И.ПЕТРОВА. Трудная тема: домашнее насилие

Трудная тема: домашнее насилие

Каждый год 14 тысяч российских женщин погибают от рук мужей, сожителей и других близких людей. Это данные из доклада Международного детского фонда ООН за 1999 год. Для сравнения: за 10 лет афганской войны мы потеряли 17 тысяч человек. Но о них, полегших в далекой земле, мы хотя бы помним, скорбим, пишем. О происходящем в кругу семьи, за стенами неприкосновенного жилища если и говорится, то скупо.

Пугает время от времени появляющаяся в СМИ статистика - демографические показатели хуже некуда, женщины не хотят рожать, миллионы беспризорников (никто не знает, сколько именно, так разнятся цифры официальных и независимых источников) бродят по улицам городов, почти две тысячи детей ежегодно сводят счеты с жизнью, количество юных преступников растет, растет число самых страшных болезней, которыми страдают подростки. Погибают от рук родственников и бомжуют старики. Страшно. Но какого-нибудь серьезного анализа происходящего, пристального внимания к терпящей очередной кризис отечественной семье нет. Даже о реальных, живых, интересных лицах, противостоящих ужасам дикого рынка собственным примером, работах коллеги не пишут. Отчасти потому, что интерес к проблемам общества у большинства СМИ весьма простой: нужна сенсация, очередной скандал, а это "тягомотина". 

Два года назад предпринятый Союзом журналистов и Ассоциацией журналисток России при поддержке Совета Федерации РФ первый национальный конкурс материалов СМИ о семье собрал несколько сот публикаций и передач радио и ТВ. Увы, большинство работ не выдерживали никакой критики. Чаще всего авторы предлагали очередные "страшилки", повествуя о жестокости, а подчас просто о патологии, либо пересказывали приторно-слащавые истории "образцового супружества" в духе пропаганды районной печати 70-х годов, только вместо активной общественной работы теперь акцентировалось усердное православие героев. Самое удивительное - оказалось, наши СМИ не владеют живым человеческим языком, не умеют говорить с читателем об обычной жизни. Писать о Думе, о коррупции научились, создавать бульварно-скандальные полотна - тем более, а о нормальных человеческих отношениях - нет. Получается либо казенщина с привкусом советских агиток, либо фальшивая тоска, либо тот же самый бульварный стиль. Не считать же всерьез передачами о социуме продукцию типа "Моя семья" или "Большая стирка". 

Между тем отсутствие выраженной позиции СМИ по поводу семьи, и в частности жестокого обращения сильных со слабыми (а более 90% жертв жестокости - это женщины и девочки), приводит к вполне реальным, увы, печальным, результатам. Еще в 1995 году в Государственную Думу РФ поступил проект закона о предотвращении жестокости и насилия в семье, прошло более 40 обсуждений, подготовлено немереное количество поправок - а пресловутый воз и ныне там. Депутаты предпочитают поддерживать законы о пчеловодстве, оленеводстве и прочие достойные инициативы. Число жертв растет, а милиция по-прежнему отговаривает избитых заявительниц официально обращаться к правосудию или вообще не реагируют на заявления: дело-то семейное.

Домашнее насилие существует давно и присутствует практически во всех странах. Только в одних (например, Саудовской Аравии) можно женщину безнаказанно убивать, если родственникам мужского пола ее поведение показалось подозрительным, а в других - за издевательство над близкими положено довольно суровое наказание и разработаны системы мер помощи жертвам. Кое-где даже подсчитаны убытки для экономики страны (Швейцарии, например), наносимые домашним насилием. Произошло это не только в силу устойчивости демократических традиций в Европе и в США с их зацикленностью на правах человека, но и потому, что пресса активно освещала все этапы борьбы с жестокостью в семьях, информировала аудиторию о возможностях помощи, привлекала к проблеме внимание самых широких слоев населения. По ТВ показывали то марш женщин в черном со свечками в память о погибших, то демонстрацию мужчин с белыми ленточками на рукавах, - в знак солидарности с жертвами обещавших привлечь к ответственности обидчиков.

У нас, конечно, политики и писатели с ленточками не ходят, но марши женщин в черном имели место, равно как и ежегодные кампании "16 дней без насилия", которые устраивают кризисные центры в российских регионах. За те 10 лет, как в России появились первые кризисные центры и телефоны доверия (они спасли тысячи и тысячи людей), тема получила некоторое развитие. Однако сколько еще новых сюжетов не раскрыто - например, оказывается, что чаще всего насильники - это не бывшие уголовники, а мужчины вполне респектабельные, нередко удачливые бизнесмены. О таких напишешь - хлопот не оберешься. Что же до публикации телефона кризисного центра, то нередко редакторы расценивают это как рекламу. Ведь закона о социальной рекламе до сих пор нет.

Способствовать преодолению информационного и законодательного вакуума поставил своей целью семинар для журналистов регионов страны, инициированный Ассоциацией кризисных центров "Остановим насилие" и Ассоциацией журналисток в ЦДЖ. Материалы, предоставленные психологами Натальей Абубикировой и Мариной Регентовой (руководители Ассоциации кризисных центров) произвели буквально сенсацию. Демонстрировались передачи Тульской ГТРК, фильм "Желаю семь сыновей и одну дочь" азербайджанских документалистов. Обсуждались образцы высокопрофессионального раскрытия темы - в передаче "Бьют женщину" НТВ и телесериале "Менты". 

Завершился семинар объявлением нового всероссийского конкурса прессы.

Ирина ПЕТРОВА

Страница №: 
58