Карантинные письма о коронавирусе с помощью iPhone

Сегодня, в двадцать первом веке, мой родственник из Парижа написал мне WhatsApp: «У нас ввели комендантский режим. На улицах полицейские проверяют документы и специальную авторизацию на сайте, которую заранее необходимо заполнить, отвечая на ряд вопросов. Если каких-либо документов нет, то самое простое — штраф 136 евро или задержание с доставлением в спецучасток».

И еще он написал, что запертые в своих домах французы в течение недели в 20:00 выходят на свои балконы и в течение нескольких минут аплодируют врачам и санитарам! Так выражают благодарность к медикам, которые работают под колоссальным давлением, во многих городах Франции, Италии и Испании.

В конце девятнадцатого века писатель, журналист и врач А. П. Чехов мог писать свои карантинные письма только ручкой и отправлять их по почте. Так он писал издателю А. С. Суворину, как участвует в борьбе с эпидемией холеры в 1892 году.

«Холера уже в Москве и в Московском уезде. Надо ждать ее с часу на час. Судя по ходу ее в Москве, надо думать, что она уже вырождается и что начинает терять свою силу. Надо также думать, что она сильно поддается мерам, которые приняты в Москве и у нас. В Нижнем врачи и вообще культурные люди делали чудеса. Я ужасался от восторга, читая про холеру. В доброе старое время, когда заболевали и умирали тысячами, не могли и мечтать о тех поразительных победах, какие совершаются теперь на наших глазах. Жаль, что Вы не врач и не можете разделить со мной удовольствия, т. е. достаточно прочувствовать и сознать и оценить всё, что делается. Впрочем, об этом нельзя говорить коротко. Способ лечения холеры требует от врача прежде всего медлительности, т. е. каждому больному нужно отдавать по 5–10 часов, а то и больше. Так как я намерен употреблять способ Кантани — клистиры из таннина и вливание раствора поваренной соли под кожу, — то положение мое будет глупее дурацкого. Пока я буду возиться с одним больным, успеют заболеть и умереть десять. Ведь на 25 деревень только один я, если не считать фельдшера, который называет меня вашим высокоблагородием, стесняется курить в моем присутствии и не может сделать без меня ни единого шага. При единичных заболеваниях я буду силен, а если эпидемия разовьется хотя бы до пяти заболеваний в день, то я буду только раздражаться, утомляться и чувствовать себя виноватым. Конечно, о литературе и подумать некогда. Не пишу ничего. Когда узнаете из газет, что холера уже кончилась, то это значит, что я уже опять принялся за писанье. Пока же я служу в земстве, не считайте меня литератором».

Больше чем за век многое изменилось. Вместо писем по почте теперь айфоны.  Клистиры из таннина заменили глюкокортикостероиды. Но эпидемии по-прежнему сваливаются на человечество как снег на голову и в борьбе с ними по-прежнему на передовых позициях оказываются врачи. Поэтому выходят на свои балконы люди и аплодируют им во всех странах мира.

Иллюстрация: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Мар 20, 2020
Чтобы выстроить новую бизнес-модель, основанную на системе подписок, в соответствии с запросами читателей, известный американск
Как Максим Мельников потерял работу и почему все должно было сложиться иначе

Вам будет интересно: