Магистратура для журналистов

Теги: 

Ты окончил журфак. Что дальше?

 

Двухуровневая система бакалавриат-магистратура функционирует в большинстве российских вузов с начала 2000-х, но у сегодняшних студентов все еще есть к ней вопросы. Постараемся понять, стоит ли бакалавру из Перми уезжать за следующей ученой степенью в Петербург, есть ли смысл поступать на журфак после журфака и какую стратегию обучения нужно выбрать студенту, чтобы два года в магистратуре не прошли зря.

 

«Магистратура у нас довольно толковая»

52,8% первокурсников, обучающихся на магистерских программах Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета (ВШЖиМК), получили степень бакалавра также в Петербурге. Среди второкурсников магистратуры этот процент чуть выше — 54,1. Всего 8,2% студентов окончили вузы Москвы, а остальные 37,7% получали образование в регионах. Итак, каждый третий бакалавр из Волгограда, Томска и Воронежа делает выбор в пользу магистратуры Петербурга.

Значит ли это, что с региональным журналистским образованием все плохо? Кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики и массовых коммуникаций Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ) Иван Печищев так не думает:

«Я не считаю, что качество образования в регионах можно назвать неудовлетворительным. Во всяком случае, в Перми журналистское образование неплохое, мы чувствуем себя уверенно. К нам поступает все больше студентов с направлений, не связанных с журналистикой. Они приходят за базовыми знаниями о медиасфере, и наша магистратура дает им ровно то, что они хотели бы получить, а для этого совершенно не обязательно уезжать в столицу. Выпускники ПГНИУ работают во всех СМИ региона, нередко и за его пределами. У нас сильный преподавательский состав (некоторые выбирают наш вуз только из-за желания учиться у конкретных преподавателей, потому что наслышаны о них), много договоренностей с редакциями. С первого курса мы вовлекаем студентов в создание медиапроектов».

Василиса Бейненсон, доцент кафедры журналистики Института филологии и журналистики Национального исследовательского Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского (ННГУ), тоже не сомневается в качестве журналистского образования в своем регионе: «Не так много наших бакалавров уезжают получать дальнейшее образование в Москву или Питер. В 2016 году у нас было три студента, которые хотели поступить в МГУ и СПбГУ. Магистратура у нас, как мне кажется, довольно толковая, много направлений, хотя ННГУ — региональный вуз. «Международная журналистика», «Паблик рилейшнз», «Спортивная журналистика», «Научно-популярная журналистика», «Теория журналистики» — выбор довольно большой, поэтому группы на каждом направлении маленькие, а это значит, что со студентами можно работать индивидуально (но и групповые проекты никто не отменял). Вообще, насколько я могу судить, студенты поступают в магистратуру в большой город не столько за знаниями, сколько за переменами в жизни».

А что насчет других регионов?

Студентка программы «Журналистика и культура общества» Дарина Мизинова: «Я окончила Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского. У нас в регионе сильная научная школа, а методики преподавания схожи с петербургскими. Я выбрала магистратуру ВШЖиМК, потому что в Саратове негде работать по специальности. Моя история — не про выбор известного университета, а про переезд из родного города, потому что там становится все хуже и хуже».

студенты поступают в магистратуру в большой город не столько за знаниями, сколько за переменами в жизни

Яна Филина — также студентка магистерской программы «Журналистика и культура общества»: «В вузе, где я училась, — Сургутский государственный педагогический университет — просто нет магистерских программ по журналистике. Чтобы открыть их, нужны преподаватели с соответствующим образованием, званием кандидатов и докторов наук в области журналистики. В Сургуте с этим проблемы: многие уезжают учиться в Москву или Петербург, получают дипломы и не возвращаются в родной город. А ведь именно выпускники столичных вузов могли бы развивать науку и следующие ступени образования в регионах».

Снежана Болгова, студентка магистерской программы ВШЖиМК «Научно-популярная журналистика», окончила журфак Томского государственного университета: «Если сравнить конкретное направление томского журфака и журфака СПбГУ (дизайн медиа и новые медиа), то по опыту конференций, на которых я часто бывала в родном городе, я точно не могу сказать, что в моем регионе уровень прикладных знаний ниже».

Студентка программы «Журналистика и культура общества» Наталья Архипова: «Я окончила журфак Сибирского федерального университета. Не считаю, что магистратура в Красноярске «отстает» от петербургской. Я вообще не планировала уезжать из родного города. Просто поступление в СПбГУ не предполагало очного тура — отправил портфолио и все. Раз уж поступила сюда, решила ехать учиться».

