Полезный вирус журналистики

ЖУРНАЛИСТ беседует с медиаэкспертами (читайте первоевторое и третье интервью). Вице-президент Европейской федерации журналистов, член Союза российских писателей Надежда Ажгихина рассказывает о том, что происходит с журналистикой во всем мире и почему наша профессия — самая лучшая на свете

ЧТО ТАКОЕ Европейская федерация журналистов

Европейская федерация журналистов (ЕФЖ) — это региональное отделение Международной федерации журналистов, самого большого профессионального объединения, которому в 2016 году исполнилось 90 лет. Об истории организации написана замечательная книжка финским историком Каале Норверстрендом. Я надеюсь, в ЖУРНАЛИСТЕ будет опубликовано краткое содержание книги о развитии международного журналистского движения.

Возникла федерация сразу после Первой мировой войны. Темы, которые обсуждались — безопасность журналистов, работающих в горячих точках, военных корреспондентов, журналистов-расследователей, а также защита трудовых прав. За 90 лет мало что изменилось. Тогда в объединении состояли в основном европейские журналисты, но с тех пор возникли журналистские сообщества на всех континентах. Например, сегодня существуют африканская, азиатско-тихоокеанская ассоциации, средиземноморская группа.

Европейская федерация журналистов — сообщество профессиональных союзов и ассоциаций, где уже состоят 320 тысяч работников СМИ из 46 стран. В основном в каждой стране по одному объединению: в России это Союз журналистов России. Но есть страны, где несколько членов ЕФЖ, например, во Франции исторически — три, в Германии — две. Главная задача федерации — защита прав журналистов: права на труд, на достойные условия работы, на безопасность, а также защита свободы слова и журналистики в целом.

 

Новые вызовы в журналистике

Мы говорим:

Journalism is a public good.

Журналистика — это благо для общества.

Подобная тема последние 15 лет звучит во всех наших дискуссиях, встречах, во всех наших документах. Защитить журналистику как благо для общества — актуальная задача, потому что сейчас журналистика сталкивается с вызовами, которые она не привыкла встречать и которых раньше не было.

Например, журналистов на войне всегда уважали все стороны конфликта. Враги, ненавидящие и убивающие друг друга, понимали, что кто-то должен рассказать о них правду. Поэтому во время любых военных конфликтов к журналисту относились внимательно, старались помочь и давали информацию. Но в последние годы ситуация изменилась. Весь мир видел публичные казни иголовцами (участниками запрещенной в России организации) известных журналистов. Конечно, это акт устрашения. Можно говорить, что это влияние технологий, но такого раньше не было, никто не мог этого предположить. Огромное количество журналистов в заложниках. За последние десятилетие погибло столько журналистов, сколько за всю историю нашей профессии не погибало.

Раньше журналистов на войне уважали все стороны конфликта. Враги, ненавидящие и убивающие друг друга, понимали, что кто-то должен рассказать о них правду

Журналист больше не уважаемый человек. Более того, представители террористических и каких-то неясных маргинальных организаций не нуждаются в правде. Они несут собственный месседж о себе. Запрещенная в России организация ИГИЛ регулярно выступает как ньюсмейкер и в сетях, и по телевидению. Телеканалы одно время их интенсивно показывали, потому что это новость. Потом были большие дискуссии по этому поводу. В итоге, перестали показывать. Но они все равно эти люди говорят то, что считают нужным — наблюдатели, которые могут рассказать правду, им совершенно не нужны. Они используют уязвимых людей, которые попали в плен, и от своего имени говорят то, что хотят донести миру. Это новая ситуация.

С другой стороны, сейчас все обсуждают противостояние фейкам, манипуляции — это тоже новая реальность.

 

Роль современной журналистики

Елена Леонидовна Вартанова (декан факультета журналистики МГУ. — ЖУРНАЛИСТ) когда-то очень точно сказала:

Современный человек — это человек медийный.

Сейчас люди идентифицируют себя не иначе, как через знаки, образы, архетипы, детали, которые предлагают разные медиа. Это совершенно другой тип сознания. Это не читающий человек. Например, реклама — это медиа, лейблы на одежде — тоже медиа. Это часть нашей среды, всё «напичкано» месседжами. Человек, тем не менее, не погибает, не сходит с ума, часто получает удовольствие от самого себя и от окружающей действительности.

