Дискуссия: придем ли мы к универсальным стандартам качества СМИ?

Journalism Trust Initiative: за и против

«Репортеры без границ» вместе с большим числом организаций-партнеров разработали документ Journalism Trust Initiative, который претендует на то, чтобы дать положительный ответ на этот вопрос. Однако остается и немало сомневающихся в том, что это возможно. Публикуем разные точки зрения.

 

Есть ли волшебное средство для возрождения доверия к СМИ?

Андрей Жвирблис

член Бюро Профсоюза журналистов и работников СМИ

Выступая в середине февраля на Мюнхенской конференции по безопасности, Марк Цукреберг заявил, что Facebook усовершенствовал приемы по противодействию вмешательству в выборы, что в его компании теперь 35 тысяч человек занимаются мониторингом принадлежащей ему социальной сети и выявлением поддельных учетных записей. По его мнению, система регулирования онлайн-контента должна находиться где-то посередине между правилами, которые применяют для регулирования телекоммуникаций и СМИ.

Незадолго до этого соучредитель и член совета директоров Twitter Ашита Ачутан и начальник отдела целостности сайта Йоэль Рот объявили о том, что, начиная с 5 марта, их сеть будет маркировать особым лейблом ссылки на вводящий в заблуждение контент, который основан на создании поддельных фотографий, видео и сайтов — так называемой технологии deepfake.

Очевидно, что в первую очередь эти заявления связаны с приближающимися президентскими выборами в США и с теми многочисленными скандалами, которые сопровождали выборы 2016 года и предполагаемое вмешательство в них российских троллей из Ольгино и сайтов, изготовленных «фабрикой поддельных новостей» из Северной Македонии.

Уже не в первый раз руководство крупнейших социальных сетей заявляет о том, что вот-вот будет найден универсальный метод, который позволит эффективно бороться с фейками. Все эти инициативы вызывают немало критики. Очень часто блокировки имеют вид самой настоящей цензуры.

Очевидно, что волшебных решений этой проблемы вообще не существует, так как ее причина связана не с несовершенством алгоритмов и приемов фильтрации информации, а с чем-то другим.

нейтральность СМИ — залог того, что их также воспринимают как социальный институт

Если взять пример Финляндии, то в этой стране, несмотря на один из самых высоких (94%) в мире уровней проникновения широкополосного интернета, доступ к которому с 2010 года признан базовым гражданским правом, по-прежнему исключительно высоким остается доверие к традиционным новостным СМИ (59%) и сравнительно низким (18%) — к новостям транслируемыми социальными сетями. Как отмечает в своем недавнем исследовании старший научный сотрудник университета Тампере Эса Рейнанен, это связано с сохраняющимся доверием финнов к социальным институтам и с тем, что основные новостные СМИ этой страны политически нейтральны. Проще говоря, финны доверяют полиции, социальным службам и судам, а не политикам. А нейтральность СМИ — залог того, что их также воспринимают как социальный институт.

Справедливости ради стоит отметить, что и в Финляндии, увы, существуют негативные тенденции в плане доверия к традиционным СМИ. В первую очередь это связано с ростом националистических настроений. Но все же эта страна — счастливое исключение по сравнению с большинством других.

Главная причина — повсеместно растущая поляризация общества. Чем она сильнее, тем популярнее становятся слухи, вирусные фальшивые новости и различные теории заговора. Так, согласно опросу CBS лета 2018 года, всего 11% сторонников Дональда Трампа доверяют так называемым «мейнстримным СМИ», а 91% — тому, что говорит сам президент. И это несмотря на то, что Трампа несчетное число раз ловили на лжи. Так, главный медиаоппонент американского президента, телеканал CNN, подводя итоги 2019 года, насчитал 2700 подобных примеров. Но там, где говорят эмоции, логика не работает. Схожая ситуация сегодня складывается и в России, и во многих европейских странах.

Кто в этом виноват — традиционные СМИ, распространение интернета и социальных сетей или само общество? Вероятно, в определенной степени и то, и другое и третье. При этом, если интернет — это всего лишь инструмент для свободного распространения информации, то и СМИ, и общество — это люди. Несмотря на все предупреждения таких ученых-визионеров, как Маршалл Маклюэн, они оказались плохо готовы к информационному буму последних двух десятилетий. И вынуждены, как это уже не раз бывало в истории, с запозданием искать ответы на вопросы, которые по-хорошему надо было найти еще лет 15 назад. Новые решения и СМИ, и обществом ищутся не систематически, а на ощупь — путем проб и ошибок. Так возникает рост популярности платного контента, подкастов и «медленных новостей».