Итак, вы окончили бакалавриат регионального вуза и хотите продолжать образование в сфере медиа. Если ваш выбор падает на МГУ или СПбГУ только потому, что это крупный столичный вуз, где «уж точно все лучше», то, возможно, стоит оглядеться — подходящий университет может находиться гораздо ближе. Это подтверждает и Иван Печищев: «После общения с коллегами из других вузов я понял, что условия на журфаках вообще-то примерно одинаковые. Единственное — в столицах чуть больше возможностей встреч (с журналистами, экспертами) и практик. А материальная база, учебные планы и даже черты преподавательского состава везде одинаковы».

Справка

Первым подготовку магистров в России начал Нижегородский университет (1992 год, направление «Управление бизнесом»). Высшая школа экономики, основанная в этом же году на принципах Болонской системы, сразу же открыла и бакалавриат, и магистратуру. Чуть позже, в первой половине 90-х, в МГУ открылась магистерская программа по направлению «Экономика», а в Государственном университете управления был создан факультет магистерской подготовки по направлению «Менеджмент».

В это же время в некоторых отраслевых вузах (МГАУ, МСХА, Российский университет дружбы народов) создаются небольшие группы подготовки магистров, сформированные из выпускников специалитета, а не бакалавриата. Дело в том, что в конце 90-х трудоустройство бакалавров было проблемой: в госреестре профессий такой квалификации не было. По этой причине многие выпускники бакалавриата были вынуждены обучаться еще год, чтобы получить диплом специалиста и трудоустроиться. В итоге новая образовательная система, ориентированная на западные стандарты, в России не закрепилась: уже в начале 2000-х большинство вузов вернулись к системе пятилетнего обучения для подготовки специалистов.

В 2007 году ситуация изменилась снова — президент подписал федеральный закон о переходе на двухуровневую систему высшего образования. На этот раз все было доведено до конца: уровни бакалавр-магистр закрепили законодательно, а модель обучающих программ перестроили на кредитно-модульную (материал дисциплины делится на модули, и то, как студенты им овладели, проверяется с помощью особых единиц — кредитов, начисляемых за освоение частей образовательной программы). Кроме того, были пересмотрены перечни преподавательских и образовательных программ, учебных планов.

В Европе двухуровневая система высшего образования функционирует с начала 2000-х. Успешно или нет — утверждать сложно. В 2003 году Национальный союз студентов Европы (ESIB) издал Бюллетень о результатах Болонского процесса на европейском пространстве, базирующийся на итогах студенческих опросов. Согласно документу, студенты оценили новую систему скорее положительно: среди плюсов они отметили возможность мобильности (учебы и работы в других странах), возросшее сотрудничество вузов, доступность образования. Среди минусов были названы падение качества образования, высокая стоимость обучения в магистратуре, произвольный характер трактовки новых принципов в некоторых вузах. Через два года, в 2005, ESIB опубликовал «Черную книгу Болонского процесса» — документ, в котором перечислялись провалы образовательной реформы. Студенты и преподаватели из 31 страны-участницы процесса называли кредитную систему неэффективной, обещанную мобильность — недостижимой, двухступенчатую систему бакалавриат-магистратура — неудобной

 

 

«Это звучало пафосно и перспективно» — почему бакалавры меняют направление

39,9% первокурсников и 42,3% второкурсников магистратуры ВШЖиМК окончили бакалавриат по направлениям, не связанным с журналистикой и «околомедийными» специальностями: среди студентов есть выпускники факультетов конфликтологии, психологии, менеджмента, регионоведения, философии.

Альберт Мелконян, сменивший профиль «Информационная безопасность» (Университет ИТМО) на «Медиадизайн», объясняет свой выбор так: «В СПбГУ есть военная кафедра информационных войск. Журфак дает возможность туда поступить. Все просто».

Кристина Романчук, окончившая истфак СПбГУ, поступила на профиль «Управление гибридными медиапроектами», потому что «это звучало пафосно и перспективно». А еще ей всегда был интересен мир медиа.

Александр Ефимкин стал бакалавром СПбГУ по направлению «Международные отношения» и, задумавшись о магистратуре, вспомнил, что ему всегда нравилось писать: «Я решил, что это лучше, чем до конца жизни доказывать, что Брексит — угроза для экономики Великобритании. Прием на журфак был через конкурс портфолио, и мне удалось вообще без какого-либо бэкграунда в сфере медиа проползти на платку».

На то, что поступить в магистратуру СПбГУ действительно несложно, указывает и Мария Гритчина, окончившая бакалавриат РГПУ им. А. И. Герцена по направлению «специальная психология»: «Я зашла на сайт СПбГУ и увидела, что для поступления нужно просто загрузить документы в электронном виде. Я сидела и думала: ну как со своими «психологическими» документами я могу поступить на журфак? Позвонила в приемную комиссию. Там ответили, что в СПбГУ нет никакого документа о том, что грамоты, дипломы и сертификаты должны быть обязательно связаны со специальностью, на которую человек поступает».

Магистратура — это вторая ступень высшего образования, возможность получить новую квалификацию, профессию или углубить знания по уже имеющейся

Доцент кафедры цифровых медиакоммуникаций СПбГУ Наталья Павлушкина также считает, что сейчас поступить в магистратуру несложно: «Если абитуриент обладает достаточным объемом знаний (для каждого направления он свой) и — главное — понимает, зачем ему это надо, у него не возникнет проблем. Магистратура — это вторая ступень высшего образования, возможность получить новую квалификацию, профессию или углубить знания по уже имеющейся. Магистратура предполагает глубокое освоение теории. Это важно. Она бывает практикоориентированная, но в то же время магистрант занимается научными исследованиями, то есть развивает свои исследовательские навыки. Он может по окончании магистратуры продолжить свои исследования в аспирантуре, написать кандидатскую диссертацию, защитить ее, заниматься наукой. Именно такого представления о том, зачем нужна магистратура, у многих ребят, к сожалению, нет».

Причины кардинальной смены направления могут быть разными. И все же, как человек, поступивший на журфак, но еще недавно проектировавший компьютерные системы, будет чувствовать себя среди тех, кто учился журналистике четыре года? Доктор политических наук, профессор СПбГУ Светлана Бодрунова считает, что это зависит от самого студента: «Думаю, что с журналистским образованием в магистратуре ВШЖиМК освоиться легче. Но некоторые из тех, кто стал бакалавром по другой специальности, «схватывают» материал быстрее. Мой опыт говорит, что труднее всего перестроиться людям с образованием в области наук о Земле и в области экономики: они настроены на количественный анализ, и работать с неподтвержденными мнениями им непривычно».

Надежда Зяблицева окончила бакалавриат СПбГУ по направлению «Международные отношения». Сейчас она — студентка программы «Управление гибридными медиапроектами» («Медиакоммуникации»). «Направления действительно разные. Но улавливать материал мне сложно не было. Программа, на которой я сейчас учусь, появилась недавно, расписание было не до конца сформировано, некоторые предметы не вызывают никаких трудностей. Я быстро освоилась», — вспоминает Надежда.

 

Абы как с журфака на журфак

Юлия Филанова училась в магистратуре СПбГУ по направлению «Медиадизайн», но забрала документы из вуза, не окончив его. Девушка считает, что это журналистам сложно и неудобно учиться среди менеджеров и философов, а не наоборот: «Вся группа на 95% — люди других специальностей из других вузов. У тех, кто с журфака, уровень с ними совершенно разный, а программа к этому не подготовлена. Информация повторяется, скучно. Очень скоро я поняла, что изначально была права: тем, кто учился в ВШЖиМК на бакалавриате, в магистратуре там делать нечего».

Повтор предметов и один и тот же материал на лекциях из года в год — вот проблемы, с которыми сталкиваются большинство студентов, которые решают продолжить обучение в магистратуре по своему направлению. По мнению Ивана Печищева, с подобными нюансами можно справиться: «В первые годы после того, как в ПГНИУ появились магистерские программы, связанные с медиа, на них поступали в основном выпускники этих же самых медианаправлений. Мы поняли, что им может быть скучно и неинтересно из-за повтора материала, поэтому пересмотрели учебный план магистратуры, чтобы он не дублировал программу бакалавриата. При этом мы, естественно, ввели в учебный курс дисциплину для тех, кто вообще понятия не имеет, что такое журналистика. Бакалавры-журналисты получают по ней зачет автоматом или выполняют отдельные задания повышенной сложности».

При грамотном построении программ бакалавриата и магистратуры их содержание не должно повторять друг друга

Доцент кафедры периодической печати и сетевых изданий Уральского федерального университета Владимир Волкоморов: «При грамотном построении программ бакалавриата и магистратуры их содержание не должно повторять друг друга. Либо университету надо позиционировать программы магистратуры не для своих бакалавров. Вообще, продолжение обучения в магистратуре по той же специальности и в том же вузе, на мой взгляд, совершенно нецелесообразно. Советую либо выбирать другие специальности (близкие к журналистике или другие гуманитарные), либо продолжать учебу в другом вузе».

Многие студенты-журналисты задаются вопросом, нужна ли им магистратура вообще. Василиса Бейненсон считает, что продолжить образование — хорошая идея: «По своим наблюдениям могу сказать, что магистратура дает иное качество подготовки, это другой уровень. Конечно, после бакалавриата не всегда уходят только случайные люди или «троечники»: есть те, кто к четвертому курсу уже вполне освоил профессию, получил работу и хочет работать с полной загрузкой (иногда по финансовым обстоятельствам). В магистратуре студенты обретают профессиональный и человеческий опыт, уверенность в себе и своих профессиональных силах, расширяют «угол зрения», перестают жить в рамках конкретных редакционных заданий. Думаю, показательно, в последние несколько лет после магистратуры у нас почти все работают по специальности (или хотя бы в смежных областях медиакоммуникаций). После бакалавриата картина другая. И в плане трудоустройства после магистратуры проблем нет совсем: работодатели охотно берут магистров, ищут их, обращаются на факультет за помощью».

Количество программ магистратуры, методики преподавания и учебные планы постоянно меняются. В следующем, 2020 году в ВШЖиМК СПбГУ появится новая магистерская программа — «Медиатекст». Принимавшая участие в ее разработке Наталья Павлушкина рассказала, почему понадобилось создание такого профиля обучения: «Для журналистов это сверхактуально, ведь навык создания текстов является чуть ли не базовым в медийной среде. Наша магистерская программа подразумевает глубокое погружение в исследование природы медийного текста с освоением приемов создания журналистских историй, технологий сторителлинга, эффективного текста для различных онлайн-платформ. Выпускники смогут осуществлять постпродакшн медиконтента, создавать полноценные информационные продукты, решать задачи государственных и общественных структур, медиа, бизнеса, а также готовить профессиональный авторский контент для соцсетей, блогов, мессенджеров».

 

«Важно быть хорошим коммуникатором»

Каким должен быть студент магистратуры? Вот как отвечает на этот вопрос заведующая кафедрой цифровых медиакоммуникаций СПбГУ Камилла Нигматуллина: «Хороший студент не зацикливается только на занятиях и не ждет от них максимум новых знаний и навыков. Занятия — только отправная точка для самостоятельной работы. В нее включаются чтение литературы, стажировки, профессиональные конкурсы, проектная работа по заданию работодателя, исследовательская работа, онлайн-образование, профильные конференции и мероприятия, изучение иностранных языков. Помимо этого, важно правильно использовать круг общения и расширять социально-профессиональные контакты, не замыкаясь на чатиках магистерской группы. Двумя словами, хорошему студенту важно быть хорошим коммуникатором».

Студентка программы ВШЖиМК «Медиакоммуникации» Анастасия Генельт во время учебы в бакалавриате работала редактором в нескольких проектах, стажировалась на городских и студенческих радиостанциях, была ведущей
и корреспондентом Медиацентра СПбГУ и полтора года возглавляла молодежный медиастартап. По ее словам, главное — знать, чего ты хочешь достичь: «Мне кажется, хороший студент — не невротик. Ему не надо догнать и перегнать условную Америку (которой могут быть активные младшие курсы, однокурсники, практики, преподаватели), он спокойно работает на себя. Вообще, я бы выделила три типа магистрантов (кроме парней, которые косят от армии): первый идет за степенью и научными публикациями, второй хочет снова быть студентом и ищет новых приятелей и коллег, третьему нужна более престижная образовательная бумажка, он без фанатизма ходит на пары и делает задания, а параллельно занимается тем, что ему интересно. Все трое молодцы, и позиции, разумеется, в разных случаях могут пересекаться».

Хороший студент не зацикливается только на занятиях и не ждет от них максимум новых знаний и навыков

В каком именно направлении развиваться, когда постоянно не хватает времени, — проблемный вопрос для многих студентов. Наталья Павлушкина считает, что не нужно пытаться успеть все: «В магистратуре студент уже способен фильтровать информацию на ту, которая ему нужна, и ту, от которой лучше дистанцироваться. У тебя есть определенный опыт, ты знаком с творчеством разных медиаперсон, ты знаешь, в каком направлении хочешь развиваться, и выбираешь мероприятия, курсы, интенсивы, которые твои пробелы восполнят».

Анастасия Генельт придерживается схожей позиции: «События, которые предлагает журфак, советую выбирать исходя из своих ресурсов. Есть время и желание? Иди. Не чувствуешь, что оно тебе надо, или сил нет вообще? Займись чем-то другим или возьми паузу. Опять-таки, надо полагаться на свои научные и рабочие интересы, уметь грамотно распределять время и энергию».

Большинство экспертов сошлись во мнении, что поступать на журфак после журфака — сомнительная идея: лучше получить новые знания по другой специальности, чем учиться тому, чему тебя уже научили. Некоторые студенты воспринимают магистратуру как способ «отсидеться», а не как возможность качественно улучшить навыки. О том, что вторая ступень образования — шаг на пути к аспирантуре, многие забывают. Студенту магистратуры желательно принимать участие в научных конференциях, обращать внимание на предлагаемые стажировки и расширять круг профессиональных контактов, чтобы два года точно не прошли зря.

Фото: shutterstock.com
Сообщить об ошибке
Мар 24, 2020
Чтобы выстроить новую бизнес-модель, основанную на системе подписок, в соответствии с запросами читателей, известный американск
Как Максим Мельников потерял работу и почему все должно было сложиться иначе

Вам будет интересно: