Гражданский контроль за деятельностью прессы: реальность и перспективы

29 ноября в Общественной коллегии по жалобам на прессу слушались жалобы на «Московский комсомолец». Впервые Коллегия открыла двери для широкой общественности

29 ноября Общественная коллегия по жалобам на прессу рассматривала две жалобы на «Московский комсомолец». Одна касалась статьи в федеральной, а другая в региональной (башкирской) газете «Московский комсомолец». Корреспонденту ЖУРНАЛИСТА удалось договориться с Юрием Казаковым, заместителем председателя Палаты медиааудитории, о возможности присутствия на «закрытой» части заседания при условии согласия всех присутствующих членов Коллегии.

Заседание проходило в мраморном зале Центрального дома журналистов. На нем присутствовали представители Палаты медиасообщества и Палаты медиааудитории. Председательствующий Юрий Казаков кратко представил жалобу. Автор статьи отсутствовал на заседании, от газеты на вопросы отвечала юрист «МК» Надежда Амелина. В своём слове она сказала:

Уважаемая Коллегия, представленная жалоба является достаточно поверхностной. Кроме того, заявителем срок подачи жалобы был пропущен, так как статья была опубликована 5 июля 2014 года, то есть более двух лет назад.

Председательствующий Юрий Казаков в ответ заметил:

Коллегия рассматривает не правовую сторону дела, поэтому можем принять жалобу к рассмотрению. Срок был действительно упущен для подачи искового заявления в суд, но не в Коллегию по жалобам на прессу.

Далее он сообщил, что МВД России, прокуратура города Уфы, Следственное Управление Республики Башкортостан, Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав опровергли, участие организации «Выбор» в каких-либо противоправных действиях.

Представитель фирмы «Выбор» участвовала в заседании Коллегии по скайпу. К ней братился Юрий Казаков:

Слушаем вас. Будьте добры, представьте дополнение к тому, что было изложено в жалобе.

Представитель объяснила претензии своей фирмы так:

Журналистом была написана статья, которая дискредитирует деловую репутацию организации «Выбор». Никаких фактических доказательств написанному в статье не представлено. Наша деятельность законна, мы никогда не занимались теми вещами, которые описаны в статье. Автор материала не удосужилась связаться с нами, не запросила документы, согласно которым работает наша организация. Хочу отметить, что по нашему заказу была проведена экспертиза тренингов на предмет выявления в них негативного влияния на людей. Результаты экспертизы: «сотрудники «Выбора» зомбированием населения не занимаются», других нарушений не было выявлено.

АВТОР МАТЕРИАЛА НЕ УДОСУЖИЛАСЬ СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ, НЕ ЗАПРОСИЛА ДОКУМЕНТЫ, СОГЛАСНО КОТОРЫМ РАБОТАЕТ НАША ОРГАНИЗАЦИЯ

Юрист «МК» в ответном слове отметила, что автор статьи проделала большую работу: опросила психологов, побывала на научно-практической конференции в Башкирском медицинском университете, изучила информацию о работе подобных тренинговых организаций в разных городах.

Представители Коллегии по-разному прореагировали на выступления заявителя и ответчика.

Журналист АЛЕКСАНДР КОПЕЙКА сказал о том, что автор рассматриваемой статьи пошёл по лёгкому пути, использовав только материал пресс-конференции:

Я тоже не сторонник таких компаний, и в Судебной палате по информационным спорам мы рассматривали очень много подобных дел о деятельности сектантских организаций, но нужно было доказать всё это фактами.

Выступление медиаконсультанта МАРИИ АСЛАМАЗЯН было эмоциональным:

Как человек, который занимался тренингом, я из опыта знаю, что не просто получить лицензию. Поэтому не могу согласиться с тем, что любая организация, которая занимается тренингами, априори заслуживает порицания. Я согласна, что журналист имеет право на выражение своего взгляда, но только после того, как он проделал свою журналистскую работу. А здесь молодая девочка, зная, что это модная тема, увлеклась ею. Она побывала на конференции, которая была организована, кстати, Духовным управлением мусульман и РПЦ, и решила, что всё поняла. Мне кажется, что если бы журналист проанализировал всю информацию и после этого сделал вывод, что «Выбор» работает плохо, то эта статья имела бы гораздо больший вес.

Юрист ТАТЬЯНА АНДРЕЕВА говорила о том, что журналист имеет право на своё мнение и что Европейский суд был бы удовлетворён одной стороной в освещении события.

Журналист ВЛАДИМИР ПОЗНЕР не согласился с тем, что журналист имеет право на своё личное суждение:

Имеет ли право журналист высказывать своё мнение? Он право имеет, но его обязанность не своё мнение сообщать, а дать максимум информации точно и объективно. Он не судья, он журналист. В его обязанности входит сообщать факты, проверенные и точные, а не стараться повлиять на читателя. Если его материал выходит с таким названием: «Несите ваши денежки, иначе быть беде», то сразу понятно, что он настраивает определённым образом своего читателя. Когда он пишет фразу, что «много недовольных», возникает вопрос «довольные есть?». Это не журналистика, это пропаганда своей личной точки зрения.

В обязанности журналиста входит сообщать факты, проверенные и точные, а не стараться повлиять на читателя. Он не судья, он журналист

Юрист ГЕНРИ РЕЗНИК встал на защиту Европейского суда. Он сказал, что есть чудесная формулировка, которая проходит по многим решениям:

Даже оценочные суждения не могут быть чрезмерными и должны иметь под собой достаточную фактическую основу.

Он подчеркнул, что в данном материале явно не хватает фактов.

Владимир Познер не согласился с оценкой Генри Резника, но вступать в баталии с ним не стал, лишь проронил:

Это не журналистская работа, поэтому о какой тут значительности или незначительности фактов можно говорить?

Председательствующий ЮРИЙ КАЗАКОВ, завершая обсуждение первой жалобы, подвёл итог:

Мы имеем дело с одиозным материалом. В тексте звучат слова «секта» и «адепт», которые произносит не эксперт, а журналист. Они звучат как ярлыки. Мне очень жаль, что мы не смогли связаться с автором этого материала, не смогли поговорить с той редакцией, в которой он работает. Мы также не получили возможность задать вопрос и получить на него ответы.

 

Обсуждение второй жалобы не вызвало острой дискуссии. Перед началом «закрытой» части заседания Юрий Казаков обратился ко всем с просьбой разрешить корреспонденту ЖУРНАЛИСТА и юристу «МК» присутствовать при вынесении решений. «Против» выступил только юрист Генри Резник, который сказал, что согласие на присутствие посторонних вступит в противоречие с Уставом Коллегии. Другие поддержали обращение Юрия Казакова, по мнению которого:

Если журналисты будут знать, какие жалобы разбираются и какими критериями руководствуется Коллегия, они будут требовательнее относиться к своей работе.

ЕСЛИ ЖУРНАЛИСТЫ БУДУТ ЗНАТЬ, КАКИЕ ЖАЛОБЫ РАЗБИРАЮТСЯ И КАКИМИ КРИТЕРИЯМИ РУКОВОДСТВУЕТСЯ КОЛЛЕГИЯ, ОНИ БУДУТ ТРЕБОВАТЕЛЬНЕЕ ОТНОСИТЬСЯ К СВОЕЙ РАБОТЕ
Так проходят лайфспринги в Уфе

После завершения обсуждения Юрий Козаков ответил на вопросы ЖУРНАЛИСТА.

Какими документами руководствуется Коллегия?

— Мы руководствуемся Уставом Коллегии, Кодексом профессиональной этики журналиста, который пока ещё не отменён никем, Софийской декларацией и стандартом, который выработала Коллегия, потому что опираться-то особенно не на что.

 

Как вы работаете с жалобами?

— Поступает жалоба. Коллегия ставит так называемую чёрную метку, если считает, что на первом этапе жалоба проходима. Если жалоба находится в судах или может быть рассмотрена судами, она не принимается. Дальше жалоба отправляется адресату. У нас есть заявитель и адресат жалобы. Нет обвиняемого. Адресата просим ответить на стандартные вопросы: что соответствует жалобе и что не соответствует? Даётся месяц на то, чтобы получить ответ. Когда возникают затруднения с жалобой мы обращаемся к эксперту. Хороший эксперт для нас очень важен, но его мнение не является определяющим. Есть эксперты, которые специализируются на межэтнических, межконфессиональных вопросах и т.д. Эксперт у нас может существовать реально, когда у нас есть деньги. А деньги мы имеем только от грантов, которые могут быть даны нам только президентом.