Чем сильнее поляризация общества, тем популярнее становятся слухи, вирусные фальшивые новости и различные теории заговора

Один из вариантов более осознанного решения сейчас предлагают «Репортеры без границ» с их комплексной Инициативой доверия журналистам. Вряд ли она станет тем самым «волшебным средством» и сработает именно в том виде, в котором она представлена сейчас. Наверняка по ее поводу еще предстоит много споров. Но главное — чтобы эти споры были содержательными и конструктивными, а не основанными лишь на эмоциональном вынесении суждений и на известном правиле 80/20, согласно которому 80% читателей читают только заголовки.

 

Давайте поговорим об Инициативе доверия журналистам

Кристоф Делуар

генеральный секретарь «Репортеров без границ»

Журналистам угрожает опасность во многих странах. Доходит до того, что в опасности оказывается журналистика как профессия, а вместе с ней и демократия. В «Репортерах без границ» (РБГ) мы защищаем людей, которые воплощают идеал служащей правде журналистики, мы документируем дела и обвиняем виновных. Но мы также решили сделать все возможное, чтобы создать лучшие правила игры. Вот почему мы запустили Инициативу доверия журналистам — Journalism Trust Initiative (JTI).

Когда канарейка гибнет в угольной шахте, стоит опасаться взрыва. В РБГ наше предназначение — это протестовать, когда канарейки в угольных шахтах оказываются в опасности. Повсюду в мире журналисты напоминают этих канареек. Поэтому мы публикуем наш Всемирный индекс свободы прессы, а как общественная организация оказываем конкретную помощь на местах. Мы выступаем и публично, и за закрытыми дверьми — повсюду, где мы только можем оказать влияние на тех, кто принимает решение.

Однако общественные неправительственные организации вынуждены заново изобретать свой инструментарий. Канарейки могут гибнуть не только от утечки газа, но также от недостатка пищи, загрязнения окружающей среды или изменения климата. Когда журналистика сама по себе становится жертвой извращаемых правил игры, мы должны сделать все возможное, чтобы добиться принятия лучших правил. Вот почему мы занялись поисками подхода, основанного на поиске комплексных решениях. Мы начали исследовать системные причины и кардинальное изменения парадигм, с которыми сейчас сталкиваются и журналистская деятельность, и общество в целом.

Поэтому мы запустили проекты, которые могут добиться ощутимых улучшений в этой области: например, Инициативу по информации и демократии — Information and Democracy (I&D), следствием которой стало подписание Межправительственного Партнерства, к которому на полях последней Генеральной Ассамблеи ООН присоединились 30 демократических государств. Текст этого Партнерства основан на видении гражданского общества, составленном международной комиссией, в которую вошли 25 видных деятелей из 18 стран, в том числе российский журналист Михаил Зыгарь. Эта инициатива направлена на то, чтобы заставить субъекты, которые структурируют информационное и коммуникационное пространство, а также цифровые платформы следовать демократическим принципам.

Когда журналистика сама по себе становится жертвой извращаемых правил игры, мы должны сделать все возможное, чтобы добиться принятия лучших правил

Также мы запустили Инициативу доверия журналистам (JTI), которая представляет собой процесс саморегулирования с целью предотвращения принятия плохих законов. Постараюсь объяснить это подробнее.

Мы сейчас очутились в новостных и информационных джунглях, а может даже в состоянии хаоса и беспорядка. Так или иначе, но интернет-революция отменила принципы, на которых строилось демократическое общественное пространство на протяжении веков. Всплеск энтузиазма, который сначала преобладал в связи с новыми открывшимися возможностями общения и обмена, сменился ростом опасений по поводу увеличения хаоса, который в итоге оказался благоприятной средой для информационных новичков. Они оказались порой безжалостным, всегда невероятно могущественными и часто — случайно — ответственными за будущее наших демократий.

