На выставку Ван Гога–3

Как эволюционируют муниципальные издания

Типичная реакция газет «из глубинки» на необходимость изменений укладывается в одну фразу:

Поймите, нас же читают пенсионеры…

Ну, это примерно, как предложить хозяевам привокзального кафе не предлагать посетителям чёрствый хлеб и гнутые алюминиевые вилки…

Что делает хозяин кафе «У Наташи», когда ему говорят об убогости его заведения? Правильно — покупает одноразовые скатёрки и наклеивает на стены фотообои с розами. Столики шатаются на неровном полу, вилки — те же… Ну и биточки позавчерашнего отлива. Куда ж без них… Кому-то смешно, но подавляющее большинство редакций поступает ровно так же, пытаясь что-то изменить в газете, — на полосах появляются фигурные рамочки, плашечки и линейки. Рубрики и колонтитулы оформляются в стиле «смотрите, как еще могём»…

Звучит банально, но театр начинается с вешалки, футбол — с обороны, помещение — с ровных полов и стен, а пресса — с модульной сетки.

Вот с неё-то районная газета «Северная новь» из села Устье Вологодской области и начала. Пусть без лазерного уровня или нивелира. Но этого уже достаточно, чтобы провести полномасштабный «ремонт».

 

Модульная сетка

Все полосы, кроме программы ТВ, строятся по двум чётким алгоритмам — либо по шестиколоннику с широкой боковой колонкой, либо по пятиколоннику. Читатель привыкает к этим принципам построения полос. Люди собственно склонны к привычкам, в том числе зрительным. И не учитывать это — значит, мешать читателю читать газету, заставлять его на каждой полосе привыкать к разным, порой совершенно алогичным композиционным решениям.

Помню, лет в десять я строил на огороде «времянку» для лопат, граблей и совков. Из обломков кирпичей, валявшихся на обочинах дорог, и обломков досок, принесённых с садоводческой свалки. Получившаяся будка простояла один сезон. Я бы даже сказал — выстояла. Весной она была снесена паводком, чему были рады все. Кроме меня, конечно.

Так вот, строить полосы, наплевав на сетку, исходя лишь из количества текста, удобства верстки и приказа редактора «чтобы влезло всё» — это и есть та самая будка. Нелепая, как несложившийся тетрис.

Пусть у «Северной нови» были не самые лучшие «строительные материалы», но фундамент в виде модульной сетки они заложили вполне прочный. Ещё бы программу телевидения встроить в неё, и — красота. Пока она, скорее всего из-за количества каналов или по другой функцио­нальной причине, строится по четырёхколоннику.

 

Текстово-заголовочные стили

А тут начинаются проблемы. Но это проблемы, которые решаются намного проще. Как переклеить обои в квартире. Неохота, но глаза боятся, а руки делают. Впрочем, давайте по порядку…

Шрифтовая пара в издании контрастная — используются всего две гарнитуры, серифная (с засечками) и сансерифная (без засечек). Смущает выбранная серифная гарнитура (судя по рисунку шрифта, это, скорее всего, гарнитура из семейства Garamond). Дело в том, что у этой гарнитуры много декоративных элементов (фигурные засечки) и небольшое «очко» (диаметр округлых элементов букв), из-за чего тексты, набранные этим шрифтом, читаются не очень комфортно. Впрочем, редакция использует этот серифный шрифт лишь в заголовках. Поэтому большой беды нет.

Отлично, что редакция выработала чёткую систему всех стилей для разных видов текста и заголовков и не нарушает эту систему при вёрстке. Проблема — в недостаточности контраста между однотипными стилями (между заголовочными стилями, текстами первого и второго планов). Этот недостаток нивелирует зрительную навигацию на полосе.

 

Использование иллюстраций

Ключевые иллюстрации в газете — это, разумеется, фотографии и инфографика. Ведь именно они могут быть доказательством фокуса материала. Ни коллаж, ни карикатура и тем более ни «снимки-затычки» (фотографии, условно притянутые к смыслу материала) не имеют даже отчасти доказательности. Потому что недокументальны.

ДОКУМЕНТАЛЬНОСТЬ — ГЛАВНЫЙ КРИТЕРИЙ ИЛЛЮСТРАЦИИ В ЖУРНАЛИСТИКЕ. НЕ ЭФФЕКТНОСТЬ, «КРАСИВОСТЬ» ИЛИ ОРИГИНАЛЬНОСТЬ

Смотрим на полосы «Северной нови» — «снимков-затычек» почти нет. И это замечательно. Значит, полосы газеты «живут» героями своих публикаций — земляков, односельчан. Однако документальные репортажные снимки в издании используются в основном как картинки, не претендующие на информирование и уточнение фокуса материала. И виной тому — подписи к фотографиям. Они не совсем пропащие, как, скажем, «А.И. Иванов» или «Хорошо в лесу зимой». Но тем не менее не дают чёткой взаимосвязи с темой публикации.

Вот инфографики нет совсем. Что странно. Ведь материалы с числовыми и сравнительными показателями есть. Практически в каждом номере. Ни за что не поверю, что верстальщики редакции не знают, как делать самую простую инфографику в Exel, раз уж они освоили программу вёрстки. Вопрос, скорее всего, либо в их инертности, либо в авральном режиме сдачи материалов.

А теперь смотрим детальный разбор полос, который будет интересен не только редакции «Северной нови». Ведь многие ошибки — это бич практически всех газет. И не только ­районных. 

Чёткую систему подачи полос нарушает лишь слабо выраженная иерархия публикаций

Если на первой полосе ещё можно сразу увидеть материал первого плана и блок информаций второго плана, то на второй полосе ключевая публикация по объёму и площади снимков «конфликтует» с материалом второго плана, выделяясь разве что полужирным заголовком. Такая же история и на третьей полосе.

Вот он — типичный пример неконтрастности заголовочных стилей

Если заголовок публикации второго плана («В регионе введен карантин по ОРВИ и гриппу») имеет контраст от заголовка материала первого плана («Навстречу Всемирному фестивалю молодежи и студентов — 2017»), то от заголовков публикаций третьего плана в левой боковой колонке отличий практически нет.  Решение проблемы очевидно — стиль заголовков материалов первого плана увеличить до 40-го кегля, второго плана (в основном теле полосы) — до 30-го кегля светлым начертанием, а публикаций третьего плана в боковых колонках — оставить 20-м кеглем светлого начертания, но не основной заголовочной гарнитурой, а вторым шрифтом — сансерифным. Читатель беглым взглядом будет сразу видеть все разноплановые материалы.

Редкий для «Северной нови» пример использования «снимка-затычки»

Многие редакции используют информационно бесполезные фотографии. Когда нет документальной иллюстрации, верстальщик открывает интернет и начинает поиск подходящей фотографии, которую можно притянуть за уши. Проблема решается просто — достаточно прочитать текст. Читаем и видим уже в тематическом врезе статистику динамики заболеваемости. В тексте все эти цифры читатель точно не запомнит. По сути это просто информационно потерянная часть публикации. Но если дать врез не текстом, а графиком, то решается сразу две проблемы — появляется документальная иллюстрация и читатель запоминает не числа, то динамику. Всегда требуйте от верстальщиков читать тексты.

Логотип

Конечно, логотип страдает своей неконтрастностью (серый на белом), ненужным компьютерным двухмерным эффектом (выпуклостью) и утилитарностью (на основе «замыленного» шрифта без изюминки). Но логотип — это последнее, что должно беспокоить газету. В конце концов, главное в издании — информационное содержание, а не оформительское. Информационное — это не только текстовое, но и иллюстрационное (речь о документальных иллюстрациях — репортажных и постановочных документальных снимках, а также инфографике). Обратите внимание на другое — на анонс справа от логотипа. Рубрика «Читайте в номере» крупнее заголовка анонса. Да и снимок, сопровождающий анонс, настолько мелок по содержанию (попробуйте разглядеть лица людей, не прищуриваясь), что является в данном случае просто пятном. Ну и отметка возрастного ограничения «12+» зрительно конфликтует с рубрикой «Читайте в номере». То есть если учитывать зрительную логику подачи, то «12+» и есть то, что газета предлагает читателю в рубрике «Читайте в номере».

Пример настоящего журналистского подхода к подаче фотографий

Первополосный материал про «Лыжню России» в районном центре. Первый снимок наряду с заголовком сразу бросается в глаза. Подпись к фотографии:

В этом году в Устье на старт «Лыжни России» вышли более 100 человек.

Сразу пониятно, что снимок документальный, а не найденный в архиве. Подпись под фотографией второго плана лаконична. И ещё нюанс. Чрезвычайно важный для небольших газет. Представляете, как ценно жителю вашего села, района или города увидеть свою фамилию в газете. Из-за таких мелочей газета становится родной.

Элементарный пример неэффективного использования документальной, пусть и постановочной, фотографии

Текст про акцию районной библиотеки по сбору использованных батареек. И подпись к снимку:

Позаботимся об окружающей среде вместе: утилизирумем батарейки по всем правилам.

Достаточно было сделать информативную подпись:

Пятилитровую бутылку посетители районной библиотеки заполнили использованными батарейками всего за десять дней.

И сразу становится понятен эффект акции библиотекарей. И то, что проблема утилизации батареек действительно волнует жителей районного центра.

Если вы хотите увидеть обзор своего издания в этой рубрике, напишите: pressa@design-smi.ru.

Заходное фото: shutterstock.com

Апр 19, 2017

В прошлые кризисы (2007-2009 и 2011) больше говорили о бизнес-моделях и «спирали смерти», в которую спускаются традиционные,...

Мем #меняневзяли, строго говоря, в первую очередь флешмоб

Не впервые читаю публикации школьников, работы, вышедшие в финал Российского национального юниорского водного конкурса, который...