Встреча по поводу свободы

Сад Анны Политковской, фильмы о свободе слова, фотовыставка памяти Энди Рокелли и Андрея Миронова, охрана от местной мафии. ЖУРНАЛИСТ рассказывает, что видел на Фестивале прав человека в Италии

В саду имени Анны Степановны Политковской (именно так написано на табличке — ни страны, ни рода занятий не указано) растут липы и акации, и кусты орешника, и кусты мелких коралловых роз. Как у нас в Подмосковье. Сад небольшой, в окружении небоскрёбов и офисов мировых компаний, на изгибе проспекта Гарибальди, в самом сердце делового Милана. Тут спокойно и уютно, и птицы спокойно садятся на ветки, и молодые люди назначают тут встречи…

Итальянские люди похожи на русских. Итальянское кино не зря любят миллионы наших граждан: коллизии бедной страны, еще недавно пережившей фашизм и оккупацию, массовое партизанское движение и разруху, сопротивляющейся спруту мафии, нам близки и симпатичны. И журналистика итальянская нам тоже близка — тут до сих пор в чести не только новости и расследования, но и высокохудожественные тексты, которые в старые времена отнесли бы к жанру очерка.

Но только в близкой нам средиземноморской стране есть сад имени убитой русской журналистки Анны Политковской. Есть даже площадь её имени — в Риме, возле виллы Боргезе, где живут члены правительства. А в России нет ни сада, ни площади.

Каждое слово имеет последствия, и молчание — тоже.

Этот девиз итальянского Фестиваля прав человека был начертан на постерах и экранах в Милане, Прато, Неаполе — повсюду, где проходили встречи, презентации, выставки и просмотры. Документальные и художественные фильмы — о беженцах и приёмных детях, о войне в Сирии и памяти жертв Холокоста, о сожжённой и расстрелянной фашистами деревне, о бездомных и тех, кто им помогает, о журналистах, за которыми охотится мафия. Свобода слова и право на выражение мнений — одна из постоянных тем Фестиваля. В Милане ей были посвящены два дня из пяти. Международная дискуссия «Опасность не должна быть частью моей профессии. Журналистика между цензурой, угрозами и войнами» включала выступления коллег из Турции, Азербайджана, презентацию документального фильма об Анне Политковской мэтра Джорджо Форнони. В заключение была представлена фотовыставка «С последней линии фронта. Украина Энди Рокелли и Андрея Миронова». Фрилансеры Рокелли и Миронов погибли на востоке Украины в мае 2014 года. Они стали первыми журналистами, убитыми на той войне. 

Фрилансеры Рокелли и Миронов погибли на востоке Украины в мае 2014 года. Они стали первыми журналистами, убитыми на той войне

В сентябре 2014 года в День международной солидарности журналистов они получили посмертно премию имени Анны Политковской «Камертон» в Москве. Приехали родители Энди Рокелли и его сестра. В фойе Московской консерватории, где проходил вечер памяти, они говорили о том, как трудно начинается расследование. Сейчас, три года спустя родители погибшего журналиста рассказали, что всё же удалось продвинуться, картина последних часов перед гибелью восстановлена практически полностью, нет сомнений в том, что журналисты не пали жертвами случайного обстрела, в них целились. Родные Рокелли уверены, что найдут виновных и добьются для них наказания.

Среди участников я заметила рослых мужчин, мало похожих на репортёров, с характерными миниатюрными наушниками. Оказалось, действительно секьюрити — вот уже несколько месяцев охраняют журналистов, которым вынесла приговор мафия. Паоло Борометти, Микеле Албанезе и Амалия дел Симоне рассказали о том, как сицилийские власти и органы правосудия региона старались помешать публикациям расследований, используя собственный административный ресурс, как правоохранительные органы отказывались заводить дела о нападениях и даже попытках убийства после публикаций. А недавно власти Сицилии заявили, что журналисты, разоблачающие коррупцию, публикуют фейки, чтобы повысить свой рейтинг. Формулировки звучали до боли знакомо. В последнее время в Италии журналисты не погибают от рук мафии, но коллеги помнят убитых. И продолжают добиваться расследований тех преступлений, которые ещё не завершились приговором. Без срока давности. Президент Федерации итальянских журналистов Джузеппе Джьюлетти в своем эмоциональном выступлении (как будто у нас в начале 1990‑х) заявил: память — это необходимое условие будущего, без неё невозможна реальная свобода. Пока в Европе и Средиземноморском регионе журналистов преследуют и подвергают цензуре, журналистика не может существовать благополучно

память — это необходимое условие будущего, без неё невозможна реальная свобода

Италия — одна из немногих стран, где для того, чтобы работать журналистом, нужно сдать экзамен. Подобная практика есть ещё только в Португалии и Бразилии. Экзамен проводит независимый комитет, финансируемый государством, кандидаты должны показать знание законодательства и этических принципов, а также создать журналистский материал, который без указания имени авторы предлагается ведущим СМИ. Возьмут — получай лицензию и все права социальной и правовой защиты, нет — приходи на следующий год. Конечно, можно печататься и без экзамена: так делают политики, писатели, выступающие в СМИ. Но в серьезную журналистику путь заказан. Фрилансеры, кстати, тоже сдают экзамены, их в Италии становится всё больше, как и повсюду. Федерация разрабатывает стратегии защиты их прав и заработков.

Проблема этики и саморегулирования СМИ — особая забота журналистского сообщества. На Фестивале был представлен новый проект, посвященный этическому компоненту в сети, в котором принимали участие профессора университетов и студенты журфаков, разработавшие собственные рекомендации для блогеров.

Родители Анди Роккелли рассказывают о ходе расследования

В маленьком старинном городе Прато под Флоренцией, где средневековая кладка соседствует с античными колоннами, тоже проходил Фестиваль прав человека. Городское начальство очень гордилось возможностью его поддержать, а студенты-волонтёры круглосуточно опекали гостей. Здесь, в Прато, журналистам вручали премию «Средиземноморье в мире». Её получили турецкий журналист, один из руководителей газеты «Гюмхариет» Чан Дундар и корреспондент РАИ Лючия Горатти за репортажи о Турции.

В газете «Гюмхариет», старейшем демократическом турецком издании, я побывала минувшей зимой вместе с коллегами из Международной федерации журналистов, удивлялась вместе с коллегами отваге и уверенности оппозиционеров. Тогда на первой полосе каждый день публиковались фотографии сотрудников, арестованных после провала путча и начала волны репрессий. Чан Дундар был в их числе, провел в заключении три месяца, там написал книгу. Сейчас живет в Германии, жена, спасшая ему жизнь во время покушения, не может к нему приехать.

На первой полосе турецкой демократической газеты «Гюмариет» каждый день публиковались фотографии сотрудников, арестованных после провала путча и начала волны репрессий

Чан рассказывал, как происходит передел медийного рынка Турции, который уже практически полностью освоен бизнесменами, близким президенту. О тысячах уволенных журналистов и преподавателей, о слежке и предательстве, о том, что сегодня на независимую газету нападают уже не только политики и реакционные группы, но и сами журналисты, опасающиеся потерять работу. Об одиночестве тех, кто продолжает отстаивать романтические идеалы справедливости, свободы и прав человека.

Зачем это всё итальянцам в их прекрасной и тёплой стране, удобной и благоустроенной, где жизнь журналистов, несмотря на кризис и мафию, в разы благополучнее, чем в Турции или в России? Двенадцать лет назад, когда иракские боевики взяли в плен корреспондента «Репубблики» Джулиану Сгрена, коммунистку, феминистку и пацифистку, фасады правительственных зданий в центре Рима были увешаны её портретами. Тысячи людей требовали её освобождения. Гонитель свободы слова, медиамагнат и премьер Сильвио Берлускони вступил в переговоры с боевиками (говорят, дал большую сумму), отправил спецназ освобождать немолодую журналистку. В операции погиб офицер. Позднее, когда я беседовала с Джулианой, она спокойно говорила:

Я знала, что журналисты Италии сделают всё возможное для моего освобождения.

Не все журналисты и уж тем более жители Рима разделяли её взгляды. Но они считали важным потратить своё время и силы на то, чтобы Джулиана вернулась в Рим.

Я никогда не забуду первую годовщину гибели Анны Политковской. 7 октября 2007 года меня пригласили в Италию на миротворческую конференцию. В Ассизи из Перуджи пришёл марш мира — 30 тысяч человек, они собрались на площади, и меня вытащили на сцену как русскую журналистку, попросили сказать о Политковской. Я сказала, что в эти же минуты на Пушкинской площади в Москве тоже митинг и нашим коллегам в России очень важно, что об Анне и о них помнят в Италии. Я не сказала, что в это время в Новопушкинском сквере под приглядом полиции было всего 30 человек.

На прощание Джорджо Форнони, легенда итальянской журналистики, подарил мне диск с фильмом о Политковской. И сказал:

Я очень рад, что я брал интервью у неё и у Юрия Щекочихина для РАИ. Я познакомился с удивительными людьми, которые делали мир лучше.

Фото: annaviva.org / Леонардо Броджьони, Kiosko.net / Леонардо Броджьони

Июл 21, 2017

Главред альманаха moloko plus — о самиздате и нескучной журналистике

ЖУРНАЛИСТ публикует заключитальную часть отчета Reuters о потреблении цифровых новостей (читайте первую, вторую, третью и...

Журналист меняет профессию. Этот стал таксистом-подкастовиком