Журналистика призвана помочь человеку ориентироваться в огромном пространстве, в том числе информационном. Это высвечивание социально-значимых тем, проблем, сюжетов, которые волнуют людей. Сейчас пишут в Facebook, Вконтакте или где-то еще, а раньше писали письма, душили листочек бумаги, заворачивали его в красивый конверт. Но разницы никакой нет. Мы просто передаем свои впечатления от поездки на дачу, от встречи с соседом и прочем — все это для меня очень значимо, например, а для вас и для большинства людей нет. Журналист говорит о том, что волнует людей. Так было, так есть и так, конечно, будет.

Кроме того, журналист все-таки руководствуется в своей работе профессиональными стандартами, которые выработаны за века существования профессии: правила сбора информации, комментарии независимых источников, проверка фактов и многое другое.

 

Этические принципы

Практически невозможно выполнить этические стандарты на 100%. Но принципы не для того существуют, чтобы человек, который на 50% от них отошел, посыпал голову пеплом и говорил:

Ой, я плохой журналист и, вообще, я такой неморальный.

Это конечно не так. Просто это идеал (как 10 заповедей), который надо иметь в виду. Этика помогает работать, потому что каждый человек — это очень индивидуальное дело.

Нас постоянно гложут сомнения. Вот нас послали освещать «то-то и то-то» и сказали, что надо освещать «так-то и так-то». А мы видим, что это не так. Нормальный журналист выходит из положения, он не пишет о том, что ему кажется несправедливым, неточным и ангажированным. Есть люди, которые делают вид, что не сомневаются — убеждают себя, что на информационной войне, например, надо быть солдатом в осажденной крепости, надо наступать на горло журналистским и даже личным принципам, чтобы поразить жалом своего слова вражескую сторону. Но это к журналистике никакого отношения не имеет. Это понимали даже тогда, когда в стране изучали не средства массовой информации, а средства массовой информации и пропаганды. Надо стремиться быть правдивым. Хотя правда зависит от того, где ты находишься. Но когда видишь и описываешь то, что видишь конкретно — это, все-таки, правда.

Сказали освещать «то-то» и «так-то». Журналист выходит из положения, он не пишет о том, что ему кажется несправедливым, неточным и ангажированным

Старайтесь быть независимыми. Да, это сложно. Совершенно справедливо Павел Семенович (Гутионтов, секретарь Союза журналистов России. — ЖУРНАЛИСТ) говорил:

Не могу совершенно отрешиться от своих гражданских чувств, от своих пристрастий в литературе, в музыке и так далее. Но когда вижу, что сторона, которая симпатична мне, совершает какие-то преступления и злодеяния, я не буду молчать.

Это называется журналистикой. А если сообщать о тех, кто не нравится, только то, что они воруют, лгут, изменяют женам и так далее — это уже близко к пропаганде.

Самое главное — не навредить, что сложнее всего. Я вижу классические примеры во всех учебниках: журналист увидел, как умершему ребенку ворона хочет выклевать глаз, сделал снимок, получил пулицера, потом запил, сошел с ума и покончил с собой. Подобных случаев много: гениальный снимок, страшный, но... Этот вопрос давно обсуждается. На самом деле, навредить можно более невинным способом. Например, ты что-то увидел, записываешь, а человек тебе скажет:

Не записывай меня на камеру.

Но ты его все равно записываешь, потому что так классно все получается. А у человека возникли какие-то проблемы или случилось что-то нехорошее. У каждого журналиста бывает в жизни подобное. Просто надо понимать, что лучше этого не делать.

 

Медиаобразование для всех

Какие рецепты может предложить Европейская федерация журналистов, учитывая сказаное? Стараться сделать всеобщим разговор о профессиональной этике и принципах журналистики, потому что это касается не только профессиональных журналистов, но и всех, кто работает с информацией. Идеал, который, конечно, не достижим: вся информация (в соцсетях тоже) должна основываться на принципах, которыми руководствуются журналисты. Во многих странах блогеры считаются членами профессиональных организаций, если соблюдают этические нормы — в этом разница.