 

Где появляется информация о решении?

— На сайте Общественной коллегии по жалобам на прессу.

 

Сейчас Игорь Сечин судится с разными СМИ. Вы как-то реагируете на эти события?

— Коллегия работает только с жалобами и никогда не выходит за их поле.

 

Когда шло обсуждение первой жалобы, юристы и журналисты разошлись в понимании специфики работы журналиста. Это так?

— Да. Генри Резник шёл от права чисто, а Владимир Познер — от практической журналистики. Он полагает, что этические сбои в работе журналиста возникают тогда, когда есть нарушения в технологическом процессе. Познер назвал текст про тренинги публицистическим, это сугубо американский подход. В России такого жёсткого деления на журналистику факта и журналистику мнения нет.

 

Заседание, состоявшееся 29 ноября, обнажило проблемы обратной связи Коллегии с редакциями, отсутствия интереса к её решениям со стороны журналистов и редакторов СМИ, а также наличие разных представлений о специфике журналистской работы среди представителей медиасообщества и медиаудитории. В решении этих проблем положительным моментом может рассматриваться возможность присутствия на заседании Коллегии представителей широкой общественности и онлайн-трансляция обсуждения. За этим будущее, в противном случае Общественную коллегию по жалобам на прессу ждёт незавидная судьба Судебной палаты по информационным спорам и Большого жюри при Союзе журналистов.

Справка

Общественная коллегия по жалобам на прессу — это орган саморегулирования и сорегулирования. Она осуществляет гражданский контроль за деятельностью прессы. В Коллегию на основе конкурсного отбора избираются люди от журналистики и от общественных и государственных организаций. По Уставу Коллегии заседание может проводиться, если на нём присутствуют представители от двух палат в количестве не менее двух человек. В каждую из палат Общественной коллегии по жалобам на прессу входит по 25 человек.

29 ноября от Палаты медиасообщества на заседании присутствовали медиа-консультант Мария Асламазян, секретарь Союза журналистов Александр Копейка, руководитель АНО «Центр развития журналистики» Ольга Кравцова, тележурналист Владимир Познер, генеральный директор ИД «Алтапресс» Юрий Пургин. От Палаты медиааудитории — политолог Дмитрий Орешкин, вице-президент Федеральной палаты адвокатов Российской
Федерации Генри Резник, заместитель председателя Палаты медиааудитории Юрий Казаков, президент Некоммерческой организации Фонда поддержки законодательных инициатив (НО ФПЗИ) Григорий Томчин, заслуженный юрист Российской Федерации Татьяна Андреева, заместитель начальника Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Вадим Зиятдинов.

Первая жалоба была подана Уфимской организацией «Выбор», проводящей тренинги личностного роста, на статью «Культ наличности» с подзаголовком «Уфа может стать одним из центров развития смертельных психотренингов», которую опубликовал «МК в Башкортостане». Автор публикации утверждал, что тренинги личностного роста способны причинить психологический и физический вред людям, они сходны с сектами,
которые занимаются вытягиванием денег.

Вторая жалоба к федеральному выпуску «МК» под названием «Резню на рынке устроил фанат Германа Стерлигова» состояла в том, что заявитель жалобы нашёл в статье «явный подтекст на разжигание ненависти на религиозной почве» и попросил Коллегию «принять меры по недопущению безосновательной и непрофессиональной клеветы на православие, а также созданию информационных поводов для местных волнений».

Фото: shutterstock.com, abnews.ru, russia.ru

Июл 20, 2017

54 гранта для журналистов со всего мира. Сохраняйте и делитесь с коллегами

21 правило работы от профессионалов своего дела

Интервью Радио Свободы с критиком Славой Тарощиной — о больших переменах на телевидении и кризисе главного канала страны