Как следствие, в наш цифровой век граждане мира не всегда могут различить государственную пропаганду, информацию, которую спонсируют частные или политические интересы или чьи-то персональные убеждения, и независимое и честное освещение новостей. Одновременно с тем, как усиливается влияние пропаганды и «фальшивых новостей», становится все сложнее поддерживать нацеленную на информирование широкой общественности открытую и честную общественную дискуссию. Жертвами этого искажения самого понятия конкуренции как такового становятся независимые и заслуживающие доверия СМИ.

Некоторые считают, что достаточно ничего не делать, что журналистика — это искусство или ремесло, и что журналистам вполне достаточно гордиться своей прекрасной профессией. Можно подумать, что художники и ремесленники не зависят от экосистем, в которых они работают и творят. Словно достаточно произнести некие внутрикорпоративные заклинания. Однако журналистика — это не оторванная от политических, социальных и экономических реалий концепция. Журналистика всегда основывалась на нормах и институтах для конкретной реализации принципов свободы.

Мы считаем, что некоторые возможные решения пока еще не были изучены. В этом и заключается суть JTI. Журналистика — это общественное служение, которое требует наличия доверия, а доверие — это очень специфическое понятие. Доверие можно легко потерять и его трудно восстановить. Для этого требуется выполнение ряда условий.

Во-первых, аудитория должна быть уверена в том, что автор — это тот, чья личность ему хорошо известна, а не тот, кто не скрывается за маской анонимности. Вы можете доверять только тому, кого вы знаете. Во-вторых, необходимо доверие, которое возникает как результат следования профессиональным принципам и приемам, которые также должны быть транспарентны. Возможно вам не надо точно знать, что именно содержится в кусочке шоколада, который вы едите. Но вы хотите быть уверены в том, что производитель в процессе его изготовления следует определенным стандартам. Многие журналисты отвергнут аналогию своей работы и производством шоколада. Это вполне понятно, но и то и то может оказаться ядовитым. Поэтому и написание статей, и производство шоколада требует соблюдения определенных критериев качества и безопасности, чтобы не нанести вреда.

Уже сегодня каждую долю секунды алгоритмы поисковых систем и социальных сетей применяют критерии ранжирования контента. Кто составляет эти критерии? Кто ими управляет? И начнем с того — что это за критерии? Все это продолжает происходить за закрытыми дверьми компаний в Калифорнии, но это нужно изменить. Крупные технологические компании прямо сейчас применяют некие критерии для того, чтобы продвинуть в выдаче контент вверх или отодвинуть его на задний план. Поэтому в дополнение к базовым законам необходимо существование неких прозрачных правил и критериев. Главный вопрос в том — кто отвечает за эти критерии? Мы считаем, что в отношении контента, произведенного журналистами этим должно заниматься журналистское сообщество.

Точно так же как РБГ выступают против «быстрых решений» на правовом уровне, которые касаются последствий (дестабилизации выборов, разжигания ненависти, проявлений насилия и экстремизма), наша организация решила запустить инициативу по изменению правил игры, в которых будет использоваться механизм саморегулирования. Мы считаем, что определять подобные критерии должны только журналисты и профессионалы СМИ, а не законодатели или регулирующие органы ни — что, может быть, еще хуже — крупные технологические компании. Мы запустили нашу «Инициативу доверия журналистам», чтобы разработать этот набор критериев при помощи процесса разработки стандартов.

Многие журналисты отвергнут аналогию своей работы и производством шоколада. Это вполне понятно, но и то, и то может оказаться ядовитым

Конечно, мы не можем сделать все это одни. Это стало очень инклюзивным и прозрачным процессом, в который вовлечено более 120 экспертов и учреждений, работающих вместе с нами в соответствии с правилами Международной организации по стандартизации ISO и ее региональной европейской подгруппы CEN. Членами консорциума JTI стали в основном новостные агентства или средства массовой информации (такие, как AFP, Associated Press, dpa, BBC, NRK, RTL Group, Tagesspiegel, Gazeta Wyborcza, Tamedia), а также союзы журналистов (например, из Южной Кореи и Тайваня), структуры по развитию средств массовой информации (Internews, Free Press Unlimited, Thomson Foundation), органы саморегулирования, научные круги, неправительственные и международные организации;

К процессу подключились также и регулирующие органы, поскольку они могли бы подтолкнуть СМИ к соблюдению требований JTI (французская CSA, итальянская AGCOM), и технологические компании и группы (Google, Facebook, W3C, IPTC).