Европейцы предлагают вести дискуссию о значении журналистики и информации в нашей жизни. Для этого необязательно заканчивать университет, просто надо представлять, как работает информация. Именно поэтому во многих европейских странах работают государственные программы по медиаобразованию. Люди учатся и в детском саду, и на высоких государственных постах. В России были такие программы: чиновникам, которые работали в управлениях и министерствах печати это очень помогало в работе. Потому что человеку, который, например, пришел из другой среды (бизнес, госуправление, военная служба), кажется, что дал приказ, и он сам выполняется. Но роль СМИ и журналистики несколько иная, власти будет полезно иметь собеседника, который поможет.

Вообще, свобода слова полезнее для руководителя, чем для простого обывателя. Руководители должны понимать, что происходит в медиа, какие сейчас тенденции и как ориентироваться в этих знаниях. Поэтому разговор о медиа, значении информации и журналистики совершенно необходим.

 

Саморегулирование СМИ

Многие считают, что все этические правила и стандарты ушли в прошлое. Сейчас работники должны быть эффективными, быстрыми, дешевыми, готовыми на все. Однако это глубочайшая иллюзия, такого нет нигде, и не будет. Мечта некоторых заблуждающихся чиновников, олигархов и медиамагната Руперта Мёрдока (он об этом говорил). Конечно, есть умные эффективные менеджеры, информационные работкики, которые хорошо заработывают. А люди, которые сидят неделями над своим репортажем или каким-то расследованием, некоторым совершенно не нужны. Кажется, что такие журналисты на свалке истории, но это, конечно, не так. Мировой опыт показывает, что все происходит абсолютно иначе: качественная, серьезная, ответственная журналистика востребована как никогда, потому что она задает тон.

Мировой опыт показывает: качественная, серьезная, ответственная журналистика востребована как никогда

Такого демократизма не было никогда. Даже утописты и фантасты не могли мечтать, чтобы каждый человек смог рассказать о себе миллионам, что его голос будет услышан. И что подобный человек сможет стать популярным. Но есть оборотная сторона — это зло, агрессия, ненависть, ложь. Одна из особенностей свободы — это ответственность, собственный выбор. Общаясь с миром медиа, журналисты и не журналисты делают свой выбор.

 

Журналиста и блогер

С моей точки зрения, журналист — самая лучшая на свете профессия. Она даже ни ремесло, ни мастерство, ни способ зарабатывания денег, я бы сказала, что это — диагноз. Люди с таким диагнозом не могут отрешиться от вируса поиска — поиска информации и правды. Это своеобразный ген, как у замечательной Эльвиры Горюхиной, как у Павла Семеновича Гутионтова. Великие журналисты, в какое бы время они ни жили, при каких властях, в каких бы СМИ они ни работали, помогают сделать собственный выбор и принять правильное решение.

И в интернете есть прекрасные журналисты. Огромное количество фрилансеров, образованных и литературно одаренных людей. По крайней мере, у нас в России, блогосфера богаче, чем в Европе. Потому что у нас есть традиция выражать свои мысли литературно, культурно мы к этому продолжаем тяготеть. Интернет дает для этого возможности людям разного возраста. Известные писатели, напрмер, Татьяна Толстая и Денис Драгунский, пишут в интернете, а потом издают книги и встречаются с читателями.

 

К чему идут медиа? 

Молодая «поросль» есть совершено замечательная. Поэтому, мне не кажется, медиа идут вперед — и технологически, и концептуально. Главный смысл этой деятельности остается тот же, но богатство возможностей и форм — это прекрасно.

 

Полную версию разговора смотрите в записи. 

Справка

Медиагруппа «Журналист» совместно с Институтом массмедиа РГГУ проводит серию бесед «К чему идут медиа». Максим Корнев обсуждает с экспертами современную журналистику и что её ждет в ближайшем будущем. Цель — помочь студентам и молодым специалистам ориентироваться в медиасреде: кем работать, что изучать, какие навыки тренировать, что востребовано работодателем.

Фото: shutterstock.com, из личного архива Надежды Ажгихиной

Авг 8, 2017

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны

Газетный бизнес сжимается быстрее журнального