чтобы не заподозрили в подхалимаже) — безусловный чемпион по разным газетным выдумкам, возможно, самый креативный редактор отечественной печатной прессы последних десятилетий. Если бы ему удалось запатентовать все придуманные им акции, рубрики, разделы, то он вполне мог блистать на страницах книги рекордов Гиннеса.

Он лучший именно потому, что всякий день и даже каждый час заряжен на то, чтобы его газета была не набором случайных заметок, а содержала ту энергетику, которая и отличает настоящую высокую журналистику. «Я наркоман, — говорит он. — Мой наркотик — газета». Диагноз верный. И слава богу, такое не лечится.

Заходное фото: shutterstock.com
Фото: itogi.ru

Окт 4, 2017
Николай Сванидзе и Илья Стечкин объясняют, что такое профессиональная этика молодым журналистам (и не только)
Что такое полная свобода на радиоволнах
Цифровое разделение труда в СМИ зашло так далеко, что пора заняться внутренней кооперацией