За последние два года в семинарах также приняло участие значительное количество российских заинтересованных сторон (включая РТР, РИА и RT). Их вклад был обсужден серьезно, в духе терпимости и открытости. Никто не может заявить, что он подвергся дискриминации во время процесса, но никто также не может сказать, что этим процессом манипулировали контролируемые государством средства массовой информации. На встречах присутствовал представитель посольства России в Париже, который в конце концов проголосовал «против стандарта».

Стандарт JTI был опубликован в декабре 2019 года (доступен онлайн на английском языке). Теперь Инициатива вступает в следующую фазу. В наступившем году мы будем работать над тем, чтобы разработать механизм самооценки и последующей сертификации, проводить кампанию среди СМИ с тем, чтобы они участвовали в процессе сертификации, проводить мониторинг и видоизменение самого стандарта в сторону международной стандартизации и создавать благоприятные условия для стимулирования средств массовой информации с помощью преимуществ, предоставляемых технологическими компаниями, рекламодателями, регуляторами и участниками процесса развития СМИ.

Прогресс Инициативы обусловлен наличием интересов и стимулов. JTI — это инструмент, обеспечивающий конкурентное преимущество для «хорошей» и заслуживающей доверия журналистики, награда для тех, кто придерживается лучших практик в нашей профессии. JTI была запущена для того, чтобы это произошло, и чтобы позволить зрителям, слушателям и читателям, но также рекламодателям и информационным платформам выявить достоверные источники информации и предоставить им преимущества с помощью режима преференций, что приведет к увеличению охвата аудитории и в конце концов, также — к росту доходов.

Огромное число примеров практически в любом другом секторе показывает, насколько принятие профессиональных норм может оказаться полезным для бизнеса и сотрудников, для потребителей и граждан, а также для общества в целом. Стандарт должен служить средствам массовой информации по всему миру для самоанализа и — при необходимости — для оптимизации рабочих процессов, для обучения персонала вопросам журналистской этики и повышения транспарентности в глазах их аудитории с целью усиления доверия.

Смысл инициативы в том, чтобы различать журналистику и государственную пропаганду, рекламу и слухи

Эта работа была нелегким путем и познавательным опытом для всех, кто оказался к ней так или иначе причастен, включая министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который ее раскритиковал.

Честно говоря, мы считаем, что г-н Лавров не был должным образом проинформирован или что ему не нравятся лежащие в основе этих инициатив принципы. Инициатива в области информации и демократии (I&D) и Инициатива доверия журналистов (JTI) касается свободы СМИ, редакционной независимости, плюрализма, достоверности новостей и информации. Ее смысл в том, чтобы различать журналистику и государственную пропаганду, рекламу и слухи. Это также инициатива, основанная на принципах, призванных избегать принятия дискриминационных решений и заставлять информационные платформы придерживаться политического нейтралитета. И помимо этого продвигать иные качественные принципы, которые являются идеалами независимой журналистики. Это неплохая цель.

В интернете очень часто высокоцитируемыми становятся самые экстремальные, абсурдные, сенсационные темы, и эту логику необходимо повернуть вспять. Мы не можем просто отвергать проклятие дезинформации и фейк-ньюс, а Инициатива может даже стать возможностью улучшить журналистику. Это как взгляд в зеркало, который не всегда приятен, но порой полезен. Вот почему подход JTI, основанный на журналистском стандарте, может быть полезен везде, в том числе и в России. Он может помочь в профессиональном самоосмыслении как в журналистском сообществе, так и вместе с другими заинтересованными сторонами.

 

Журналистика заслуживает большего, чем ярлыки

Рикардо Гутьеррес

генеральный секретарь Европейской федерации журналистов (ЕФЖ), член Бельгийского франкоязычного совета по деонтологии журналистов (CDJ)

Журналисты — это мастера работы с информацией. Их ноу-хау, их искусство и интуиция не могут быть измерены на основе объективных, стандартизированных критериев. Вот почему Европейская федерация журналистов, крупнейшая профессиональная организация на европейском континенте, настороженно относится к любым попыткам сертифицировать журналистские производственные процессы. Лейбелизация журналистики иллюзорна, даже опасна.

