Размышление о первых ролях

Исполнительный директор ГИПП о том, что все не так просто

Сегодня издательский рынок — это длинный список проблем и спокойное созерцание его органами власти. С другой стороны, чем дольше это продолжается, тем сильнее у участников рынка растет желание противостоять вызовам (как технологическим, так и сугубо политическим). При этом у них нет никаких действенных инструментов и сил для борьбы.

Тяжело морально. На печатную прессу коллеги-медийщики смотрят или свысока (отсталый сегмент) или с горечью, как на неизлечимо больного (скоро отойдет в мир иной). Профессионалы-измерители каждый квартал смакуют падение объемов рекламы в прессе. Непонятно только самим измерителям, как эти объемы считать при нынешнем мультимедийном и мультиканальном издательском процессе. Вот издатели принта и пополняют копилки диджитал-, event- и других рекламных сегментов, от года к году лишаясь рекламодателей, которые решились уйти из печатной прессы на основании не раз озвученных данных. Сегодня ни один серьезный политик не заявит громко о своей поддержке прессы, не выступит защитником и лоббистом ее интересов. Не в тренде. Вот тет-а-тет о силе печатного слова, доверии читателей, вовлеченности и лояльности аудитории вам скажут многие. Публично — нет.

К тому же отрасль — не системообразующая: не добывает нефть (правда, по размеру налогов этого не скажешь), не приносит доходы в валюте и т.п.

Между тем вопросы печатной прессы, в которых государство могло бы «сыграть первую скрипку», весьма серьезные. Союзу издателей «ГИПП», да и всей отрасли, пора выходить из амплуа просителя. Нам всем необходимо партнерство на взаимно выгодных условиях.

ТЕТ-А-ТЕТ О СИЛЕ ПЕЧАТНОГО СЛОВА, ДОВЕРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ, ВОВЛЕЧЕННОСТИ И ЛОЯЛЬНОСТИ АУДИТОРИИ ВАМ СКАЖУТ МНОГИЕ. ПУБЛИЧНО — НЕТ

Про дотации «Почте России» на подписку и доставку печатных изданий уже и думать забыли. Вроде забрезжил свет — говорят, будут введены льготы на подписку для труднодоступных районов. Но что такое «труднодоступные» места? Бывает, в пяти километрах от города уже не проехать, не пройти, или транспорт там не ходит, или один почтальон на десять деревень. А иная сельская местность доступнее отдаленного города... Кто получит льготы и на что? Вопрос остается открытым.

Давно пора определить правила игры на рынке дистрибуции прессы: во всем мире бал правят газеты и журналы, то есть производители контента, в России же издатели вынуждены подстраиваться под продавцов, чтобы не потерять доступ к читателю и его деньгам. С чем только не приходится соглашаться: и со сроками оплаты за проданную продукцию, растянутую на четыре-пять месяцев, и с возвратами, на фоне кризиса возросшими чуть ли не до 90%, и с логистическими сборами, и с навязанными маркетинговыми услугами, и бог знает с чем еще — у каждого издателя своя история.

Да и киосковый бизнес — не праздник. Только успевай реагировать на спорадические всплески активности по ограничению торговли, на рост арендной платы, изменения муниципального законодательства, да еще жесткая конкурентная борьба...

Издателей же в этом году волнуют совсем, казалось бы, не отраслевые проблемы. В 2017 году все впервые должны оплатить экологический сбор. Странная, не до конца проработанная идея. Только по основной группе товаров, подлежащих переработке (группа №36 — печатные издания), норматив утилизации — 5%, а еще изделия из бумаги и картона, пакеты и упаковка (где норматив утилизации — 10%). Даже продав весь тираж, распространив его бесплатно или передав газету для распространения «Почте России», издатель несет ответственность за уплату экологического сбора или утилизацию остатка тиража. При этом не имеет значения, разошелся ли тираж в полном объеме или есть нереализованные остатки, поскольку так или иначе он все равно попадает в отходы и подлежит утилизации. Росприроднадзор видит это так: издатель заключает договор с компанией — сборщиком макулатуры и сдает собранное где-то вторсырье на переработку. Что это будет за макулатура — неважно. Понятно, что тем, кто распродает тираж полностью, проще уплатить экологический сбор и спать спокойно, тихо согласившись с непродуманным законодательством.

Другая тема — обязательный электронный экземпляр. Или, вернее, обязательный экземпляр печатного издания в электронной форме, который в течение семи дней со дня выхода первой партии тиража необходимо отправить в Российскую книжную палату (РКП), Российскую государственную библиотеку и еще в несколько мест по списку. За непредставление уже штрафуют, а закон только дорабатывается — одни его положения устарели, другие излишни, а некоторые просто противоречат логике. Минкомсвязь, Роскомнадзор, РКП бьются, чтобы привести закон в рабочее состояние, но когда это случится и случится ли?

Конечно, у каждого в жизни и в государстве своя роль. Если бы СМИ могли создать саморегулирующую организацию, как это недавно удалось сделать на рынке рекламы (ГИПП от имени печатных СМИ подписал меморандум о создании органа рекламного саморегулирования в России), наверное, многие из перечисленных здесь вопросов удавалось бы решать и без вмешательства государства. Однако для этого нужны иные государственные законы (в том числе новый закон о СМИ) и глобально иное отношение государства к прессе.

Заходная иллюстрация: shutterstock.com

Ноя 20, 2017
Что такое полная свобода на радиоволнах
Цифровое разделение труда в СМИ зашло так далеко, что пора заняться внутренней кооперацией