Сертификация — это независимый процесс оценки соответствия продукции, организационных методов или людей, который полностью оправдан в случае стандартизированного промышленного производства. Но его применение по отношению к единичному ремесленному производству становится необоснованным. Сертифицировать можно производства консервов с зеленым горошком. Но невозможно сертифицировать интеллектуальный и эмпирический подход, который приводит к созданию печатной статьи или любой другой формы журналистского произведения.

Написание информационного материала, репортажа, составление портрета, проведение интервью, разработка анализа или предложение редакционной статьи — все это исключительно личные, интуитивно понятные творческие процессы. Одна и та же тема может быть рассмотрена и переработана тысячами различных способов, с тысяч разных точек зрения, на основе совершенно разных источников и подходов. Кто может утверждать, что у него имеются инструменты для оценки того, хорошая статья или нет? Какой действительно независимый «орган по сертификации» имеет право выносить подобное суждение? И на основании каких объективных критериев мы можем?

Пытаться создать систему сертификации СМИ — это значит вложить в руки цензоров оружие массового уничтожения

Ответственность журналиста за результат его работы состоит в том. чтобы представить проверенную, имеющую общественный интерес информацию, которая способствует общественному обсуждению и в идеале выступает в качестве противовеса просчетам и злоупотреблениям существующей власти. Если он соблюдает необходимые профессиональные этические нормы, то есть правдивость, независимость, уважение прав личности, неважно, каким образом он достигает этого результата.

ЕФЖ считает, что попытка категоризации СМИ на основе так называемых «объективных критериев» может оказаться не только рискованной и вводящей в заблуждение, но и опасной. Не существует «хороших» и «плохих» СМИ. В любом издании, независимо от того, считается ли он «качественным» или «массовым», есть журналисты, которые хорошо выполняют свою работу, соблюдают этические принципы и те, которые пренебрегают этими правилами профессии. Иногда сознательно. Иногда они делают это вопреки своим убеждениям, так как их на это толкают все более нестабильные условия труда и чрезмерная конкуренция в безудержной гонке за новостями.

Враги свободной прессы мечтают о создании так называемых «независимых методов сертификации СМИ», которые дадут им широкие возможности подвергать цензуре или дискредитировать в глазах общественности любые средства массовой информации, которые мешают властным структурам. Пытаться создать систему сертификации СМИ — это значит вложить в руки цензоров оружие массового уничтожения.

ЕФЖ безусловно выступает за полную транспарентность как личности владельцев СМИ, так и их финансирования — будь то из государственных или частных источников. Но наша федерация ни в коем не считает допустимым развешивание ярлыков: этому СМИ можно доверять, а тому — ни в коем случае.

То, что сейчас предлагается в качестве систем сертификации никоим образом не может помешать пропагандистским СМИ получить отметку о соответствии. С другой стороны, вовсе не исключено и то, что серьезные СМИ не смогут соответствовать критериям, которые дают ему право на подобную отметку.

ЕФЖ считает, что достоверность и качество любой журналистской работы может оцениваться только подробно и индивидуально, с участием органов саморегулирования, включающих представителей журналистов, владельцев СМИ и членов гражданского общества. Существуют «советы по прессе» или «советы по журналистской этике», у которых есть полномочия для того, чтобы оценивать соблюдение этических норм в конкретном контексте каждого отдельно взятого произведения.

федерация ни в коем не считает допустимым развешивание ярлыков: этому СМИ можно доверять, а тому — ни в коем случае

Возможно, в контексте глобального роста дезинформации, вместо того, чтобы посредством сложных и малопонятных процессов сертификации напрасно тратить время на попытки классификации СМИ, которые предлагают общественности лишь иллюзию соответствия нормам, было бы куда полезнее поддерживать эффективно зарекомендовавшие себя действия. А именно: профессиональную журналистику, достойные условия труда журналистов, саморегулирование журналистики и профессиональной этики, медиаобразование для общества, контроль за дезинформацией в социальных сетях и повышение уровня прозрачности власти.

Настоящей задачей для демократии и является обеспечение жизнеспособной профессиональной, плюралистической и независимой медиаэкосистемы в более транспарентном обществе. Давайте спасать тонкое ремесло журналистов, а не притворяться, что мы защищаем его, навешивая ярлыки.

 

Комментарий Анны Белкиной, заместителя главного редактора телеканала RT

Проект Journalism Trust Initiative пока еще находится в разработке. Телеканал RT принимает участие в работе над проектом и создании профессиональных стандартов с момента его запуска.

Мы надеемся, что JTI станет эффективной структурой, поддерживающей высокие стандарты журналистики во всем мире беспристрастно и непредвзято.

 

Прекрасная возможность для российских СМИ увеличить доверие общества

Эйдан Уайт

основатель Сети этической журналистики и бывший генеральный секретарь Международной федерации журналистов

Уже больше 20 лет на повестке дня российской журналистики стоит вопрос этики и доверия. Во время моего пребывания на посту генерального секретаря Международной федерации журналистов Союз журналистов России был ключевым сторонником глобальной кампании, инициированной МФЖ в поддержку прозрачности, независимости редакции и саморегулирования СМИ — так называемой «Инициативы этической журналистики». Сегодня эти же вопросы стали еще более важны.

За 30 лет, прошедшие после распада Советского Союза, российская журналистика прожила эпоху как беспрецедентных потрясений, так и развития. Журналисты подвергались угрозам, а некоторые были жестоко убиты. Некоторые СМИ были насильно закрыты. На независимую журналистику оказывалось давление — порой со стороны государства, а порой — со стороны не поддающихся общественному контролю бизнес-структур.

Инициатива дает им возможность публично заявить о своей приверженности признанным во всем мире принципам саморегулирования и этическим принципам

Однако стремление журналистов заставить власть отчитываться за то, что она делает, а СМИ — сохранять фундаментальные стандарты журналистики, по-прежнему сильны. Запущенная в конце позапрошлого года инициатива доверия журналистам (JTI) предоставляет российским СМИ новые возможности для этого. Она дает им возможность публично заявить о своей приверженности признанным во всем мире принципам саморегулирования и этическим принципам — точности и журналистике, основанной на фактах, редакционной независимости, беспристрастной и честной передаче фактов, гуманности и уважению к другим, а также подотчетности и финансовой прозрачности.

JTI не перекладывает ответственность за качество журналистики на какую-либо третью заинтересованную сторону или на государственные институты. Выработка стандартов была достигнута благодаря беспрецедентным международным консультациям и дискуссиям между коллегами. Теперь JTI приглашает СМИ принять участие в самооценке, а затем — и в собственной сертификации. В каждой стране или регионе могут применяться разные подходы, но основные принципы ясны — если мы, журналисты, хотим завоевать доверие общественности к нашей работе, мы должны придерживаться моральных норм на которых основана журналистика и публично объяснить, как мы это делаем.

JTI разработала комплекс редакционных методик, которые находят отклик у журналистов из разных стран. Ценности, на которых они основаны, не являются ни «западными», ни «восточными», они не определяются ни политическими, ни личными интересами. Они проистекают из разных культурных и исторических традиций. Но подобно комплексу международных законов в области прав человека, который сформировал за последнее столетие наш мир, они служат важным руководством к тому, что является общественным интересом в эпоху цифровых коммуникаций и информации.

В 2014 году Russia Today (RT) задала мне непростой вопрос, предложив объяснить, почему основные ценности журналистики по-прежнему актуальны. Вы можете послушать мои ответы здесь. Я считаю, что, учитывая политические реалии эпохи, пристрастность разных СМИ неудивительна. Но если СМИ придерживаются профессиональной этики и делают это гласно, они с большей вероятностью все равно будут сохранять доверие общества.

Мы не можем остановить действия таких сильных лидеров, как Дональд Трамп, Реджеп Эрдоган, Наренда Моди, Владимир Путин или Борис Джонсон, которые, когда им это выгодно, используют свои политические возможности, чтобы оказывать давление на средства массовой информации. Но мы можем продемонстрировать общественности, что главная цель журналистики — это правда и гуманность. JTI — прекрасная возможность сделать это.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Мар 17, 2020
В анализе «Богородской газеты» мы решили подробно остановиться на постах издания «ВКонтакте», где оно развивается динамичнее вс

Вам будет интересно: